Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » По семейным обстоятельствам (февраль 1982)


По семейным обстоятельствам (февраль 1982)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Февраль 1982, Азкабан.
Нарцисса приносит плохие вести, но Беллатрикс не привыкать.

0

2

В камере хмуро и сыро. Какое число за зарешеченным окном не знает даже Мерлин, но Беллатрикс пока ещё в состоянии иметь хотя бы приблизительное представление о сроках собственного заключения. Личный женский календарь, будь он проклят.
Лестрейндж смеётся, сползая по стенке. Она теперь так часто делает. Их ряды пополняются. Кого-то она никогда раньше не видела. А теперь и не увидит, только услышит. потому что их камеры в одном ряду. Но, чтобы знать, что у них смурные лица, видеть не надо. Конечно, причин радоваться тут ни у кого нет. Порадуешься слишком сильно — придут дементоры. Но Беллатрису это не останавливает. Теперь не останавливает.
Поначалу приходилось вспоминать что-то по-настоящему хорошее, чтобы просто улыбнуться. В Азкабане ведь так, лицо мгновенно разучивается улыбаться. Её ненавидел весь блок, хотя она, так уж вышло, единственная женщина здесь. Дементоры появлялись мгновенно и забирали. А потом оказалось, что она может обойтись и без воспоминаний, чтобы рассмеяться. Даже не улыбнуться, а залиться хохотом. Никогда так не смеялась — леди неприлично, а вот опасной заключённой почему бы и нет. Как-то само вышло, что теперь ей и причина не нужна была.
— Лестрейндж, на выход, — она не двигается с кровати, блаженно посмеиваясь под звуки угроз из соседней камеры. Она привыкла, что аврорам нужен кто-то из братьев, поэтому остаётся на месте. Это не бунт и не неповиновение приказам, но аврор, опять наглый и самодовольный — где таких только берут?! — расценивает это именно так.
Ступефай скидывает её с тюремной койки, и ещё один заставляет приложиться лбом об стену. Беллатриса вскрикивает, и Рудольфус сулит её конвоиру мучительную смерть. Крови она не чувствует, но синяк будет. Нужно приложить что-то холодное. Тут всё холодное. Это смешно.
Прежде чем провести её в комнату для свиданий — в комнату допросов, кому бы ещё понадобилось их навещать? — её тщательно досматривают. Это тоже смешно. Что она могла пронести из камеры? Погнутую ложку?
На того, кто к ней пришёл, Беллатриса не сразу обращает внимание. Она куда больше поглощена бессмысленной попыткой не войти в комнату и ткнуть сопровождающего её аврора локтем в бок. Обозлившаяся на то, что с ней сделали, на то, как круто поменялась вся её жизнь, Лестрейндж совсем не переживает по поводу новых синяков, круциатусов и ступефаев.
И только когда её толкают на стол для переговоров очередным ступефаем из ряда бесконечных, она ошеломлённо замирает, позволяя связать себе руки.
— Цисси? Что ты тут делаешь?
Кажется, она разучилась думать. Как иначе объяснить то, что каждая мысль отзывается в голове мучительной болью. Сначала Беллатрикс думает о том, что её Циссе, милейшей маленькой сестрёнке, тут не место. Не здесь. Она же чистокровна, хороша собой. О том, что она была такой же и загремела сюда, Лестрейндж не думает.
Сколько ей сейчас? Четырнадцать? Пятнадцать? Сквозь череду образов пробивается то, что она успела застать и выпуск младшей Блэк из школы, и её замужество, и даже рождение первого сына. Ну конечно, она уж давно не её маленькая сестрёнка.
Беллатриса наклоняется ближе к сестре, насколько это возможно. Аврор не сводит с неё глаз, а рёбра болезненно упираются в столешницу, но это не имеет никакого значения.
— Почему ты здесь? Как ты? Твой сын?

[icon]https://pp.userapi.com/c638626/v638626495/4eacc/JeABIZeoPbc.jpg [/icon]

+1

3

К февралю 1982 года основная масса расследований преступлений Пожирателей Смерти завершена, но кое-что порой ещё всплывает. Сеть неявных помощников и шпионов Тёмного Лорда весьма разветвлена и Аврорат до сих пор занят её ликвидацией. Миссис Малфой – жена оправданного преступника (оправданного с помощью незаконных средств, о чём ей прекрасно известно) понимает, что опасность суда над мужем ещё не миновала, поэтому старается вести себя тихо. Она не покидает Великобританию, следит за тем, что говорит и кого принимает у себя дома, прилагает все усилия к тому, чтобы помочь Люциусу вернуть их семье прежний образ в жизни. Это непросто, их чураются, но Нарцисса уже смирилась с поражением Волдеморта (пусть это поражение и не её, но её интересы оно затрагивает) и старается не строить далеко идущих планов.
При таких обстоятельствах искать встречи с заключенной в Азкабан сестрой – не очень разумный поступок. Преступления Пожирателей Смерти ещё не забыты в Аврорате, родственные связи с ними - это не предмет для гордости, а то, о чём лучше не напоминать. Нарцисса и не напоминает – без нужды, но события складываются таким образом, что напомнить приходится. Она пишет в Министерство унизительные ходатайства, записывается на бесконечные приемы к чиновникам разных рангов, вспоминает старые связи. Это не так-то просто с её темпераментом – миссис Малфой не умеет просить и не любит, когда ей отказывают, но приходится проявить терпение. Терпение и смирение порождают лишь ненависть, ненависть, которой некуда излиться и на которую – и это Нарцисса понимает особенно отчётливо – она не имеет права. Ей повезло встретить Скримджера, это была удача, нельзя гневаться на судьбу.
Азкабан мрачен и холоден – Нарцисса мёрзнет в комнате для допросов, дожидаясь, пока к ней приведут сестру, и старается не думать о том, что испытывают те, кто находится здесь постоянно. Вечность. Пожизненный приговор означает вечность здесь, и холод в этих стенах далеко не самое страшное.
Беллатрису слышно ещё издалека – она заливается совершенно безумным смехом, и миссис Малфой становится страшно. В голове сразу всплывает образ тетушки Вальбурги – она, определенно, помешалась перед смертью, а ведь на тетушку даже не влияли дементоры.
С заключенными особенно не церемонятся – миссис Лестрейндж буквально забрасывают к комнату для свиданий (комнату допросов?), на её лбу заметен свежий синяк. Нарцисса снова чувствует ненависть, пальцы её невольно тянутся к палочке, но палочке в рукаве нет, её забрали. Миссис Малфой мысленно обещает себе, что когда-нибудь отомстит Министерству, поимеет его. Она знает, что леди не употребляют бранных слов даже мысленно, понимает и то, что её угрозы пусты и никогда не воплотятся в жизнь, но чувствует необходимость успокоить себя. Пусть даже и ложью.
- Можно развязать её? – спрашивает она аврора тусклым бесцветным голосом. Надзиратель отвечает отказом и продолжает стоять рядом, слушая разговор. Ещё бы, опасная преступница, почти дьяволица, высшая степень предосторожности. Этих формулировок за время своего общения с властями Нарцисса наслушалась достаточно.
Лицо сестры, посеревшее и худое, почти гипнотизирует – миссис Малфой забывает, что хотела сказать.
- Да, со мной всё в порядке, - отвечает она несколько рассеянно, наклонившись вперед, к Белле, - с Драко тоже. Он такой милый мальчик.
Нарцисса закусывает губу – она здесь не ради того, чтобы хвастаться благополучной жизнью и сыном и говорит после паузы:
- А здесь я из-за мамы. Она…
Не договорив, она начинает плакать. Это не похоже на леди Малфой – обычно она не льет слёз. Даже на похоронах она всего лишь элегантно подносит к глазам (нередко сухим) сложенный вчетверо платок, а с Друэллой Блэк у них и вовсе никогда не было особенно тёплых отношений, одна ругань. И – как ни парадоксально – именно это расстраивает Нарциссу больше всего, она чувствует за собой определенную вину после смерти матери. И ей неприятно, что в Азкабан она пришла с дурными вестями – как будто у Беллы (измученной, больной и даже избитой грубыми тюремщиками) и без того мало поводов для огорчений. [icon]http://s018.radikal.ru/i524/1707/2e/9c9ba1916575.jpg[/icon]

Отредактировано Narcissa Malfoy (30 июля, 2017г. 18:45)

+1

4

Беллатриса на конфиденциальный разговор и не рассчитывала, а вот Нарцисса видимо — да, и это вызывает у Лестрейндж смешок. Нарцисса выглядит совсем не смешно, и смешок получается без улыбки.
Младшая Блэк — Малфой — выглядит встревоженной. У Беллатрикс есть претензии к её мужу. Были. Были, поскольку теперь, пожив в этом нескончаемом бреду, она не готова пожелать такого никому. Даже магглам. Даже аврорам. Кроме, разве что, нескольких особенных вроде той чокнутой аврорши, чуть не угробившей её вместо допроса.
Про Люциуса говорить Беллатрикс не собирается. Слишком опасно. Плевать для Малфоя, но любые последствия для её сестры, ударят по ней как по живому.
Лестрейндж, несомненно, рада видеть сестру. Но не для того же она пришла, чтобы радовать деталями семейного быта? Хотя Беллатрисе это однозначно нравится. Это причиняет боль, напоминая ей о жизни, которая у неё была и, возможно, могла бы быть. Но этим и дорог немногословный рассказ сестры. Он напоминает Блэк, Лестрейндж, кто она такая, маячит светом во мраке безумия. Возможно, после визита сестры у неё прибавится галлюцинаций, возможно, опять зачастят дементоры. Наверное, это даже ускорит процесс её схождения с ума, но всё равно всё будет по-другому, не так мрачно, насколько это вообще возможно.
Белатрикс закусывает губу, в ответ пристально смотря на сестру. Шутка о том, что неужели она настолько трагично выглядит, что хочется плакать, остаётся невысказанной.
У неё новости не самые радостные, и как только она упоминает мать, сердце камнем уходит вниз. Думать о ней, как и подобает неблагодарной дочери, она и думать забыла. Слишком много навалилось на Беллатрису после ареста, чтобы ещё думать, какой болью это отозвалось её матери, а теперь вот она думает.
— Тихо, тихо, — без следа смешинки успокаивает сестру Беллатриса. Она не может припомнить, чтобы когда-то видела сестру такой, — давай потихоньку. Что с ней? Заболела?

[icon]https://pp.userapi.com/c638626/v638626495/4eacc/JeABIZeoPbc.jpg [/icon]

+1

5

- Нет, - Нарцисса пытается прекратить свою неожиданную истерику, но это приводит лишь к тому, что рыдания становятся более судорожными. Её поведение недопустимо – она это понимает. Время слишком дорого для того, чтобы обращать его в слёзы, миссис Малфой не для того добивалась встречи с сестрой, так что она чувствует гнев на себя. Она сжимает кулаки и мысленно обзывает себя обидными прозвищами. «Прекрати рыдать, дуреха, - говорит она себе, - только нечестные люди так поступают».  Прием детский, но он помогает. Нарцисса вытирает лицо платком, дышит она по-прежнему тяжело, но зато теперь она видит Беллатрису и может переключить на неё своё внимание. Внешне сестра похожа на бледную тень себя, но гораздо хуже её смех без улыбки. Нарцисса боится безумия, боится с того самого момента как первый раз упала в обморок, в своей комнате в отеле маленького австралийского городка, потеряв сутки своей жизни. Пришла в себя она от стука в дверь, женский голос спрашивал: «Всё ли в порядке, мисс? Вы не выходите целый день». Она поднялась с пола и солгала, что всё в порядке, хотя всё было далеко не в порядке. И сейчас с Беллатрисой всё тоже не в порядке. И – кто знает – не будет ли ещё хуже после того, как она сообщит ей свою печальную новость.
- Наша мама умерла, Белла, - Нарцисса думает, что могла бы солгать (как тогда), обмануть власти также как когда-то давно она обманула добродушную женщину, прийти к сестре под предлогом семейных обстоятельств, а поговорить о других вещах, но понимает, что не сможет. Не сможет говорить о чём-то другом. – Похороны уже состоялись, мне не удалось раньше добиться свидания с тобой.
«Чудо, что его вообще удалось добиться, - думает она, - могли ведь позволить просто написать письмо». Но письмо Нарцисса писать бы не стала – побоялась бы, что его потеряют охранники или – и того хуже – прочитают вслух с какими-нибудь издевательскими интонациями. Выражение лица присутствующего надзирателя, по крайней мере, особого дружелюбия не выражало. [icon]http://s018.radikal.ru/i524/1707/2e/9c9ba1916575.jpg[/icon]

+1

6

Она никогда видела Нарциссу такой. Беллатрикс даже не может подобрать слово. слабой, беспомощной, сломленной. Да, пожалуй, последнее подходит больше всего. Она едва не ломает себе запястья, инстинктивно пытаясь быть как можно ближе к сестре. Подбодрить. утешить, что угодно.
Знать бы ещё причину её такого состояния. Нарциссы, которая всегда могла держать, сколько Белла её помнит — а много ли она вообще помнит, может, забыла, что-то важное?
Упоминание матери назойливо крутиться в голове, и если бы не состояние миссис Малфой, сейчас выла бы Беллатриса. Она не привыкла так много думать.
Происходящее похоже на очередной сон, кошмар, которыми изобилует её пребывание здесь. Беллатриса, правда, верит в реальность происходящего, потому что даже несмотря на серые стены, пейзаж за окном и всё-всё серое вокруг, происходящее кажется слишком ярким для сна. Такое при дементорах не сниться.
— Цисса, — хрипло окликает сестру Беллатриса, ложась щекой на грубую столешницу, чтобы иметь возможность заглядывать ей в глаза, несколько прядей падают ей на лоб — чудная парочка, Беллатриса таких раньше в комедийных сценках видела, — Цисса.
В голову лезут самые отвратительные вещи. От того, что что Нарциссу тоже арстовывают, до того, что её пытали. Что угодно.
— Умерла, — переспрашивает Беллатриса, как будто это идиотская шутка её младшей сестры — как будто она способно шутить. Она ударяется подбородком об стол, вкидывая голову.
Смех просится наружу, рождаясь в груди сам собой, но впервые за много месяцев — целую вечность — Лестрейндж сдерживает его, стискивает зубы. Она запрокидывает голову, закрывает глаза. И дышит глубоко, заставляя себя вспоминать, как это делается.
Умерла, значит.
Слёз нет, наверное, они все остались Нарциссе. Время посещения идёт, тает на глазах, но Беллатриса всё никак не может собраться, продолжить.
К этому она не была готова. Она и не думала, что мать была ей дорога настолько. Или что способна чувствовать такую пустоту в груди. Всего одну фразу назад казалось, что Беллатриса потеряла всё.
Но жизнь преподносит ей новые сюрпризы.
Значит, умерла.
Следом за пустотой приходит чувство вины.
— Она что-нибудь говорила? — Беллатриса медленно наклоняет голову, снова фокусируясь на сестре, — ну, перед тем, как...
[icon]https://pp.userapi.com/c638626/v638626495/4eacc/JeABIZeoPbc.jpg [/icon]

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » По семейным обстоятельствам (февраль 1982)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC