Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Another way out (11 марта 1996)

Сообщений 1 страница 30 из 55

1

Название эпизода: Another way out
Дата и время: 11 марта 1996; ранний вечер
Участники: Яэль Гамп, Рабастан Лестрейндж

Дом Гамп, Хакни-Уик
Вечер, самое время разобраться, что происходит.

0

2

Мало кто любит ничего не понимать. Некоторым это ещё и вредно.
Во всяком случае, Яэль, за неполных полторы недели, а, если считать от февраля, то за все три, изрядно заработала себе головной боли, похудела и, вопреки словам Фионе, перешла на "зелье без сновидений".
Особенно тяжело переносились ночи, когда Рабастан вообще не появлялся у неё дома. Поутру Лисе хотелось бить посуду и проклинать кого-то от души, но она умывалась холодной водой и аппарировала с метлой в Хогсмид.
А потом Лестрейндж заявился с шрамом от шеи до живота; а потом "Пророк" и даже маггловские газеты взбесились страшными новостями.
И Лиса поняла, что ее тошнит, при чем - как образно, так и буквально.

Вечером, после занятий, она спешила домой, с раздражительной уверенностью в том, что Лестрейнджа там не будет, хотя, когда она уходила, он ещё спал. Вряд ли Баст окажется дома.
Но, аппарировав, закрыв дверь и поставив метлу на место, ведьма заметила верхнюю одежду на крючке. И все разом будто оборвалось и упало куда-то в пропасть в сознании Гамп.
Она, как вор в собственном доме, зыркнула на лестницу и тихо прошла на кухню: подготавливать плацдарм. Что-то подсказывало, что Рабастан ничего не ел и, видимо, если не спал, то сидел в библиотеке, обложившись книгами, как дракон золотом.
"Или я ошибаюсь: его здесь нет, или он занимается чем-то, что я не в силах представить."
Взмахнув палочкой, не выдержав, отправляя ужин сам доготавливаться, ведьма вновь вымыла руки под холодной водой и поднялась наверх.
- Рабастан? - Спотыкаясь на кратком "Баст", не смогла выговорить: душила если не обида, то раздражительно-слезливое непонимание. - Нам нужно поговорить. - На площадке, где лестница делала поворот, под ноги, потираясь и мешая идти, полезли коты. Видимо, спали, раз не прибежали сразу. В доме вообще было тихо. Это она, придя, зачем-то готовила ужин и говорила вслух.
Стискивая в пальцах и расстегивая верхние пуговицы мантии, Яэль поднялась на второй этаж, оглядываясь.
- Ты здесь? - Молчание пугало.

+3

3

Он был уверен, что ей не нравится звать его полным именем - за ним сразу же всплывала фамилия, которую он делил с братом и Беллатрисой, а за этим - еще куча дряни - и поэтому, услышав оклик, затих, отрываясь от книги. Замер - как могло бы замереть животное, ослепленное приближающимися фарами маггловской дребезжащей повозки. Решительное "нам надо поговорить" не оставило сомнений: даже не избалованный сценами Лестрейндж почуял неладное.
Очень-очень медленно закрыл книгу, где выискивал подробности о костяных рунах и подобных типах магических контрактов, отложив в сторону.
- Я в кабинете, - откликнулся он после паузы, за которую Яэль могла бы обойти дом дважды - но и она, видимо, ждала чего-то. - О чем ты хотела поговорить?
Нельзя сказать, что у него не было подозрений, о чем она хотела поговорить - были. К несчастью, подозрений было даже слишком много, и он и ожидал, что в какой-то момент МакГонагалл решит просветить мисс Гамп насчет ее перспектив, и Снейп внезапно решит заделаться другом семьи, и даже, быть может, Яэль желает сообщить ему, что в тягости.
В общем, в такой ситуации делать ставку на тему разговора стал бы только идиот. Лестрейндж привык считать себя не идиотом, а потому привычно занял пассивно-агрессивную позицию - молчание, выжидание, отрицание.
Выглядела Яэль... Ну, сомнительно - наверное, начиталась газет, а потом накрутила себя в школе, полной причитающих нервных детей.
Мысль о том, что можно было бы поинтересоваться, как у нее прошел день, пришла и ушла - подобные вопросы могли бы породить ответную любезность, а Лестрейндж не слишком восторгался перспективой делиться с Гамп подробностями о том, как проходят его дни: сегодняшний, проведенный в Хакни-Уик мирно и почти скучно, ярким пятном выделялся на фоне прошедшего марта, за который Лестрейндж интриговал, убивал, угонял, и все это не считая гробокопательств, ритуалов и вскрытий всего того, что попадало в сферу интересов.

+3

4

Отвечать ей не спешили, но Лиса видела свет в кабинете, льющийся в коридор из приоткрытой двери, а потому уверилась, что Лестрейндж тут. Даже могла допустить, что он уснул над книгами; она бы хотела, чтобы Баст уснул над книгами, а не молчал. А потому прошла в спальню, меняя мантию на домашнее платье.
"Я в кабинете" - прозвучало, когда ведьма затягивала тканевый пояс. И, невольно прикрыв глаза, выдыхая, в который раз не замечая очевидного - тесемки стали куда длиннее, Гамп вышла в коридор, покручивая в руках палочку, а потом и вовсе пряча в карман.
Она остановилась на пороге, открыв дверь посильнее, а потом, отметая фразы, от которых на милю несло Авроратом: "мне нужно задать тебе пару вопросов", "Что ты можешь рассказать о вчера? Где ты был?", женщина вошла в комнату, смотря в лицо жениху, который не спешил ни прятать взгляд, ни придавать выражению своих глаз бОльшей теплоты. С Рабастаном было понятно то, что он далек от лицемерия. И уже на том спасибо.
- Знаешь, я подумала, что для начала не помешает поужинать. На кухне была холодная плита и я предположила, что ты тоже давно не ел. Паста с мясом и овощами скоро будет готова. Заклинания в помощь при готовке средиземноморских блюд не так сложны... - "Моргана, что я несу!"
Сплетая тонкие пальцы, ведьма набрала воздуха в грудь, медленно выдохнула.
- Я так и не знаю, какая еда тебе нравится. Прости, я не самая внимательная... невеста. Так пойдем ужинать? - Отступление и выманивание на заранее подготовленные рубежи. Баст сам признавался, да и вел себя так, будто бы не враждебными в доме были лишь кабинет с книгами и кухня. Вот и, раз уж повелось разговоры разговаривать там, Лисе и самой было бы легче, а то и подступиться, начать сложно.
А виднеющийся свежий шов шрама из-за ворота Лестрейнджа бесит её неимоверно. И незнание. И всё вокруг.
Но Яэль пытается ровно дышать и говорить приветливо-спокойным тоном. Человека ведь можно потерять, даже если он останется в живых.

+3

5

- Ты хотела поговорить об ужине? О еде? - недоумевающе уточняет Лестрейндж, чье удивление нарастает как снежный ком с каждым словом Яэль. Он был уверен, что она хочет задать ему массу неприятных вопросов - и, видит Мерлин, у нее были поводы, но вот к чему его жизнь не готовила, так к это пространному обсуждению... как она сказала? Средиземноморской кухни?
Повинное насчет не самой внимательной невесты он спускает на тормозах - когда-то очень давно, еще в прошлой, до-азкабанской жизни у него уже была невеста, и даже обрывочных ошметков воспоминаний о том времени хватает, чтобы Лестрейндж знал: вряд ли мадемуазель Сэбир интересовали его кулинарные предпочтения. Что он думает о магическом праве, об отличиях в системах преподавания в Шармбатоне и Хогвартсе истории магии, о хексологии и оборотнях - но не о еде.
Впрочем, круг безопасных тем для бесед с Яэль Гамп очень мал, и, приходит к выводу Лестрейндж, она скорее всего тоже это чувствует.
- Я, кажется, ел галеты, - он оглядывается, как будто мог накрошить на книги. Разумеется, не мог - не с его обостренным Азкабаном трепетом по отношению к печатному слову. В человеческом обличьи ему нравятся галеты - о том, что он может съесть, будучи енотом, Лестрейндж не стал бы разговаривать даже с Волдемортом. - Но это было давно.
Он ел, спал и читал - идеальный день, с какой стороны не посмотри. Не хотелось бы испортить его неприятным разговором.
Лестрейндж неискушен в загадочных женских душах - он принимает слова Яэль за чистую монету, и, хоть благоприобретенная паранойя не отпускает полностью, чуть расслабляется - беседу о пище он сможет поддержать. В этом нет ничего сложного - слушай и кивай.

Коты радостно преследуют их до кухни и там намекают, что без хозяйки им не перепадает даже куска галеты. Лестрейндж заглядывает в холодильник - так, между прочим, по чисто мужской привычке проверяя, не материализовалась ли там совершенно случайно баранья нога в подливе, но ничего такого не материализовалось, и он занимает облюбованное место у стены, откуда кухня и большая часть коридора просматривается как на ладони.
- Опять были проблемы с э-лек-три-чест-вом, - походя замечает он, принюхиваясь. - Наверное, нужно все-таки вызвать специалиста. Или окончательно перейти на чары и свечи.
Он ничего не имеет против зачарованного ледника и подсвечников - только подозревает, что Яэль, буквально очаровавшая его с того самого момента, как он увидел, с какой легкостью она ориентируется во всех этих маггловских штуках, будет против.
- А у тебя что нового? - предвкушая визит маггла-электрика, от которого наверняка можно будет подчерпнуть немало полезной информации, а также не менее полезных волос для оборотки, Лестрейндж настолько теряет осторожность, что сам выпирается на очень тонкий лед.

+3

6

Яэль хватает ума и дипломатизма улыбнуться на недоумение Рабастана. Да, в том числе и о еде. Почему бы не поговорить о еде, пока это безопасно и мирно. Тем более, что выманивать Баста из кабинета кажется Лисе куда более удобным. В конце концов они, не сговариваясь, поделили дом на зоны влияния. И хотя Гамп совершенно не тяготило быть радом с Лестрейнджем (наоборот), она предпочитала не пересекать слишком часто чужие границы.
Но всему есть предел: смотреть на обрастающего шрамами жениха Лиса не собиралась, особенно, не зная, что, зачем и почему. И кто.
- Галеты, значит... я на выходных испеку что-то. Пирожки или кексы. Давно пора было. - Пока они спускаются по лестнице и Лиса, держась за поручни, не спешит, самое время говорить о еде, мирно-мирно.

Пройдя на кухню, придирчиво осматривая готовящиеся блюда, снимая первую пробу с соуса и признавая его хорошим (хотя, почему-то, в хороших маггловских ресторанах получалось вкуснее), Лиса косится на присевшего за стол Лестрейнджа и начинает сервировку, невольно приближаясь, внимательно рассматривая лицо и шею мужчины.
- Опять? Нет... давай попробуем вызвать мастера. В рабочие дни меня днем нет... а ты, можешь побыть здесь, пока маггл будет разбираться? - Не смотря на Азкабан и многое неоднозначное в прошлом и настоящем Рабастана, Яэль не считает его сумасшедшим психопатом, которого нельзя оставить наедине с мирным магглом.
Перемещая из кастрюли и сковородки пасту с мясом, соус, салат по тарелкам, левитируя их на стол, ведьма сдерживается от кривой улыбки и не смотрит на Лестрейнджа, пока приборы не окажутся на своих местах.
- Всё тихо и мирно. Я согласилась на дополнительные занятия с одной блестящей ученицей и поэтому иногда задерживаюсь, но не так, чтобы приходить слишком поздно. - Лисе хочется выпить и она достает вино из ящика, протягивает бутылку Рабастану.
- Откроешь? Я думаю, вино подойдет под разговор о том, как ты избежал смертельной опасности. Я видела шрам, Баст. И сейчас вижу. Если ты думаешь, что мне все равно на то, где ты пропадаешь и что с тобой происходит, то это не так. - Присев за стол, упираясь-вцепившись пальцами в края столешницы, ведьма смотрит в лицо мужчине. - Я боюсь за тебя. И я не могу жить в вакууме, так говорят магглы, когда подразумевают ничто, так вот - я не могу жить в этом "ничто". Я не твоя случайная соседка по дому... мне хочется знать, что с тобой. Хочется не сходить с ума от страха, что ты ушел и больше не вернешься... - Говорить тяжело и хочется не говорить, а просто укоризненно буравить взглядом, но с Лестрейнджем такое не пройдет. И Лиса переступает через типично-женские ужимки. Пытается в лоб и прямо.

+2

7

- Да, я встречу мастера,  - Лестрейндж тоже себя психопатом не считает и не думает, что такой полезный маггл, как электрик, совсем-совсем портит этот мир.
Не ожидая подвоха, довольный, как все хорошо разрешилось с электричеством, он принимает бутылку, обхватывает пальцами пробку и тянет - и тянет, и тянет, а потом перестает тянуть, потому что хитрая его невеста заманила его на кухню вовсе не для того, чтобы кормить.
Его короткий, но, как он надеется, очень говорящий взгляд пропадает втуне - Яэль не обрывает пустые речи, куда там. Она говорит много - и на сей раз, к сожалению, не о средиземноморской кухне.
В первый момент он даже не знает, с чего начать: и шрам-то она видела - ну не прикрываться же ему руками, и в вакууме жить не хочет.
Вполне рациональное "но я в самом деле могу уйти и не вернуться" Лестрейндж, в котором часто берет верх инстинкт самосохранения, оставляет при себе и возобновляет упражнения с бутылкой  - всяко лучше, чем смотреть в лицо Яэль. Впрочем, ее взгляд от этого не становится менее буравящим - она смотрит на него так, как будто застукала списывающим из учебника на экзамене, и Лестрейнджу претит сразу все - и ситуация, в которой он оказался, и действительная необходимость отчитываться хотя бы по минимуму, и ужин. И чего ему в кабинете не сиделось - на галетах он бы вполне продержался до завтрашнего утра, пока Яэль не отправилась бы в Хогвартс.
- А о чем ты хочешь знать? - спрашивает он, ставя на стол открытую бутылку и желая верить, что она не начнет расспрашивать о том, как ему понравился визит в Азкабан или что он делает, когда не спит или не читает здесь. - Со мной все в порядке, ты же видишь. Я возвращаюсь. А шрам - это сопутствующее. Это было не опасно.
Это, драккл возьми, было опасно - Марии Грегорович он не верит ни на кнат, но не говорить же об этом ведьме, которая, кажется, раза два повторила, что беспокоится о нем.
Лестрейндж пробует на вкус это чувство и остается сбитым с толку и немного довольным. Вот бы только ее беспокойство выражалось как-то... молча.

+3

8

"Чпоньк", с которым пробка, наконец-то, покидает горлышко бутылки, как звук удара по гонгу, между раундами. Или знаменует только начало раунда? Видит Мерлин, Лиса не собиралась и не хотела воевать с Рабастаном: она достаточно прожила, чтобы понимать, что война в отношениях всегда заканчивается однозначно - двумя проигравшими.

- Настолько не опасно, что ты оказался разрезан? - Уточняет ведьма, кончиками пальцев придвигая свой бокал по столу. Ей хочется вина и хочется поскорее закончить с этим разговором; и никогда не возвращаться ни к нему, ни к подобным.
- Баст, я не думаю, что ты собирался когда-либо рассказывать мне, что происходит там... среди Пожирателей. Правда, не думаю. Но мне очень сложно справляться с реальностью в которой ты пытаешься делать вид, что с тобой ничего не происходит. А ведь происходит... Я бы хотела, чтобы мы выработали какие-то... правила или распорядок, я не знаю, как это назвать. Но когда ты уходишь, пожалуйста, давай мне знать, примерно, чего от такого дня ожидать и как тебя встречать.

Лиса выдохнула и, всколыхнув вино в бокале, сделала глоток. Второй. Прикрыла глаза.
- Меньше чем через месяц я выйду за тебя замуж. Мне нужно понимать тебя. А сейчас - умолкаю... решать тебе. - Поколения ведьм рода Гамп могли рукоплескать своей правнучке - она сдержалась и от гнусного роняния тарелок на пол, от драматически заломленных рук и слез во взгляде. Просто опустила взгляд и занялась ужином. Аппетит у нее оставался, или, может, из-за нервного волнения, казалось, что хочется есть. Или Яэль сама себя убедила в том, что надо поесть, только бы заткнуться - она ведь умеет - наговорить столько и так, что только за голову хвататься.
А так - возможность если не перемирия, то перерыва.

+3

9

- Настолько не опасно, что шрам оказался залечен и я по-прежнему в порядке, - он старается не огрызаться, и в этом очень помогает бутылка. Занимая руки, сосредотачиваясь на льющемся в бокал вине, очень просто не огрызаться - даже возможно.
Яэль продолжает - Яэль хочет знать, что все же выйдет замуж. Учитывая, насколько этот брак важен, важен для них обоих и обоих родов, он не может не признать рациональность ее подхода. Она в самом деле имеет права требовать, чтобы он прожил достаточно - и, наверное, в это как-то входит знание о том, где он, что с ним, и что он в самом деле вернется.
Он не собирается признаваться, что очень часто уходит, и сам не будучи уверенным, чего ожидать - их с Нарциссой авантюра развивается намного стремительнее, а ритуалистика для него область неизведанная - поэтому сдержанно кивает.
- Ты права, - это он признать может - и язык не отсох, и громом не поразило. - Непонимание может действовать на нервы.
Ее непонимание отлично действует на нервы ему, это чистая правда, и Лестрейндж, будто слепец, перебирающийся наощупь через ручей по скользким камням, осторожно нащупывает следующее место для ноги.
- Но ты ведь знаешь, чего ждать - я либо вернусь, либо не вернусь, - много мягче говорит он, рассеянно двигая вилкой по столу. Коты следят за каждым движением. - Я стараюсь возвращаться. Я знаю, как это важно. Но я не могу поклясться. Ты ведь понимаешь?
Вообще-то, может, думает он. Принести ей Непреложный обет и покидать коттедж только по приказу Темного Лорда. Даже такая полумера увеличит их шансы на благополучный исход договора, но никак не поможет в перспективе.
Ради перспективы он уходит - и, в общем-то, это не обсуждается.
- Ты не забеременела? - интересуется он, продолжая вертеть вилку. Вот это было бы славно - развязало бы ему руки, фигурально выражаясь. Дало бы уверенность, что хотя бы ее он не подвел и этот договор не нарушил.

+3

10

Не хмыкнуть на замечание о "неопасности" шрама, прошедшегося по грудине, помогает набитый рот. Но, пережевав, запивая вином, Лиса понимает, что вот это мирное течение беседы, когда они оба умудрялись ранее поцапаться и за куда меньшие нюансы бытия... это уже сподвижки и уступки с двух сторон.
Успех там, где его не ждали, в общем-то.
И, озадаченная этой мыслью, ведьма покачивает бокал в руке, отвлекаясь от еды; Баст и вовсе к ней не притронулся.

- Мне не хочется, чтобы ты... не возвращался. И если от меня как-то зависят твои шансы на... выживание, возвращение, называй как хочешь, я бы хотела помочь тебе. Нам. - Шаг вперед, два назад. Два назад - один вперед. Кружатся, осторожно подбирая слова; вместо скандала Лиса пытается быть как можно более разумной и... демократичной?
- Понимаю. Глупо клясться не умирать, а требовать с тебя клятву не рисковать... неразумно. Ты рискуешь каждый день так или иначе. Просто мне тяжело видеть как и каким ты приходишь сюда и, будто бы, не присутствовать в твоей жизни. - "А еще я бы хотела, чтобы ты присутствовал в моей жизни... больше. Но этого я точно не скажу."
Яэль опускает голову и смотрит на край тарелки.
Они, все-таки, не ругаются, но даже такое выяснение отношений жрет силы. И изрядно.

Своевременный вопрос Рабастана заставляет чуть нервно улыбнуться.
- Еще не знаю. Это, и правда, было бы удобно, но пока я точно не могу ответить, а маггловские средства не помогут выявить. Не думаю, что они действуют на чистокровных волшебников. А чар... для такой диагностики я не знаю. - Отчасти, Лисе не хочется уже быть беременной: глупый страх, что тогда Лестрейндж окончательно переселится в кабинет, мешает жить.

+1

11

Ее слова о помощи, больше похожие на так и не высказанное предложение, он не комментирует - не в последнюю очередь из-за того, что помнит: все, что будет ей сказано, может стать достоянием Минервы МакГонагалл, а он пока не готов посвящать МакГонагалл в детали того, чего удалось достичь.
Позже, когда будут результаты. Когда будет, с чем опять идти к Скримджеру.
Яэль говорит что-то еще - он быстро теряет нить. Что-то о присутствии, чего он не понимает, и о том, что клятву требовать глупо - это он понимает. В общем-то, беседа снова развивается в той плоскости, где он может только слушать и кивать - и даже попытка сменить тему не так чтобы удачна.
Нервная улыбка ведьмы очень подходит ее дальнейшим словам.
Лестрейндж выпускает из руки вилку, которая начинает слишком напоминать ему оружие.
Вот так - она не знает.
Знает прекрасно, как это важно - знает, что времени становится все меньше, и все равно не знает, и так спокойно говорит ему об этом, как будто у них в запасе вечность.
Как будто он не аппарирует с драккловых куличек, едва только обстоятельства позволяют, сюда, в этот коттедж, в ее спальню наверху - иногда едва успевая отойти от очередного ритуала или рейда, чуть ли не с ног валясь от усталости или голода - чтобы привести дело к нужному результату.
Лестрейндж даже не пытается скрыть разочарования. Кивает угрюмо, обеими ладонями проводя по лицу, снова берясь за вилку.
- Может быть, тебе нужно поспрашивать у кого-то, имеющего подобный опыт? Ну, в определении? Или, знаешь, посоветоваться с колдоведьмой? Беллатрису кое-кто наблюдает. Было бы удобно иметь дело с тем же колдомедиком.
Ему было бы очень удобно, имеется в виду. Если Вэнс и удивит появление еще одной предполагаемой матери нового поколения Лестрейнджей, вряд ли она с кем-то поделится этой новостью.
Обещанная паста удалась - он набивает рот в смутной надежде, что ужин прервет неприятные расспросы и Яэль не вернется к своему желанию знать о нем и его делах больше.
Впрочем, кое о чем правда стоит поговорить.
- Когда ты будешь знать, - он оптимистично подразумевает, что подобное случится довольно скоро, - я думаю, что тебе лучше будет покинуть Англию на время. Вам обеим - тебе и Беллатрисе.

+2

12

Конечно же, будет лучше посоветоваться и наблюдаться у колдомедика: Лиса не собирается рисковать положением двух семейств. Но просто придти к любому из лекарей Мунго невозможно - не все из них предпочитают держать язык за зубами и, пока ведьма раздумывает кому из знакомых, что раньше встречали с заданий, довериться, Баст предлагает свой вариант и своего человека.
Сдержаться от прямого вопроса: "Как только я окажусь в положении, ты сочтешь не нужным появляться здесь?" - помогает осторожность и чутьё.
Уж слишком усталое лицо у Рабастана.
Но, вместо одного утаивания, которое Лиса замяла бы, пока положение не стало очевидным, ей тут же, в лоб, делают предложение о блестящем будущем.
И ведьма замирает, глубоко вдыхает, а потом допивает вино.
- Ты давно это придумал? - перспектива оказаться вдали от новой работы, Минервы, своего дома, приводит в ужас и яростное отрицание. По мнению Яэль, даже когда она окажется в положении, это не будет проблемой: для общественности она не обязана отчитываться, для более близких сойдёт легенда об уехавшем американце, Макгонагалл и так догадается, а с дедом она осторожно поговорит. И все будет хорошо.
Можно выкрутиться между всех огней.
Но не когда ты, дракон раздери, будешь прятаться в компании Беллатрисы Лестрейндж.
- то есть, до исполнения второй части условий нашего договора или, если повезёт и родится сразу двойня, больше не стоит ни о чем волноваться? И можно будет сосредоточиться на исполнении своих планов и не мешать друг другу, так? - У Яэль, оказывается, совершенно обиженный голос. И она уже не может сдерживаться. Отставляет приборы, встаёт из-за стола и идёт к окну, открывая его, нашаривая сигареты и закуривая.
"А ещё на какие-то руны надеялась. Дура."

+3

13

Да что ж такое, думает Лестрейндж, снова прекращая есть. Да что опять не так.
Если в случае с Беллатрисой он не очень-то был удивлен ее несговорчивостью - его свояченица упряма и, что уж греха таить, безумна как сортирная крыса - то от Гамп ожидал большего рационализма.
- Давно,  - не видит смысла он скрывать очевидное. - Сразу же. Это же логично.
Ладно, напоминает он себе, она не помнит про МакФэйла. Не помнит, что однажды уже была вынуждена стоять под прицелом палочки бывшего коллеги.
Наверное, зря.
Знай он тогда, в конце февраля, что она с таким негативом воспримет идею покинуть Британию, ни за что бы не стал предлагать Обливиэйт.
- Тебе - ни о чем не стоит волноваться кроме ребенка. Кроме детей,  - поправляется он, теряя с трудом найденное благодушие. - И кроме своей безопасности. А если мои аппарации сюда кто-то вычислит? А если к тебе кто-то решит заглянуть без предупреждения? А если твое положение вызовет слишком много вопросов?
У него еще куча этих "а если" - но ведь ей должно быть уже понятно.
- Я не могу беспокоиться еще и об этом, - вырывается будто само. В отличие от Рудольфуса, который искренне верит вопреки очевидному, что самое безопасное место для Беллатрисы - место подле него, младший Лестрейндж о себе не такого высокого мнения. Его самомнение не размером с самую высокую башню Хогвартса, и он предпочел бы знать, что обе женщины  - и, в идеале, и Рудольфус - тихо и мирно устранены с шахматной доски, пока они с Нарциссой и Снейпом пытаются добраться до противоположного края поля.
- Нет, а чего ты хочешь? Не мешать друг другу? Может быть, помогать? - Лестрейндж скептически фыркает, откладывает вилку вновь. - Помогать мне? Хочешь мне помогать? Хочешь в следующий раз отправиться вместе со мной в Хогвартс? Или в Азкабан? Или в Холл, когда у Рудольфуса опять возникнут проблемы? Так, что ли? Наибольшая помощь, которая мне нужна, это дракклов ребенок, и даже здесь ты...
Он затыкается резко и, кажется, слишком поздно. Ужин стремительно терпит крах.

+3

14

В дипломатию они оба сыграли отвратительно. Это эль может признать уже после первой затяжки, но признать и принять для нее - разные вещи. Рыжая женщина, сжимая пальцами правой руки предплечье левой, в таком недозакрытом жесте переплетенных рук, курит, смотря на белый тюль окна.
Оборачивается на замечание о единственном смысле для беспокойства, а потом оказывается погребена под "если", не сулящим ничего хорошего.
А потом она просто молчит, наблюдая и слушая.
Холл, Азкабан, Хогвартс.
Оставайся Яэль аврором, она бы чувствовала то облегчение, которое появляется, когда раскалываешь кого-то. Но она уже не аврор и Баст ей не идеологический противник, зажатый в угол кабинета, пока она, разогрев его по всем неписанным правилам ведения допроса, мешая горячее со льдом, довела до взрыва.
Вот только Лиса всего этого не хотела.
По правде говоря, она даже не слишком хотела слышать правду о том как к ней относится Лестрейндж - надеялась на другую правду и оказалась придавлена этой.
Слишком.
Это уже слишком.
- Не дракклов, а наш. - Ведьма тушит окурок под потоком воды и бросает в пепельницу, подходит к столу и сама наливает себе еще вина. Она если и будет пьяна, то не от этого напитка.
- Даже здесь я бесполезна, так ведь? - Сглатывая слова, будто давясь ими, ведьма вскидывает голову, хотя и смотрит сверху вниз, а, по-факту, раздавлена.
- Я хочу встречи с твоим колдомедиком. Как можно скорее. Не хочу больше слышать упреки по поводу своей несостоятельности. Я выполню условия договора, Рабастан. - Забирает бокал, никак не в силах донести его до рта. Мутит и без того. От... разочарования? Наверное.
"Мне казалось. Мне, правда, казалось, что все не так... практично и приземленно."

+3

15

Он моргает, щурится. Ну да, их. Их ребенок - только ведь не стоит так о нем думать, потому что к началу следующего года этот ребенок уже станет прошлым, историей. Жертвой.
И Яэль не стоит так о нем думать, да ведь она же не знает - не знает, что первенца, на права на которого так рьяно претендует Лестрейндж, вроде как и не будет.
Долг - очень дорогая штука. Рабастан платит всю свою жизнь и все еще должен.
- Я не это хотел сказать, - вяло отрицает он после долгой паузы, услышав пожелание встречи с колдомедиком, но зацепившись за другое. 
- Ты как будто не понимаешь. Не понимаешь, как это важно и насколько уязвимы это меня делает. Я же не прошу тебя навсегда оставить Лондон, только на время. До тех пор, пока ситуация перестанет быть такой напряженной, - слова падают тяжело и раздельно, как капли свинца, застывают лужицами на полу, отмечая его полуложь-полуправду.
Сомнительное ощущение, что с таким же успехом она может обвинить его в отсутствии результата, запечатывает рот.
Лестрейндж опускает взгляд, отодвигает тарелку, находит ладонь Яэль.
- Я должен защитить тебя. И ребенка. Во что бы то ни стало. Помоги мне с этим. Пожалуйста? - вопросительная интонация как белый флаг - Лестрейндж едва ли не в ужасе от перспективы сражаться еще и здесь. - Уезжать не завтра. Может быть, летом. Что ты хочешь взамен - только скажи.
Он готов ей пообещать хоть титул английской королевы - и даже постарается его добыть, лишь бы знать, что и ведьма, и будущий ребенок будут в безопасности.

+3

16

- Я не понимаю, правда. Потому что я ни драккла не знаю.  не знаю где ты окажешься завтра и что мне делать, если ты не окажешься нигде. И что мне делать, если на пороге моего дома окажутся не авроры, а твой брат с плохими новостями. Или... - Осекается, глядя на ладонь, накрывшую её ладонь.
- Меньше всего мне хочется с тобой ругаться, Баст. Но принимать ситуацию как есть, особенно со своей ролью, с такой своей ролью... мне сложно. - Что она хочет взамен? Как на счет того, чтобы Рабастан никуда не девался или они наконец-то научились понимать друг друга? Или луну с неба? Кажется, это будет более реализуемо.
Яэль отставляет бокал и подходит к сидящему за столом магу, касается кончиками пальцев его лица.
Хмурые морщины у рта и переносицы едва разглаживаются, когда ведьма выдыхает.
- Я никогда не собиралась рисковать жизнью ребенка или этой клятвой, Баст. Но мне тоже очень сложно. Не так как тебе: я не оказываюсь под взрывами чар, я не рискую заниматься запрещенной деятельностью в запрещенной организации... или как там вас в "Пророке" окрестили. Я просто прихожу домой, а там никого нет. Тебе это сложно понять, наверное, но я... драконы раздери, куда больше боюсь потерять тебя... И я ненавижу каждую ночь, когда приходится пить зелье, чтобы уснуть. Просить у тебя что-угодно? А я не могу попросить тебя о том, что необходимо. Вот так. И я боюсь, что как только подойдет срок, когда я окажусь вне Лондона, вне этой войны, ты обо мне не вспомнишь. - Откровение так себе. И Гамп стыдно за то, что она чувствует и говорит.
Женщина опускает руки.
- Наверное, таких сложностей с нашим союзом никто не ожидал.

+3

17

Проблемы с коммуникацией его не удивляют, куда больше удивляет то, что они оба еще не разошлись, хлопая дверьми, по разным комнатам - впрочем, руническая связь держит крепко, не хуже уз крови.
Лестрейндж позволяет Яэль коснуться своего лица, давит неуместные желания - сначала отстраниться, а потом, напротив, потянуться за рукой, поэтому сидит ровно, чего-то ожидая.
Непонятно, чего - потому что слова Яэль предельно ясны. Или кажутся ему таковыми.
Чего она ждала, ждала ли вообще чего-то или ждала чего-то совсем другого, задается вопросом он, слушая скромную повесть ее страхов.
Одно ясно: они не понимают друг друга.
Лестрейндж вяло качает головой.
- Ты не будешь одна. Если поладишь с Беллатрисой. И Вэнс. И, ну, ты знаешь, МакГонагалл хочет знать, где тебя можно будет найти. Она, кажется, намерена убеждаться, что мы не сожрали тебя живьем, довольно часто...
Такая же вялая, шутка безвкусным осадком выпадает на столешницу.
- Я пообещал ей, что ты будешь держаться подальше от моего занятия. Но, видишь ли, авроры - не единственные, кто может быть заинтересован в том, чтобы добраться до тебя или Беллатрисы. Я хотел бы выйти из игры и вытащить свою семью, но для этого мои руки должны быть развязаны. Доберись до тебя хоть Аврорат, хоть Темный Лорд, пока я еще не готов - наш договор не будет стоить ни кната.
Он вытягивает руки на столе, откидывается на спинку стула и очень аккуратно подбирает слова.
- Видишь ли, - снова повторяет он, уверенный, что момента лучше ему уже не найти, - я не уверен, что на сей раз исход будет отличаться от прошлого. Но теперь я не собираюсь оставаться на проигравшей стороне. И если для этого однажды придется срочно исчезнуть из Англии, я хочу быть уверен, что мне не придется беспокоиться еще и о тебе.

+3

18

"Ты не понимаешь... при чем тут наличие рядом Беллатрисы и Вэнс... " - Яэль хочет перебить, но сдерживается, пораженная тем, что Баст опять виделся с Минервой и они вон до чего договорились. Значит, наставница и старый друг уже знала, к чему все идет и ни намеком не прояснила ситуацию. Возможно, Макгонагалл и не знала, что Лиса еще не в курсе, что её ждет дальше необходимость покинуть. Возможно.
Но первые новости, которые лучше бы обдумать и принять поспокойнее, мешаются со вторыми и пол, кажется, едва ли не реально уходит из под ног.
Яэль медленно отходит и присаживается на место, удивленным донельзя взглядом зеленых глаз смотря на жениха.
Смакует информацию и так, и эдак, но, по-всякому, получается слишком неожиданно и...
Драклл подери, если Яэль сейчас не рада. Она ведь боялась, памятуя о второй встрече, памятуя как Баст вскинулся на предположение, что Темный Лорд держал под контролем мысли своих последователей... А сейчас получается, что года наградили Лестрейнджа критическим умом не только относительно всего остального мира, но и в вопросе расчета вероятностей и поиска выгоды.
Надо как-то переосмыслить всё сказанное, утрясти и разложить по полочкам в своей голове. Лиса бездумно касается невольно вытянутых рук мужчины; теперь уже она закрывает его пальцы своими.
- Спасибо, что всё рассказал. Я согласна. Переехать, когда станет опасно, обследоваться и прочее. И не мешать. - На последнем обещании приходится немного стать себе на горло: иногда ведьме кажется, что она не то, что не мешает, но и так - слишком мало участвует в жизни Рабастана. Сегодня ведь все затевалось ради того, чтобы рассказать свое недовольство по этому поводу, да вот как получилось.
- Баст...  - Она тоже уверенна в том, что этот террор, эта попытка войны с Министерством и магглами - лишь напрасная трата всего. И теперь есть куда больший риск погибнуть. Особенно для тех, кто прошел Первую Войну и Азкабан.
Гамп вздыхает, на миг прикрывает глаза, чтобы после вновь смотреть в лицо:
- Я на твоей стороне. Я не буду мешать.

+2

19

Он сдерживает желание убрать руку - это вообще интересный феномен: стоит ему сосредоточиться на чем-то, и острота восприятия рядом невесты существенно размывается, но для этого, разумеется, им стоит сохранять дистанцию.
Сейчас дистанцией и не пахнет, поэтому он просто расслабляет руку, прижимая ладонь к столу, выдыхает и избавляется от остатков раздражения.
Несмотря на то, что Яэль Гамп весьма талантливо подходит к мотанию его нервов, у них снова выходит договориться - с большими оговорками, с неудобным обоим компромиссом, но хоть как-то.
Мимоходом Лестрейндж думает, что редкие переговоры требовали от него таких усилий и давались так тяжело, как переговоры с собственной невестой - а ведь это далеко не конец.
- Спасибо, - сдержанно кивает он, немного приободренный ее недо-обещанием не мешать. Сегодня обошлись малой кровью - никаких призраков убиенного аврора, никаких подробностей насчет его желания держаться потенциальных победителей.  Лестрейндж не настолько глуп и не настолько оптимистичен, чтобы считать, что так дела и будут обстоять, но по крайней мере сейчас Яэль закончила испытывать границы его терпения.

+2

20

Яэль не чувствует особого облегчения от этого разговора: не стало хуже - и на том спасибо. Просто как-то глуше становится угол, в который, как ведьме кажется, она забивается, двигаясь по течению, как снулая рыба. Лиса встряхивает головой, пытаясь прогнать нелицеприятную ассоциацию, а потом отходит, чтобы закурить.
Очень скоро, возможно, ей придется отказаться и от вина, и от сигарет (говорят, даже маггловские болтуны, но к ним и колдомедики что-то такое поддакивали, что это вредно женщинам в положении). Собственное будущее, такое желанное (кажется, Рабастану больше, чем ей) бремя, видится рыжей сложным поступком. И ей, глупо ли признаться, страшно: даже при колдоведьме или кого там Лестрейндж прочит ей в наблюдатели, Яэль не уверенна, что сможет разобраться со всем и перестать нервничать.
Наверное, будь она моложе, воспринимала бы всё как-то проще, но есть только здесь и сейчас.

Женщина вздыхает и трет висок подушечками пальцев.
- Романтического ужина точно не получилось... так что же. Когда и как ты планируешь познакомить меня с тем колдомедиком? Это кто-то из... Пожирателей? - Не то, чтобы теперь у Лисы было право на определенные предрассудки, но ей хотелось, по-крайней мере, быть готовой. Как будто мало перспективы того, что ей переживать свое бремя если не в одиночестве, то рядом с Беллой Лестрейндж, которую недавно хотелось ударить за попытки поддернуть Рабастана.
Стряхивая пепел, ведьма чувствует, что устала от этого разговора куда больше, чем от ругани, как в шаржевых историях:
- Ты злишься на меня? - Глупый вопрос. Но влюбленные глупеют. А у Гамп неизбывная боль и голод по хорошему отношению к себе; по подтверждениям, что она всё еще хорошая для кого-то. Для важных ей людей, которых становиться всё меньше.

+2

21

Яэль снова отходит, снова закуривает. По опыту наблюдений за братом он должен бы понимать, что это плохой признак - она либо злится, либо нервничает, либо думает о чем-то неприятном. Либо просто желает занять руки - нельзя исключать и такого варианта.
Его-то он и выбирает - самый безопасный, требующий минимума беспокойства.
- Нет. Это мой старый... друг, - даже выговаривая это слово - потому что, насколько ему известно, так будет проще объяснить Гамп, кто такая для него Эммалайн Вэнс, не вдаваясь в долгие пересказы лет, проведенных бок о бок и отшлифованных до блеска этими последними месяцами, разделенными на двоих среди крови, свитков, вынужденного молчания подвала и при смерти - Лестрейндж запинается. - Она связана обетом. И очень хороший колдомедик.
Настолько хороший, что он всерьез думает о том, чтобы дать ей себя вскрыть.
Настолько хороший, что и он, и Рудольфус, и Беллатриса еще живы.
Если Яэль не забыла августовские новости, она догадается об имени и сама - но он все равно медлит, не называя Вэнс, как будто это его личная тайна или как будто он не хочет смешивать реальности: понятную, лишенную намека на эмоции реальность подвала и реальность коттеджа Гамп, пронизанного настроением хозяйки.
Ее вопрос является косвенным подтверждением его опасений. Лестрейндж смотрит в ответ, игнорируя глаза и сосредотачиваясь на разглядывании тлеющего кончика сигареты.
Прислушивается к себе.
Злится ли он? Наверное, да. Намного сложнее понять, на кого - или на что.
Так глупо злиться на самого себя - или на обстоятельства сложившиеся и еще складывающиеся именно таким образом. Слишком глупо для него в любом состоянии.
- Не на тебя. На то, что не был готов к разговору.
И на то, что не был готов принимать в расчет Яэль Гамп, позволив себе думать, что вся ее роль сведется к материнству по требованию.

+2

22

Старый друг. Достаточно старый, чтобы сначала прозвучало "друг", а потом "она"? Или достаточно друг? Яэль, неожиданно для себя, чувствует уколы ревности и любопытства. Она никогда, кажется, не будет другом для Рабастана - они союзники, будущие супруги, но... но и дружба у Лестрейнджа, почему-то, связана Обетом.
Сколько обетов он взял с людей вокруг? А сколько оставил сам, клянясь?
И как это - жить, доверяя лишь с оглядкой на древнюю магию?
"Если бы  прошла Азкабан, какой бы я была? Может, брала бы с людей еще больше обетов. Может, ненавидела бы людей вокруг куда больше, чем себя? И... винила бы других в своих поражениях?" - Задумываясь, Лиса упускает с виду подсказку о том, кем может быть старый друг Рабастана Лестрейнджа, но к этому можно будет вернуться потом. Это ведь почти частицы памяти о Первой Войне - друзья у Баста могли появиться лишь тогда и в школе. Остальное время, почти пятнадцать лет в клетке Азкабана, не располагали...

Ответ на вопрос о природе раздражения вызывает понимающую улыбку у женщины. Будто она готова. Будто они хоть когда-то будут к чему-то эдакому готовы.
"Очевидно, нам не стоит жениться. Разве только ради детей."
- Я проверю свое состояние, но буду готова и к... осмотру твоим колдомедиком. У нее есть дети? - Лиса бы не отказалась от дальнейших консультаций, но, кажется, придется вспоминать и смотреть на Фиону. А Макгрегор, почти всегда, исключение из правил.
Ведьма выдохнула дым в сторону и хмыкнула.
- Пережить бы уже этот март. - Лиса хотела уже перепрыгнуть через брак и оставить позади эти ночи сомнений и моменты, когда все висит на волоске. Неопределенность настоящего, неподведенная черта, её пугали. Лучше уж рубануть с плеча окончательно, чем иметь малейший шанс сомневаться. В этом они с Рабастаном отличались - он искал пути отхода со всех ситуаций, Лиса была готова просто идти сквозь зло и печаль настоящего.

+2

23

- Нет, - снова отвечает он отказом, - детей у нее нет.
Детей Эммалайн Вэнс не завела - да и замуж не вышла. Чистокровная, очень серьезная даже в Хогвартсе, Вэнс не торопилась ни с браком, ни с потомством, и причин тому могло быть десяток, так что Лестрейндж не забивает себе голову размышлениями об этом: Эммалайн представляется ему намного лучше в окружении лабораторных столов, склонившаяся над записями о ходе эксперимента, чем в детской, над кроваткой ребенка.
Впрочем, еще меньше, чем Вэнс, в детской ему представляется Беллатриса, а поди же ты.
И брак, и беременность.
Счастливый брак, напоминает о себе Розье - глумливо, с сарказмом.
Лестрейндж на провокацию не ведется, не позволяет себе начать размышлять о природе брачных союзов в своем роду.
Счастливый, несчастливый - какая разница, великий Мерлин.
На слова Яэль о марте он не реагирует - пожимает плечами равнодушно и только. Все окончится в конце года, но до конца года еще слишком много времени - и слишком много возможностей для хода событий взбеситься и выйти из-под контроля.
- Как твое преподавание? - переводит он тему, даже не маскируя это. - Есть проблемы?

+2

24

В отличие от настоящих дипломатов, у них с Бастом не папка с бумагами на подпись, а все та же поверхность стола, не разнесенная в щепы. Наверное, со временем острые углы сгладятся, Лиса почти верит полностью, что они смогут проговорить все... будто хватит только одних разговоров, чтобы решать проблемы.
"Спасибо" - беззвучно, одними лишь мыслями. Когда уже можно вырваться с этого заколдованного круга разговора. В другой. Простой и понятный.
Какие у нее могут быть проблемы с преподаванием... Учитывая недобрую славу должности или учитывая неопытность Яэль?
Ведьма едва пожала плечами. Ей очень не хотелось, чтобы внезапно всплыло, что и эту работу придется бросить, при том, не по необходимости защиты будущего ребенка, а по менее серьезным причинам.
- Мне нравится. Только иногда совершенно не понятно как держать внимание и интерес учеников на предмете обсуждения, не окрикивая их и не загружая писаниной. - Лиса припомнила разговоры с Северусом Снейпом и прогулку в Запретный Лес. Озадаченно сжала пальцы, смыкая ладони в замок. Нет, жаловаться на манеру обращения зельевара все равно бессмысленно. А из Леса они, все же, вернулись. Так что ничего страшного.
- А еще у меня теперь есть ученица, напросившаяся на дополнительные занятия. Удивительно, что девушка с Гриффиндора - жажды знаний у нее больше, чем у многих рейвенкловцев. - Яэль не может не понимать, что у нее самой тоже слишком много секретов от Рабастана, при том - по мелочам. И на его месте, под перекрестьем драматических взглядов, могла быть она.
- Многие школьники напуганы или подавлены.  Я думала, что будет немного не так, но будто вернулась к годам собственного обучения. - Война покалечит и это поколение детей. Но Лиса не ставит это в вину Лестрейнджу. И умолкает. Если бы Рабастан мог, он бы давно прекратил войну. Хотя он больше желает победы, чем мира, но то как раз разумное желание. Иначе зачем это все было.
Но теперь и он ищет пути отступления. Размышляя над этим сейчас, ведьма, понемногу, примиряется с необходимостью покинуть страну.
И вспоминает, о чем хотела рассказать уже с неделю:
- Я не уверенна, что актуальным будет у тебя спрашивать, именно у тебя, но... можно ли доверять Нарциссе Малфой в вопросах общих знаний и встреч? Пока леди кажется мне симпатичной, я уже вела с ней дела, но слухи о ее семье ходят... всякие. Тебе может быть виднее.

+2

25

Тема переводится настолько успешно, что Лестрейндж мысленно поздравляет себя и отмечает этот факт на будущее: не хочешь говорить с Яэль о чем-то неприятном, спроси про Хогвартс.
Он подпирает щеку кулаком, слушает, позволяя мыслям скользить параллельно ее рассказам.
Такие простые вопросы - как заинтересовать учеников, что можно и что нельзя давать дополнительно, чтобы не перегрузить студента, общий настрой в школе.
Он кидает на нее чуть удивленный взгляд, когда она упоминает о жажде знаний, присущей рэйвенкловцам, но не комментирует вслух - в конце концов, подобные стереотипы существовали задолго до него и наверняка переживут их обоих. Он не спрашивает, что за дополнительные занятия - думает, что речь идет о ЗОТИ, а ЗОТИ его мало интересует, так уж сложилось. К тому же, ЗОТИ у него очень естественным образом ассоциируется с Гриффиндором: стереотипы в самом деле существуют.
- Если тебе нужны будут дополнительные тренировки, мы можем иногда выбираться в лес, - предлагает Лестрейндж, напрочь игнорируя комментарий о напуганных и подавленных детях. Яэль, конечно, аврор, и подготовка у нее соответствующая - он прекрасно помнит, как они встретились впервые - но сейчас, деля время между Хогвартсом и коттеджем, она может стать теоретиком. С учетом ожидаемой беременности - просто прекрасно. С учетом, чью фамилию она будет носить совсем скоро - слишком рискованно. Его жена должна уметь дать отпор - в том числе и играя на опережение.
Даже если она улучает часок между занятиями, этого может быть недостаточно, думает он.
О том, какой лес имеет в виду, вовсе не уточняет - она и сама догадается.
Куда больше его занимает ее следующий вопрос. Он помнит, что сам упомянул о Нарциссе недавно, но все равно настораживается.
В том числе и из-за иронии: Лестрейндж почти уверен, что является носителем весьма актуальной информации о Нарциссе. Весьма, весьма актуальной.
Он хмурится на слова о ее семье и ходящих слухов.
- Что за слухи? - интересуется холодно.
Яэль как будто не понимает иногда, с кем разговаривает - как будто, спрашивая о Нарциссе, чья сестра в бегах, а муж наверняка под подозрением и в прошлом обвинялся в том, что служил Темному Лорду, забывает, что разговаривает с человеком, чья Метка на предплечье до сих пор активна, и кто может рассказать о том, о чем пишет "Пророк", как очевидец.

+2

26

Яэль осекается на предложении о тренировках в лесу и, хотя сразу планирует отказаться (что за глупости - она в отличной форме), но потом срабатывают мозги и причина видеться с Рабастаном почаще, при этом - и не терять ту же хорошую форму, оказывается весьма заманчивой.
- Да, спасибо. Я буду рада тренировкам с тобой. - Даже не скрывая смысловые ударения, с готовностью проглотив наживку и сбившись с мысли о ситуации в Хогвартсе.

Хотя тут пора сбиваться с более благодушного настроя на осторожный; Лиса уже научилась улавливать оттенки настроений Рабастана. А вопрос, оказывается, достаточно щепетильный о Нарциссе.
Хотя... с чего бы?
- О том, что связываться с Малфоями опасно. Понимаю, тебе это может показаться нелепым. Но я спрашиваю не как обыватель, боящийся Пожирателей Смерти, я спрашиваю, скорее, если ли что-то кроме такой связи, что может быть опасно? Потому что, мне кажется, мое общение с Нарциссой продолжится, но если я должна что-то знать и учитывать, я и спросила тебя наперёд. - Аврорат так и не нарыл на Малфоев ничего особенного. То, что у Люциуса рыльце в пушку, все и так давно знали и дела на него только подтверждали то, но, в целом, их семья была почти полностью нормальной, как казалось.
А Лиса знала за Нарциссой страсть к авантюрам, вот и осторожничала.
Но, возможно, спрашивала не у того человека.
- С другой стороны, ты можешь и не знать ничего...

0

27

Он предпочитает опустить взгляд на столешницу - в тоне Яэль слишком много такого, что требует ответа, которого у него нет.
- Можем начать в ближайшие выходные.
Ее дни посвящены Хогвартсу и ему не нравится мысль о том, чтобы заставлять ее вечерами, после утомительной аппарации и пробежки до Хогсмида, еще и скакать по лесу. Выходные - отличное время. Выбрать место побезлюднее...
Здесь ему приходит в голову по-настоящему безлюдное место, но после короткого размышления от идеи тренироваться на территории Холла Лестрейндж отказывается. Не в последнюю очередь из-за того, что совершенно не горит желанием снова натолкнуться на брата и его жену, решивших разнообразить свою сексуальную жизнь.
К тому же, он еще хорошо помнит, чем это обернулось для него - и их недо-ссору с Гамп, поэтому остается при прежней версии, ничем не выдавая чуть было не изменившиеся планы.
Вернувшись мыслями к Нарциссе, он слушает рассуждения Яэль и немного расслабляется - она просто проверяет почву, осторожничает. Это похвально.
- Ничего такого, - пожимает плечами Лестрейндж и все-таки не удерживается от небольшой язвительности. - Скелетов в шкафах не больше, чем у любой чистокровной семьи.
Ему, в общем-то, на руку, если Нарцисса будет присматривать за Яэль. Он ее не просил, в этом не было нужды, но она, кажется, весьма близко к сердцу приняла его матримониальные новости. Лестрейндж пытается вспомнить, поздравил ли его еще кто-нибудь - не то чтобы это имело значение, но когда-то подобные формальности задавали тон большей части его жизни - никого не припоминает и слабо улыбается. Нарцисса - настоящая леди, хоть обмажь ее в сгнившем трупе, хоть застань над амулетом по принципам не практикуемой в Европе магии. И то, что она на его стороне, большая удача для него. И для Яэль Гамп.
- Я не возражаю, если ты будешь иметь дело с Нарциссой, - он не задумывается над формулировкой, она случается сама собой - таким вот напоминанием о традициях его рода. Но он не замечает и продолжает. - Я ей доверяю.

+1

28

- Хорошо. - Лиса светлеет лицом и радуется, что ее предположения о выходных совпали с планами Рабастана. Значит, на несколько часов, гарантированно, он будет с ней, а не где-то опять и снова рисковать своей головой. - Мне нравится идея начать в эти выходные. Ты здорово придумал. - Иногда Яэль кажется, что она мало говорит приятного Лестрейнджу, и тогда она чувствует себя старой развалиной-замком, где сквозь узкие бойницы не ощутить тепла далекого очага... и срочно начинает исправляться.
Вообще, трудно с теми, кого недолюбили в детстве. Особенно, когда их в дуэте-то оба-два.

Слова о Нарциссе, и вовсе, радуют. Мисс Гамп даже кажется, что Рабастан ее похвалил и женщина улыбается тепло-тепло, расправляет плечи, сбрасывая дневную усталость. Даже фраза о том, что Лестрейндж не возражает, не кажется дикой: Лиса ведь сама, нарочно, уведомила его, что обстоятельства повернулись так, что она общается с сестрой Белатрисы. И теперь получила больше чем "угу, хорошо". Факт того, что Баст доверяет леди Малфой, нравится Лисе.
Наталкивает на всяко-разные мысли и поводы поговорить.
Но, сначала, женщина осторожно потирает затекшую ногу - оказывается, до того, сидела так напряженно, что мурашки по телу пошли.
А потом оборачивается, косится в сторону гостиной. Кухня ведь - не единственное место в доме.
- Может, перейдем в гостиную или наверх? Может, ты устал, а я тебя утомляю еще больше разговорами? - И, между делом, -  Ямогу говорить с Нарциссой о тебе?
Доверять и разговоры всякие разговаривать - это ведь разные вещи?
"Если так дальше пойдет, я научусь все уточнять до того, как что-то натворю... Где ж Лестрейндж был двенадцать лет тому назад... ну да. Ясно где."

0

29

Он ничуть не устал и даже выспался после парома, а потому смотрит на Яэль с угрюмым удивлением - но решает, что таким образом она намекает, что и сама не против покинуть кухню.
Бытовые чары решают проблему с посудой, и хотя он чутко контролирует интенсивность магического импульса, свет снова принимается мигать. Проблема с проводкой все еще налицо.
- Поднимайся наверх, я подойду. Закончу здесь, - говорит он, вставая и намеренно уходя от ответа насчет Нарциссы. Это тема глубокая, ему требуется обдумать, что именно он скажет Яэль.

Коты недоверчиво следят, как он домывает тарелки - как будто, если они не будут поблизости, он или украдет, или расколотит посуду.
Впрочем, коты заботят Лестрейнджа мало - у них сложился неплохой паритет: они не трогают его, он не трогает их. Здесь ему нечего предложить животным - здесь не подвал, царство Вэнс - так что он в основном их игнорирует. А также игнорирует их пристальные, укоризненные взгляды.
Надо будет, кстати, решить вопрос с котами до отъезда Яэль, думает он, расставляя тарелки в сушилку. С нее станется заупрямиться, устроить из этого целую проблему. Хорошо бы иметь решение загодя.
О том, что Вэнс тоже может заупрямиться, он не думает - Мистер Черч сумел заручиться даже равнодушным отношением Рудольфуса, что, вообще-то, большая удача, так что коттедж так и останется его домом. Или, может, собрать всех котов и отправить с женщинами?
Обнаружив, что его мысли все больше напоминают планы по великому переселению народов, Лестрейндж обрывает сам себя и тоже поднимается наверх.
Чтобы не перегружать проводку, они используют либо тусклый торшер, либо свечи - и он заглядывает в комнату за комнатой в поисках Яэль.
- Так вот, о Нарциссе, - без предисловий начинает он, когда находит ее в спальне. - Ты можешь говорить с Нарциссой обо мне. К слову, она тоже знает о тебе. Ничего личного или серьезного, но знает. Как я уже сказал, ей можно доверять.
Лестрейндж не собирается вдаваться в объяснения о том, что едва ли способен многое скрыть от Нарциссы, и дело даже не в их какой-то особой симпатии друг к другу, но если Яэль спросит... Ну, она и так может заподозрить, что ритуалы, которыми их связывает Мелифлуа, усложнены до предела - и если начнет расспрашивать или копать самостоятельно, мало ли, куда уйдет эта информация.
- У нас что-то вроде договора. В том числе, насчет важных новостей.
Драккл, он столько лет привык хранить тайну алхимического брака, что теперь не знает, как рассказать даже о той малости, о которой рассказать собирался.
Видимо, это знак.
- Но, разумеется, о ней лучше не говорить с МакГонагалл, - меняет он тему, привычно переходя к протоколу безопасности.

+1

30

Разучиться бы осекаться на выдохе, когда кажется, что что-то пошло не так. Вроде бы, со временем должна привыкнуть к Лестрейнджу, меньше волноваться из-за каждой мелочи, а получается наоборот - он только посмотрит, будто чуть исподлобья, а уже оторопь берет. Не от страха. От недовольства тем, что где-то оплошала.
И мигает освещение в комнате, так вовремя, что Лиса осторожно встает из-за стола почти в момент темноты. Кивает.
- Спасибо, если тебе не трудно.
"Может, я слишком вежливая? Или слишком стараюсь? Или слишком мало стараюсь?" - Говорить ли о том, что так легко привыкать к совершенно непохожему на тебя человеку, в твоем доме, где столько лет была одна. Где привыкла быть одна. И, если не сбрасывать правду со счетов, по здравому размышлению, Лиса ведь не может так искренне и взахлеб, как Минерве, рассказать о том, что почувствовала к Лестрейнджу, ему самому... парадокс.
И страх.
Ведь они уже все проговорили и, кажется, тогда, когда случились договоренности, Рабастан принял доводы о резонности брака, ради наследников, но всё остальное воспринял так себе.

Рыжая мучается этим - плывет и тонет в своих мыслях, пока поднимается наверх.
Она, кажется, хотела в библиотеку, а оказалась в спальне, присев на край кровати, сложив руки, ладонями вниз, на колени.
Из волос, одна за одной, вытягивает шпильки - строгая прическа приличествует присутствию рядом с учениками, а ведь она дома.
"Так и сидела перед ним? С перекошенным, поначалу, лицом? Перепуганная-нервная-дерганная-обвиняющая?! Ну просто женщина-мечта, конечно же."
Закрывая лицо ладонью, от горячего стыда-недовольства собой, тихо выдыхает стон.
Встряхивает головой, чувствуя как болезненно отдает в голову, наконец освободившуюся от тяжести скрученной меди волос. Запускает в них пальцы и так и сидит, долгие мгновения. Выдыхает.
Хочется повалиться на постель, подгребти к животу одеяло, обхватить его руками крепко и реветь, как маленькая.

"С чего бы?" - Собственные перепады настроения еще не отслеживаются. Но Лиса приходит в себя от окрика. Поспешно, как нашкодившая ученица, убирает руки от волос, проводит пальцами под глазами, смахивая капли непонятно-зачем взявшихся слез.
Оборачивается к двери. Теперь вся она - силуэт на фоне света от торшера.

- Вот как. Нарцисса знает. Баст... это очень хорошо. Мне... немного этого не хватает, что не с кем говорить о тебе. - "Только бы он не подумал, что я жалуюсь!". - Яэль чуть сжимает кулаки, держа руки, опять уже, на коленях.
- Мне так легче, всегда, если я говорю... ну да ты, наверное, уже давно заметил.
Гамп хочет представлять как Рабастан, с этим всем его, рабастановским, сумрачный обаянием, рассказывал все Нарциссе Малфой. Хочется представить и улыбнуться чужим воспоминания. Хочется, чтобы там было чему улыбаться.
"В голову лезет странное... Наверное, от усталости."
- Разумеется, не о Минерве.  Я бы и не стала, как и наоборот. Ты был исключением, в этом случае. - И слабостью.
Женщина поднимает взгляд, смотрит на так хорошо заметного, вырисованного бликами света, мужчину.
Почему-то, с ним рядом, особенно когда они не ругаются, ей всё время пятнадцать и она ни драккла не понимает в том, что делать и куда бежать.
Это нелепо.
Особенно, если Яэль уже беременна от Лестрейнджа, а тут такое.
"Моргана меня дери, как же выдохнуть, чтобы больше этого безумия не было?!"
- Подари мне, пожалуйста, как-то внезапно, букет цветов.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC