Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » Бег с препятствиями


Бег с препятствиями

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Дата и время: Сентябрь 1992 года.
Место действия: Магическая Британия, заброшенное поместье Диккерсонов.
Участники: Энгус О'Рейли, Тимоти Таусенд, Нарцисса Малфой, многочисленные НПС.
Описание: Тимоти Таусенд похищает Энгуса О'Рейли по заказу некого таинственного лица, а миссис Малфой просто оказывается в не то время в не том месте.
[icon]http://s018.radikal.ru/i523/1707/0a/db530019b3d7.jpg[/icon][nick] Timothy Townsend [/nick][info]Великий комбинатор, 51[/info][status]Гений и злодейство неразделимы[/status][sign]Нас никто не любит, если не считать Аврората, который тоже нас не любит[/sign]

Отредактировано Narcissa Malfoy (25 июля, 2017г. 15:56)

0

2

Поместье Диккерсонов давно и надежно приходило в упадок. В полуразрушенном доме гуляли сквозняки и хлопали наполовину оторвавшиеся ставни, сад порос сорными травами, а в окрестных лесах по месяцам нельзя было найти ни души. Безлюдное, опасное место для случайного прохожего, идеальное – для преступника. Тим Таусенд как раз раздумывал о том, в какой момент своего перемещения из солидного лондонского дома в эти развалины, перешёл из одной категории в другую. В какую именно секунду респектабельный уважаемый гражданин Магической Британии стал нарушителем закона? Или он был им всегда? Да, безусловно, в какие-то моменты своей жизни он лгал и притворялся, но кое в чём был вполне искренним. Заседая в Визенгамоте, он ни разу не взял взятки и не отдал свой голос в расчете на какую-то выгоду. Законопроекты, которые Таусенд поддерживал, шли на пользу магическому обществу, а за свои артефакты, идущие на явно социальные нужды, например, в больницу Святого Мунго – и порой весьма недешевые по себестоимости! – он не всегда брал плату или ограничивался символической ценой. Своим ученикам он тоже мог помочь – тем, кто стоил того – без малейшего намека на какие-то дальнейшие услуги или обязательный возврат долга. И при этом жил он далеко не в роскоши, но здесь к привычному минимализму примешивался здравый расчёт – мистер Таусенд понимал, что нельзя тратить больше, чем официально зарабатываешь. Тимоти много давал Магической Британии, мало брал взамен, за что имел репутацию чудака. Великодушного и безобидного. Насчёт великодушия окружающие не ошибались – это шло от сердца, и не было частью хитро раскрашенной маски, а вот насчёт безобидности заблуждались. И заблуждались по-крупному. Потому что – при всех своих положительных качествах – не было в мире преступления (даже самого изуверского), которое он отказался бы спланировать исходя из нравственных соображений. Нынешнее дело представлялось легкой задачкой – всего лишь убийство. Убийство Энгуса О'Рейли, его коллеги, заказное и простое. На вопрос, желает ли клиент, чтобы жертва помучилась, заказчик ответил утвердительно, именно поэтому пресловутый О'Рейли сидел сейчас на стуле, связанный, с мешком на голове в пустом доме Диккерсонов. Разумеется, сам Таусенд к похищению причастен не был, это задание выполнили рядовые исполнители, двое из которых пострадали. Судя по всему, ирландец оказался крепким орешком. Что вполне подходило для планов, которые на него строил Тимоти.
- Просыпайтесь, мистер О'Рейли, - сидя за письменным столом, напротив которого стоял стул с жертвой похищения, Таусенд заклинанием снял с головы мешок и взглянул на лицо Энгуса. В отместку за сопротивление ребята слегка его поколотили (может, и не слегка, Тим не интересовался), но смотреть в глаза обливиатору преступник не собирался. – Догадывайтесь, зачем вы здесь?
Догадаться О'Рейли мог только в том случае, если обладал умением видеть будущее, что было сомнительно, но надо же было с чего-то начать разговор? Тимоти не был уверен в том, что Энгус знает его, но всё же выпил Оборотного зелья и на лицо одел черную маску. Обычную, какие одевают на маскарад. Если снимешь одну маску – под ней непременно окажется другая, таков закон жизни.[icon]http://s018.radikal.ru/i523/1707/0a/db530019b3d7.jpg[/icon][nick] Timothy Townsend [/nick][info]Великий комбинатор, 51[/info][status]Гений и злодейство неразделимы[/status][sign]Нас никто не любит, если не считать Аврората, который тоже нас не любит[/sign]

Отредактировано Narcissa Malfoy (25 июля, 2017г. 21:11)

+1

3

В мешке было чудовищно душно. Энгус ненавидел духоту, но ему было не с кем поделиться своими соображениями об уровне комфорта. Он экономил воздух и потому сидел тихо, с отвращением чувствуя, как за шиворот стекают капли пота. С самого начала он успел подергать свои путы и убедиться, что не может их быстро разорвать или как-то сбросить.
В любом случае было глупо показывать, что теоретически можешь освободиться, пока не знаешь, наблюдают ли за тобой. Спешить пока было некуда. Если бы его хотели только убить, сделали бы это сразу. Энгус напоминал себе об этом, когда подкатывала паника. Помогало, правда, не это, а то, что в приступе паники воздух очень быстро практически заканчивался, и волей-неволей приходилось успокаиваться.
Болели рёбра, несколько помятые в схватке, саднили ободранные костяшки. На высоком посту он зачем-то утратил часть навыков вульгарной драки и теперь жалел об этом. Били больно, но не всерьёз. Он не обнаружил у себя переломов или признаков внутреннего кровотечения. Зато очень хотелось надеяться, что их обнаружит у себя хоть один из нападавших. Энгус не утруждал себя рыцарскими манерами.
Он в очередной раз дал себе слово хоть немного улучшить боевые навыки, если выберется живым.

Когда с него сняли мешок, он первым делом отдышался и только потом посмотрел на человека, который это сделал. Нет, пожалуй, никто из его знакомых не выглядел так, как этот придурочный Зорро.
Энгус глубоко вдохнул и выдохнул снова, но несмотря на все дыхательные изобретения человечества его охватила ярость от того, что он, глава, черт возьми, департамента, не последний, черт возьми, человек в этом тупом английском государстве, сидит тут как дурак, без палочки, и даже шею вытереть не может.
- Да ясно, как день. Затем, чтоб ты, дерьмо собачье, рассказал мне, какого черта происходит!

+1

4

Человек в маске ухмыльнулся.
- Вы догадливы, мистер О'Рейли, не зря занимаете свой пост, - сказал он, растягивая слова (чего в обычной жизни никогда не делал), - но советую попридержать язык. Здесь не все так терпеливы и благожелательны как я.
Энгус выглядел вполне бодрым, хотя и явно недовольным сложившимся положением вещей. Что для жертвы похищения и неудивительно. Таусенд понимал, что частично из-за этого и затеял то, что затеял. Для желания поболтать с похищенными и посмотреть на их реакцию. Реакции у них были разные – кто пугался, кто угрожал, кто заискивал. Но итог был один – все приходили к мнению, что лучше вести себя благоразумно. Придёт ли к такому мнению Энгус О'Рейли было непонятно, но в этом и заключался особый интерес.
- Вы здесь потому, что вас похитили, - пояснил он уже известный им обоим факт, - и сейчас перед вами стоит несложный выбор. Либо вы соглашаетесь пройти некоторые испытания, после чего вам стирают память и возвращают обратно к прежней жизни, либо вы умираете. Выбор испытаний, равно как и способа смерти, решит жребий.
В обычной жизни Тимоти Таусенд не мог себя назвать азартным человеком. Он не любил карты и прочие подобные игры, не ходил в казино, а уж к гаданиям и прочей прорицательской науке относился с недоверием. А вот в вопросах жизни и смерти ему нравилось предоставлять жертвам шанс проверить свою интуицию.
- Что выбираете? – спросил он Энгуса, слегка откинувшись назад в кресле. – Жизнь или смерть?[icon]http://s018.radikal.ru/i523/1707/0a/db530019b3d7.jpg[/icon][nick] Timothy Townsend [/nick][info]Великий комбинатор, 51[/info][status]Гений и злодейство неразделимы[/status][sign]Нас никто не любит, если не считать Аврората, который тоже нас не любит[/sign]

+1

5

Энгус пропустил мимо ушей сраный совет быть повежливее и огляделся. Обстановка удручала. С деревянного пола слоями сходила краска. Это же происходило со штукатуркой на потолке. Стены изукрасила худосочная плесень того оттенка серо-зеленого, который ассоциировался с затхлым болотом. Остатки мебели, которые медленно разлагались в этой комнате, и при жизни вряд ли были красивыми. Он понял, что его дела плохи. В таких местах не проходят заседания литературного клуба.
Он посмотрел на Зорро и прикинул, получится ли договориться. Каковы, собственно, вообще перспективы переговоров при таких обстоятельствах.
- Ну если сидеть связанным в этой дыре - верх благожелательности, то не пойти ли тебе вместе с ней туда, где солнце не светит? Обрати внимание, я нашёл вежливый эвфемизм.
Да, да, бла-бла-бла, нам мало похитить человека, надо, чтоб он ещё сам разрешил над собой измываться. Энгус огляделся снова. Он нигде не видел своей палочки, да она могла и не уцелеть. Могла валяться сейчас где-то на мостовой под ногами англичашек. Честное слово, он ни по одному человеку никогда так не скучал, как сейчас по своей палочке.
Впрочем, если ему будут стирать память - действительно будут, а не зубы заговаривают - есть шанс взять легилимента под контроль. Ещё лучше было бы взять под контроль Зорро, но этот не смотрел в глаза, знал технику безопасности.
Энгус попробовал классический приём из художественной литературы - сказал себе, что неплохо пожил, и гори оно все адским пламенем. Не помогло. Черта с два пожил, он хотел пожить ещё два раза по столько же! Он с ненавистью посмотрел на Зорро.
- Ты в курсе, что мое согласие на любой вариант никакой легитимности иметь не будет? Так что свои приёмчики засунь туда же, куда пойдёшь. Не буду я ни черта выбирать.

+1

6

Таусенд картинно закатил глаза к небу, словно профессор, имеющий дело со студентом, который туго соображает.
- Разумеется, я веду себя доброжелательно, - сказал он, проигнорировав совет идти в направлении, которое ему указал Энгус, - вы же не лишились, например, языка. Или глаза.
Последние слова Тимоти произнес с явным удовольствием, как будто он представил собеседника без указанных органов чувств, и это ему понравилось. На самом деле, он узнал, что хотел, дальше тянуть с О'Рейли смысла не было. Наверное, можно было бы просто оставить его в живых (раз он не хотел разыгрывать свою судьбу с помощью беспристрастного жребия), но Таусенд любил быть последовательным. В конце концов, если выпадет смерть, можно приказать убить хамоватого ирландца (сам Бригелла никого не убивал, это было делом принципа), а для забавы похитить кого-нибудь ещё.
Он вынул из кармана кости (обычные, игральные кости) и сказал:
- Нечётное число – смерть, чётное – жизнь.
Тряхнув кубики в руке, он бросил их на стол.
- Шесть, - сказал он, но дальше свою мысль развивать не стал – Таусенд прислушался.
Внизу раздавался чей-то крик, вопли и стук ног – не самые распространённые звуки здесь, в заброшенном доме. Если прислушаться, то можно было разобрать, что голос женский, и он требует убрать от неё какие-то лапы. Секундой позже в кабинете явился эльф и доложил:
- Мы поймали в лесу какую-то женщину, хозяин. Она шла к дому.
Таусенд насторожился, но кивнул – ловить подозрительных лиц в пределах поместья, было его приказом.
- Ведите сюда.
Слежки за собой он не чувствовал, но и в случайные совпадения он не верил. Если соглядатая – кто бы он ни был - послал враг, не мешало бы выяснить, какой именно.
Женщина, меж тем, продолжала громогласно возмущаться и пытаться вырваться, пока эльфы траспортировали её в свободное кресло.
- Что за обращение с благородными дамами, - вопила она и надменно вопрошала, - вы хоть понимаете, кто я?
- Прекрасно понимаем, миссис Малфой, - Таусенд отозвался не без ехидства. Он не был уверен, что под личиной незваной гостьи не скрывается другая личность, но всё же не думал, что Аврорат подослал бы её в качестве наблюдателя. Не те отношения у Пожирателей Смерти были с Авроратом. – Что вы здесь делаете?
- С метлы упала, - по выражению лица «гостьи» было не совсем понятно, упала она с метлы в этом конкретном случае или вообще, - я собиралась на охоту, к Фелпсам, но давно не летала, потеряла навык.
Нарцисса подумала, что истеричная дама, каковую она начала играть, наверное, должна была в данной ситуации закричать что-нибудь вроде «не убивайте, пожалуйста», но чувство самосохранения подсказывало, что от таких особ избавляются особенно быстро. Она, разумеется, не планировала попасть в свидетели преступления (один из присутствующих в комнате связан, другой в маске, кошмар какой!), просто хотела узнать, что за дела у мистера Таусенда в поместье Диккерсонов или – на случай, если застукают, сделать ему выгодное предложение насчёт законопроекта. Соответствующую легенду она подготовила – оделась в костюм для охоты и разузнала, кто может в этих местах пригласить на подобное мероприятие. Кто же мог знать, что дом Дикккерсонов облюбовали для своих нужд какие-то уголовники! И именно в этот самый день у них своё мероприятие!
Когда незнакомец в маске взял в руки палочку, сердце у Нарциссы ушло в пятки и она подумала: «Папа, мы скоро с тобой увидимся», но вместо Авады в адрес ненужного свидетеля хозяин дома куда-то аппартировал. Вроде следовало бы обрадоваться, но миссис Малфой не была уверена, что радоваться есть чему. Может быть, он убьет её позже. Или что-нибудь ещё придумает, если маньяк.
- Мистер О'Рейли, вам не говорили, зачем здесь держат? – спросила она с надеждой, очень быстро сменив тон на более благожелательный. – Не ради выкупа?
Выкуп был бы самым хорошим вариантом, ну, это если забыть, что похитители любят прислать безутешному семейству какую-нибудь часть тела родственника в доказательство своих серьёзных намерений. Энгуса О'Рейли она знала в лицо – как знала всех крупных чиновников Министерства, но не была уверена, что не обозналась. Рассматривать более пристально времени не было, Нарцисса проверяла на прочность веревки, которыми была связана, надеясь ослабить узел.

Отредактировано Narcissa Malfoy (17 августа, 2017г. 20:06)

+1

7

А раз не лишили его языка, то нечего и жаловаться, что он им теперь разговаривает. Энгус продолжал вертеть головой, раз за разом оглядывая комнату в напрасных поисках какого-то шанса на спасение. Договариваться с Зорро он не хотел. Таких любителей поиграть это только развлекает, и чтобы поразвлечься, он сделает что угодно. Энгус уже заглядывал таким в головы. Ничего хорошего с их жертвами не случалось при любом раскладе.
Он промолчал, даже когда Зорро бросал кости, но вытянул шею, чтобы видеть результат. Не увидел. Все равно этот ублюдок мог назвать любую цифру.
Энгус сглотнул - надеялся, что незаметно, когда в доме зашумели и в сценарии появилась женщина. Он напряжённо перебирал в памяти знакомых женщин, пытаясь понять, кто мог за ним увязаться и как теперь себя вести, если у них заложник. Чего от него могут хотеть? Совместно с авроратом пока нет никаких дел, на которые он мог бы повлиять... черт возьми, что если им хватит ума не показать ему женщину и заставить гадать?
Не хватило. В роли заложницы оказалась Нарцисса Малфой, существование которой, сказать честно, не представляло для него особого интереса - как и его существование для неё. Энгус немного расслабился и даже успел заметить озадаченное выражение на той части лица Зорро, на которое не хватило маски, прежде чем тот аппарировал.
Времени было мало. Он качнулся на стуле, оперся на ноги и сумел слегка передвинуться в направлении Малфой. Потом ещё раз и ещё.
- Хрен их знает, - перемещаясь в стиле беременного краба, было трудно держаться приличий. Энгус надеялся, что она способна пережить такой стиль общения. - Повернитесь ко мне зад... верёвками. Верёвками повернитесь. Живее.
Связанными за спиной руками развязывать связанные за спиной руки другого человека было тем ещё занятием. Пытаясь скорее ослабить узел, он сорвал ноготь, пришлось замедлиться. Но хорошо, что это были веревки, а не магические путы. Он повторял это про себя вместо того, чтобы считать секунды. И ещё задавал глупые вопросы, конечно.
- Что вы тут делаете? Что это за место вообще?
Сейчас он развяжет ее, она посмеётся и уйдёт, потому что это все игра. Не падают малфойши с метел, только чтобы дать кому-то шанс на спасение. Ладно, тогда он будет искать другую возможность. Он жив, пока с ним играют.

+1

8

Манеры О’Рейли нельзя было назвать великосветскими, но, главное, что он хотел помочь.
Нарцисса попыталась повернуть стул в сторону, как велел другой заложник – получилось не сразу. Слишком резких движений она остерегалась – боялась, что вместе со стулом рухнет на пол, но, к счастью, эльфы связали ноги не слишком плотно. Об этом можно было порассуждать – почему у эльфов нет таких навыков и кому вообще принадлежат эти эльфы? – но миссис Малфой не могла сейчас ни о чём думать в приступе паники. В какую мерзкую историю она вляпалась? Во что вляпался О’Рейли? Если его не похитили ради выкупа, то ради чего? Ради расправы? Как бы то ни было, но её присутствие в планы злоумышленников не вписывалось и вписаться не могло. Однако, сразу тоже не убили. Почему?
- Это поместье Диккерсонов, - она чувствовала как О’Рейли возится с её веревками, поэтому лишний раз не дергала руками, но старалась ослабить путы на ногах, - я хотела встретиться с Тимоти Таусендом, вашим коллегой. Об этом знают, меня будут искать… Хотя нет, не будут.
Выразив надежду на спасение, Нарцисса сообразила, что ошибается и забрала слова обратно. Да, она оставила записку мужу, о том, куда направляется – как всегда делала, если считала небезопасным или невозможным сообщить об этом лично – но Люциус сейчас был в отъезде. И даже вернувшись, вполне может сразу её не прочесть и не сразу заподозрить неладное. Ещё о поместье Диккерсонов знал Уолтер Смайт, чье агентство и раскопало таинственные визиты Таусенда в этот дом, но опять же она не сказала ему о том, что собирается лично посетить поместье. Пока в «Пророке» не появятся новости о её исчезновении, Уолтер не заподозрит неладное, а к этому моменту она, скорее всего, уже будет мертва. «Вот дура, - мысленно обозвала себя Нарцисса, - зачем тут вообще нужна была таинственность?». При мысли о возвращении человека в маске её стало дурно и даже затошнило. Он ведь явно будет спрашивать, кто знает, что она тут, возможно, полезет в голову, будет пытать или и вовсе убьет.
От хлопка аппарации вернувшегося незнакомца миссис Малфой чуть не упала в обморок, но он вовсе не стал задавать её вопросов. Увидев попытки пленников освободиться, Таусенд ухмыльнулся и сказал:
- Судя по всему, вы нашли общий язык. Не будем медлить, - он дотронулся до плеч обоих связанных (разумеется, таким образом, чтобы никто из них не мог его схватить) и активировал порт-ключ.
Порт-ключ перенес действие в лес. Какой – одному Мерлину было известно, но лес безлюдный. Оглядевшись по сторонам, Таусенд удовлетворенно кивнул и сказал:
- Теперь вы свободны. Но советую быть осторожными.
После неожиданного вторжения миссис Малфой он проверил систему безопасности, которую установил на поместье на предмет подозрительной активности, но всё было спокойно. Скорее всего, дамочка не врала. В любом случае, оставаться на месте было неразумно – легче было отправить свидетельницу вместе с О’Рейли развлекать публику. Освободив руки женщины от веревок – так Таусенду показалось безопаснее – он аппартировал прочь, создавать себе алиби.

+1

9

Женщина кое-как развернулась к нему спиной. Она не паниковала. Энгус одновременно ценил это и считал подозрительным. В критических ситуациях люди вели себя по-разному, но он обычно ожидал худшего, и эта привычка показала себя полезной.
- Диккерсонов, - повторил он. - Кто такие Диккерсоны?
И зачем они понадобились Таусенду? Почему Малфой рассчитывала встретить его здесь? Что с самим Таусендом, не сидит ли он в соседней комнате так же связанным?
- Меня тоже не будут, - буркнул Энгус.
Вернее, будут, как и её, конечно. Вот только не в ближайшие сутки.
Веревки почти начали подаваться, когда снова хлопнуло над самым ухом и Зорро вернулся. Энгус зашипел и попытался пнуть засранца. От попытки только качнулся его стул. От попытки уклониться качнулся ещё раз, чтобы ровно встать уже в лесу.
Лес был диким и более холодным, чем даже рассыпающийся дом. Не то чтобы это имело значение, но Энгус машинально отметил и ещё раз попытался пнуть Зорро. Он не знал, зачем это делает. Просто человек, разыгрывающий в кости его жизнь, вызывал бешенство, а других способов выразить это не было.
Ладно. Этот стул можно расшатать. Можно разбить о дерево, если добраться до дерева... Если будет время. Вдалеке что-то завыло. Недостаточно вдалеке, к сожалению.
Зорро развязал женщине руки и исчез. Только руки. Значит, ещё минимум минута уйдёт на ноги.
- Не то чтоб я вас торопил, - довольно вежливо сказал Энгус.
Но если она здесь в том же положении, ей очень, очень понадобится помощь.
Пока Малфой возилась с веревками, он оглядывался. Лес в сумерках - плохое место для созерцания, ну или для поисков того, что могло бы тебя спасти хоть на ближайшие пять минут. Особенно лес, в котором что-то воет. Оно пока не приближалось. Придерживали?
Когда Энгус все же поднялся со стула, руки и ноги были как деревянные. Он поднял проклятый стул и со всей дури грохнул об землю. Ножки могли стать неплохими дубинками, особенно та, в которой остался торчать гвоздь.
Завыло поближе. Энгус никак не мог выбрать подходящее место для обороны. Ему ни одно не нравилось. Если бы он был один, попробовал бы побежать. Но женщина бы за ним не успела.
- Лезьте на дерево, - сказал он. - Я подсажу.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » Бег с препятствиями


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC