Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Lovely bones

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Мария Грегорович, Северус Снейп.
Место и время: Хогвартс, ноябрь 1991 года.
Мария хочет больше узнать о "наследстве", которое досталось ей от отца-шамана. Проблема в том, что, чтобы изучить его, придется в прямом смысле лезть вон из кожи. Профессор Снейп становится свидетелем своеобразных научных изысканий иностранной студентки, находящейся на его попечении как декана Слизерина.

0

2

Несмотря на толщину стен, ночью в замке никогда не воцарялась полная тишина. Если прислушаться, можно было услышать легкие шажки домовиков, наводящих порядок перед новым учебным днем, мерное дыхание спящих портретов, позвякивание лат, не то переминающихся от скуки с ноги на ногу, не то задеваемых едва уловимым сквозняком, гуляющим по коридорам, словно призраки, многие из которых не брезговали звуковым сопровождением своих прогулок в виде звяканья цепей и леденящих душу вздохов.
Но на этот раз, если прислушаться, можно было расслышать еще кое-что: кто-то крался по темному коридору. Иногда шаги замирали, словно прислушиваясь, и вновь возобновлялись: шаг – шорох, шаг – шорох, словно идущий слегка припадал на одну ногу. Едва различимое в лунном свете сияние охватило замок пустующего класса, и дверь со скрипом приотворилась ровно настолько, чтобы впустить кого-то невидимого, но не очень крупного.
Мария сняла заклинание невидимости – в этом больше не было нужды, в этом коридоре, хоть, а может, и благодаря тому, что он не был запретным, редко кто появлялся. Раньше, по всей видимости, это был обычный класс, но теперь он превратился в склад морально устаревших парт, досок с уже нестираемыми следами мела и колченогих стульев, составленных один на другой в пирамиду, которой, кажется, довольно было одного постороннего взгляда, чтобы рухнуть.
Обогнув завалы из парт, Мария оказалась на чистом пятачке – довольно обжитом для пустующего помещения. На полу и двух стоящих рядом стульях стояли свечи, вспыхнувшие по мановению волшебной палочки, отвоевав у темноты пятачок, который вмещал в себя пару книг, наглядно объясняющих человеческую анатомию, топорщащихся закладками, развернутый свиток с записями, сделанными по-русски, а еще – узкий, длинный нож. Отблески огня заплясали в зеркале, прислоненном к спинке стула.
Мария не испытывала страха или отвращения перед тем, что она собиралась сделать. Во-первых, с рукой все вышло не так уж плохо – она не повредила сухожилий, а шрамы зажили почти так же хорошо, как в детстве, и есть шанс, что до конца этого года они опять почти полностью исчезнут – в конце концов, мазь уже доказала свою полезность. Не было и сомнений, что она справится и разберется с остальными костями – направляющие, старые, тонкие нити шрамов у нее есть.
Девушка бросила мантию на спинку стула, расстегнула и сняла рубашку. Многие уже носили свитера, но ей, привыкшей к куда более суровому климату, постоянно было жарко. Возможно, стоило бы начать с ноги, на нее, по крайней мере, можно наложить жгут. Но какая, в сущности, разница? Мария провела пальцем по едва заметным белым линиям. Конечно, можно делать надрез вдоль каждого ребра и двигаться постепенно. Но так она, во-первых, располосует себя, а во-вторых, этот не слишком приятный процесс рискует затянуться надолго. Так что она, пожалуй, просто снимет лоскут кожи, перепишет руны и постарается не истечь за это время кровью.
Вытащив из складок мантии пузырек, девушка проглотила его содержимое и, скривившись, уселась на колени перед зеркалом. Эту обезболивающую настойку она готовила месяц, (еще месяц перед этим ушел на поиск ингредиентов, кое-какие, нужно признаться, она позаимствовала в кабинете зельеварения), поэтому приступить к задуманному смогла только сейчас. В отличие от прочих зелий, она не притупляла восприятие, оставляя ясным ум, но побочный эффект можно было сравнить с трезвостью, внезапно наступившей после недельного запоя.
Поудобнее перехватив нож, Мария твердой рукой провела по линии старого шрама. По животу заструилась кровь, впитываясь в пояс юбки. Проклятье, не так-то просто отогнуть кусок кожи размером почти с открытую книгу, а кровь заливает ребра – попробуй что-то разобрать. Обезболивающее не подвело – она чувствовала только холод, хотя кровь, несомненно, была теплой.
Кажется, вот первая руна. Привстав на коленях и периодически проводя пальцем по кости, чтобы стереть кровь, Мария принялась переносить вязь на пергамент, лежащий перед зеркалом.[icon]https://pp.userapi.com/c837134/v837134955/41a3d/N_y8iMOhX0A.jpg[/icon]

Отредактировано Maria Gregorovitch (18 июня, 2017г. 21:02)

+2

3

Студенты в Хогвартсе – странный предмет, вот они в гостиных, а вот их там нет. Это была одна из основных причин, по которой профессор Снейп выбирался из подземелий на ночные прогулки по замку. И, естественно, не был им за это благодарен. А после разгуливающего по замку тролля вопрос безопасности стал ещё острее. Хотя всем было известно, что проблемы можно решить, убрав из замка одного единственно человека – Поттера. И так было всегда. Но кто его слушает, хотя он и оказывается всегда прав.
У закрытого коридора на третьем этаже Северус лишний раз маячить не стал: нарушители накажут себя сами, если сунутся туда.
Он обходил замок и неизменно начинало клонить в сон. Один раз, правда, его неприятно взбодрил вид так же упрямо бродившего по школе завхоза, но эффект продлился недолго. Зельевар не заметил, как начал снова хромать, хотя нога после приветственных нежностей Пушка на Хэллуин уже давно зажила. Снейп встряхнул головой и остановился: тихий звук шагов, вовсе не его шагов послышался где-то за поворотом. Или нет?.. Это коварное эхо в замке с сотнями переходов странной конструкции и потайными нишами. Опять этот идиот Квиррел? Запутался в своём нелепом тюрбане и пытается доползти до цели?
Северус как можно тише пошёл вперёд, приподнимая край мантии, чтобы тот не волочился с шорохом по полу и не мешал ему слушать. Шаги прервал тихий скрип – двери, оконной рамы, ножного протеза?.. - и замок снова погрузился в тишину.
Северус, явно не до конца понимая, насколько идиотскому занятию посвящает своё время, изучал каждый уголок коридора, останавливался у каждой двери и едва ли не заглядывал в каждую щель между кирпичами древней кладки.
Наконец в одном из давно не используемых кабинетов «гоменум ревелио» радостно отозвалось. Впрочем, за свалкой пыльных парт и так можно было разглядеть тусклый свет. Вот он, триумфальный час Северуса Снейпа – поимка нарушителей школьных правил. Всё, что осталось ему от былого триумфа, когда можно было поймать добычу покрупнее и самому нарушать правила.
Профессор осторожно обошёл склад ненужной мебели, стараясь ничего не задеть, и едва не попятился обратно. Он ожидал увидеть что угодно, но только не окровавленную ученицу перед зеркалом, чертящую что-то на пергаменте в окружении свечей и ритуального кинжала, как он подумал. И чему их там только учат в этом Дурмстранге. Вернее, очень даже похвально, что их там могут научить такому и никто не бледнеет и не падает в обморок от одного лишь упоминания о тёмной магии, но это было уже слишком.
Чуть медленнее, чем обычно, Снейп выхватил палочку, переходя границу глубокой тени и света.
- Грегорович, какого драккла вы делаете? – профессор не мог скрыть всего своего возмущения и изумления. Он, наверное, должен броситься и залатать эту жуткую рану, отвечая за безопасность любого ученика. Но всё это было как-то противоестественно.

+2

4

Перо дернулось, прочертив на пергаменте длинную линию, и Мария рефлекторно отдернула руку, чтобы брызнувшие чернила не попали на уже начертанные руны. Проклятье! Она не заперла дверь. Конечно, теперь поздно думать об этом, да и в любом случае, вряд ли профессор ходил и дергал двери за ручки, проверяя, какая из них не заперта. Он откуда-то знал, что она здесь, вот только, судя по выражению лица и неуверенно замершей на отлете палочке понятия не имел, зачем Грегорович совершает ночные прогулки.
Несколько долгих секунд Мария из-под упавших на лицо волос взирала на декана Слизерина, а сердце бешено билось прямо под пальцами, выталкивая сквозь них кровь. Первой мыслью, пробившейся сквозь пелену шока от неожиданности было дурацкое - прикрыться, только вот чем сперва - вернуть на место липкий лоскут кожи?
Вообще-то Мария не видела абсолютно ничего плохого в том, что она делала. Она же не ставила опыты на другом ученике - такое и в Дурмстранге не приветствовалось, даже если все происходило по обоюдному согласию. А что касается того, как это выглядит... Проклятье, если бы был способ увидеть руны, не вскрывая плоть, она бы им воспользовалась. Но, очевидно, они были зачарованы так, что никакие из известных целительских заклинаний не могли обнаружить их - возможно, потому, что магия не воспринимала руны как повреждение кости. Они были особенностью ее тела, такой же нормальной, как, скажем, родинка, вот только обладали свойствами, которые ей позарез нужно было выяснить. Опять же, в буквальном смысле.
А сейчас она теряет драгоценные мгновения - кровь не водица, да и обезболивающее не рассчитано на длительный эффект. Несколько минут, и может наступить критическая кровопотеря, которую догонит болевой шок - а еще нижнее ребро с правой стороны, которое все время заливает, и она никак не может разобрать руны.
Но это явно придется отложить - судя по тому, с каким выражением обычно столь неэмоциональный профессор взирает на ее богатый внутренний мир.
- Я...
Слово повисло в воздухе - Мария выдохнула, пытаясь как можно короче сформулировать свою мысль.
- ...провожу исследование, - закончила она, в подтверждение своих слов отнимая руку от ребер и переводя взгляд на перечеркнутый пергамент.
На костях достаточно отчетливо были видны борозды, заполненные кровью, которые сплетались в замысловатую вязь - лист был заполнен до половины, руны выстроились в ровные столбики.[icon]https://pp.userapi.com/c837134/v837134955/41a3d/N_y8iMOhX0A.jpg[/icon]

Отредактировано Maria Gregorovitch (19 июня, 2017г. 21:40)

+2

5

Северус не хотел смотреть на это всё, но, очевидно, должен был. Кровь его не пугала, скорее даже наоборот, только её вид и заставлял его мыслить сдержанно и в меру трезво.
- Исследование? – недоверчиво хмыкнул профессор, снова беря себя в руки. Он опустился на пол рядом, накладывая кровеостанавливающее заклятие, которое рваной сеткой легло на рану, всё же оставляя прорехи. Чар хватит ненадолго, но всё-таки дотащить её до подземелья или Больничного крыла он должен. Не хватало ещё, чтобы иностранная студентка почила тут на его руках почти расчленённая.
- В Британии такие исследования называются совсем по-другому, - прошипел он, брезгливо осматривая эту её маленькую экспериментальную лабораторию. Да девчёнка просто сумасшедшая. Режет себя, любуется этим в зеркале, ещё и руны пишет, наверное, кровью. А все эти шрамы, откуда они? Не то чтобы он нарочно к ней приглядывался, но это было невозможно не заметить. Он красочно распишет это Альбусу, ещё красочней, чем полнейшую бездарность и несостоятельность Поттера. Хотя бы это не должно стать его головной болью.
- Думаете, я не знаю, как вы сбегаете регулярно по ночам? – он схватил пергамент, запихивая его в карман мантии и стараясь не смотреть на девушку. Если она упадёт в обморок от кровопотери, он и так это заметит. – Я с этим разберусь, будьте уверены. Вставайте.
Мерлиновы носки, она ещё и не одета. И как и куда вообще она может пойти. Как она вообще добирается до спальни после таких «исследований»? Северус сгрёб рубашку, протягивая девушке, но в последний момент остановился.
- Сидеть, - отрывисто скомандовал он и почти твёрдой рукой провёл тканью по белеющей под кровью кости. Это было столь же мерзко, сколь и прекрасно.
- Что это такое, Грегорович? – Снейп посмотрел ей в глаза и почти угрожающе процедил, - И не вздумайте мне лгать.
Он был уверен, что всю эту чертовщину она сделала с собой сама.

+2

6

Грегорович вздрогнула: холодок скользнул вдоль позвоночника, но пока действует обезболивающие, она не сможет узнать, сработал ли один из блоков из-за направленного на нее заклинания. Это отвлекло ее ровно настолько, чтобы тот факт, что лицо Снейпа внезапно оказалось прямо напротив, стал неожиданностью.
Когда профессор был зол, он умудрялся орать, не повышая голоса, с эдаким змеиным присвистом - Марии уже доводилось слышать на занятиях этот тон, возмущение и брезгливость которого можно было сравнить только с возмущением и брезгливостью старой девы, обнаружившей в своем буфете дохлую мышь.
Мария попыталась перехватить пергамент свободной рукой - в правой она все еще сжимала перо, но влажные от крови пальцы только скользнули по листу, прежде чем тот скрылся в складках мантии декана. Грегорович подхватилась - не потому, что ей велели встать: рука, выброшенная вперед, наткнулась на собственную рубашку, оставив на ней багровые отпечатки. Пожалуй, оно и к лучшему - всего мгновение, но в течение этого мгновения Мария действительно собиралась вцепиться в профессорскую мантию, чтобы вытащить лист. И села она, опять же, не по команде - рефлекторно отпрянула, сообразив, что у нее и так большие неприятности, и нападение на декана - а подобные действия можно было расценить, как нападение - вряд ли улучшат ее положение.
Глаза у Снейпа были черные, как колодцы, а в полутьме радужка почти сливалась со зрачком.
- Руны, - озвучила Мария очевидное.
Конечно, если декан сильно постарается, он, возможно, определит, что это за язык, и может, при большом желании, и сможет перевести отдельные знаки. Камень. Вода. Бег. Даже ей придется поломать голову, но чужак - нет, он ничего не поймет. Но что-то во взгляде Снейпа подсказывало, что такой ответ его вряд ли устроит.
- Послушайте, я была ребенком, - Мария, наконец, разжала пальцы и перо, выпорхнув из ее руки, легло на пол между ними. - Это... амулеты. В своем роде. Мне нужно знать, какую магию они поглощают, что рассеивают и что отражают.
Взявшись за свободный край рубашки, Мария стерла оставшуюся кровь - под воздействием заклинания она остановилась, и теперь открытая грудная клетка выглядела даже неприятнее, чем прежде, - словно у покойницы, - зато руны проступили четко - мелкая вязь бежала по ребрам, карабкалась по грудине...
- Пожалуйста, не нужно больше заклинаний, - уголок рта Марии дернулся, обрывая невысказанное - иначе руны, причем не обязательно эти, вспыхнут, прожигая плоть до самой кожи, и еще долго - как было с рукой - она не сможет добраться до кости.[icon]https://pp.userapi.com/c837134/v837134955/41a3d/N_y8iMOhX0A.jpg[/icon]

Отредактировано Maria Gregorovitch (19 июня, 2017г. 21:40)

+2

7

Снейп и сам догадался, что под кожей студентки всё это время скрывались именно руны. Большим специалистом в этом он не был, но когда имеешь дело с тёмной магией, ритуалами и прочими увеселениями его молодости, невольно то и дело натыкаешься на них. Но продолжать свои полные яда тирады он не стал, на них не было времени и никакого чувства удовлетворения они ему потом не дадут. Да и девушка, кажется, не была настроена что-то скрывать, раз уже поймана с поличным.
Северус вовсе не ожидал услышать такую неординарную историю. Да ещё и отдающую сентиментальностью в самом начале. Он хотел было прервать Марию, грубо поторапливая, но она не стала вдаваться в подробности и расписывать ему всё своё детство.
- Амулеты? – Снейп недоверчиво прищурился, но девушка была спокойна и не пыталась городить какую-то притянутую за уши чушь, которую он обычно слышал от студентов. – И кто же это догадался вас так заботливо этим наградить?
Северус почти отдёрнул руку от рубашки, отдавая её своей законной владелице, и всё смотрел на знаки на костях, словно ждал, что сейчас на его глазах проступят новые. Во всём этом явственно проступал интерес, тот самый, из-за которого он сам лишился многого и лишил когда-то многого других.
Палочку профессор опустил. Девушка не была опасной и, кажется, ей действительно было важно, чтобы он ею не размахивал больше.
- Почему вы никому об этом не рассказали? В конце концов, однажды вы могли бы просто не вернуться в спальню. В конце концов, директор Хогвартса – сильнейший и мудрейший маг современности. Он мог бы вам помочь.
Да что там директор, вся школа напичкана специалистами в своей области. Не считая пары совершенно нелюбопытных экземплярчиков. А Альбус Дамблдор всегда славился альтруизмом и пониманием, он даже оборотня в школе приютил. Неужели прогнал бы студентку с такой нетривиальной проблемой?
Но нет, эту студентку он не потащит к директору. Если в школе и происходит что-то, о чём Дамблдор действительно не знает, то этот случай будет именно таким. В Хогвартсе есть специалист по тёмным искусствам, настоящий специалист, недооцененный и пожизненно обиженный на весь мир. И это его и только его трофей.
Северус вытащил пергамент, расправляя, и сверил написанное с первоисточником. Научный интерес в нём боролся с недопустимостью того, что он делает и на что глядит, но это было настоящее дело, без которого он сидел в этом чёртовом замке столько времени.
- Сколько времени у вас осталось? Как вы нивелируете… всё это? – он скупым жестом попытался обвести вскрытую заживо часть девушки, но только ближе в итоге прижал руку к себе и взглянул на перо на полу. – Принимаете кроветворное?

+2

8

Мария недоверчиво воззрилась на Снейпа. Он что, серьезно?
- Я бы вернулась. А вы бы рассказали всем о том, что дает вам преимущество? - вопросом на вопрос ответила девушка.
Возможно, это был не тот тон, которым стоило разговаривать с профессором, поймавшем на нарушении как минимум десятка школьных правил. Но учитывая ситуацию, было не до церемоний, вроде непременного "сэр" в конце каждой фразы - особенность английской речи, к которой Грегорович за три месяца едва привыкла.
- Мне не нужна помощь.
Это было сказано абсолютно нейтральным тоном, без апломба, просто как констатация факта. Действительно, она не раз слышала, что Дамблдор чуть ли воплощение Мерлина, но вряд ли даже сильнейший и мудрейший директор Хогвартса что-нибудь знает о ритуалах крайнего севера, где отойдя несколько миль от стойбища и наткнувшись на другое поселение вполне можно было не понять речь местных - настолько обособленно существовали общины. Так что в том, что касалось рун, ей неоткуда было ждать помощи - если бы даже хотелось получить ее.
Наверное, Мария не ожидала, что декан прислушается к ее словам - поэтому со все возрастающим удивлением следила за тем, как его рука нырнула в складки мантии и вновь появилась на свет с заветным пергаментом, причем Снейп сопровождал свое движение вопросами, явно свидетельствующими о том, что он не собирается отправить ее в больничное крыло или наложить взыскание.
- Не больше четверти часа. Да, и обезболивающее, - Мария решила не углубляться в тему, чтобы не возник вопрос, откуда она берет зелья. - Позвольте, я закончу? - быстро попросила она, словно боясь, что декан сейчас передумает и снова спрячет аккуратно разглаженный пергамент. - Вот эти руны... здесь, - она указала на нижнее ребро и потянулась к перу. - Я бы справилась быстрее, но в зеркале... неудобно, - неизвестно зачем, словно оправдываясь, заметила она.
Действительно, закончи она раньше, профессор не застал бы всего этого, а значит, не узнал бы ее секрета. Возможно, она ближайший месяц драила бы котлы в наказание за ночные прогулки, но с другой стороны, понимание, что кто-то еще, кроме нее самой и, возможно, Грегоровича, причастен к тайне, вызывало нехороший трепет под ложечкой, что-то вроде беспокойства. Все-таки это было для нее очень личным. Близким, если можно так выразиться, к сердцу.[icon]https://pp.userapi.com/c837134/v837134955/41a3d/N_y8iMOhX0A.jpg[/icon]

Отредактировано Maria Gregorovitch (24 июня, 2017г. 11:46)

+2

9

Северус понимал девушку, её мотивы и уверенность в себе. Он видел, что она действительно всё взвесила. Но важность эту в студентах не любил. Сколько проблем можно было бы избежать, если бы они не считали, что уже в состоянии сами принимать решения. Он, конечно, и сам таким когда-то был и считал некоторых преподавателей чересчур занудными, но когда оказываешься по другую сторону баррикад, всё выглядит совсем иначе.
Снейп проследил за жестами Марии и даже с каким-то облегчением оторвался от созерцания её внутренностей, уверенно перехватывая перо с пола. Взыскания сейчас ничем ей не помогут, если он насильно прервёт эксперимент, она обязательно к нему вернётся, но уже без него.
- Я не буду обременять вас своей помощью, если она для вас более болезненна, чем всё это, - Снейп скривил губы. То ли с обидой, то ли наоборот с пониманием всей мрачной эстетики этого действа перед зеркалом. И продолжил настойчиво, почти ультимативно, – Но вы не станете отрицать, что времени не так много, а мне продолжить записи гораздо сподручнее.
Снейп быстро, но аккуратно стал копировать руны, поднимая и снова опуская взгляд. Краем сознания он понимал, как странно всё это выглядит, и поначалу буквально заставлял себя смотреть на вскрытую плоть, белеющую по краям раны кожу. Это в конце концов студентка. Или амулет? У него в глазах уже рябило от этих заморских значков. Профессор откинул рукой назад мешающие длинные волосы и нахмурился.
- Повернитесь к свету, не вижу, что вон там, - он показал палочкой на уходящее вверх основание грудины, осторожно, борясь с желанием продолжить разрез. Видно всё равно было неважно, и снова начинала просачиваться кровь. Северус было подался чуть вперёд, но одно дело склониться над котлом и засунуть туда свой нос, и совсем другое – возить им по чьим-то рёбрам. Пожалуй, он достаточно насмотрелся. Снейп отложил перо, но не спешил отдавать пергамент.
- На сегодня ваши упражнения в препарировании закончены, - от мысли вести её в Больничное крыло он окончательно отказался, но и вмешиваться в её явно отработанную процедуру возвращения себе целостности не хотел. – Как только вы будете готовы, я возвращаю вас в подземелья. В мой кабинет.

+2

10

Пальцы девушки замерли в дюйме от пола, едва не натолкнувшись на руку декана. Мария выпрямилась, закладывая за уши выбившиеся из стянутого ремешком хвоста пряди. Ее сердце екнуло и подскочило, забившись у самого горла, так что девушка была вынуждена сглотнуть плотный комок, мешающий вдохнуть. Он предлагает помощь?
Все еще не вполне веря в происходящее, Мария поднялась с колен и пересела на стул, чтобы открытая грудная клетка была на уровне глаз Снейпа. Мокрая от крови юбка липла к ногам, колени серых чулок были черными. Стыдно признаться, но она затянула. Здесь не меньше литра, и только действие зелья не дает ее зрению туманиться, а рукам позволяет оставаться твердыми, хотя девушка уже чувствовала знакомый подступающий холод, а на побелевшем лбу выступили бисеринки пота.   
Она старалась дышать медленно и поверхностно, чтобы ребра не двигались. Глядя сверху вниз на сосредоточенное лицо декана, Мария испытывала смешанные чувства. С одной стороны, это было настолько личное - даже Макею она не позволила взглянуть, соврала, что не хочет лезть в это, что боится. С другой...
Мария послушно повернулась, переведя взгляд на пергамент - руны были выписаны четко, и легко читалась разница между покосившимися черточками, выведенными ею на коленке, и твердой рукой преподавателя зельеварения.
По позвоночнику прокатилась волна холода, и Мария вздрогнула. Кажется, действие зелья заканчивается. Рука, которой она потянулась к оставленной вне круга света сумке, дрожала. К счастью, ей не нужно было ничего делать - заклинание было заготовлено заранее. Мария просто выровняла кожу и воткнула изогнутую иголку в точку, от которой начинался разрез. Зачарованная игла замелькала, стягивая края раны, а Мария откинулась на спинку стула, прислушиваясь к ощущениям, машинально отерла окровавленной рукой влажный от пота лоб. Во рту стало сухо, а ком в горле, который она уже который раз безуспешно сглатывала, налился тошнотворной тяжестью. 
Слова о кабинете декана привели ее в чувство лучше, чем эннервейт. Значит, рано она успокоилась, и серьезный разговор еще предстоит.
- Я готова, - Мария набросила мантию прямо на голое тело, а пропитанную кровью рубашку запихнула в сумку. У нее не было ни сил, ни желания пытаться отчистить кровь заклинанием. Убрала нож, проводила взглядом пергамент, который Снейп явно не собирался отдавать ей - по крайней мере пока, как очень хотелось бы надеяться.
Девушка встала и сделала пару шагов в сторону выхода. Перед глазами слегка плыло, но если не бежать, она вполне может дойти, держа спину прямо и не растеряв по дороге в подземелья остатки собственного достоинства.[icon]https://pp.userapi.com/c837134/v837134955/41a3d/N_y8iMOhX0A.jpg[/icon]

Отредактировано Maria Gregorovitch (24 июня, 2017г. 11:46)

+2

11

Северус не просто не хотел больше вмешиваться в личное пространство девушки, он оценивал её возможности. Хочет она этого или нет, но пока находится в Хогвартсе, из поля зрения декана Слизерина она никуда не денется. Он постарался не наблюдать так пристально за мелькающей иглой. Теперь, когда Мария всё больше выглядела как прежняя студентка, её вид скорее смущал. Но несмотря на отработанные движения и фантастическую выносливость, выглядела она куда хуже, чем обычно. Особенно это стало заметно, когда они вышли в коридор. Северус запер дверь и посмотрел на Марию внимательней.
- Вы можете идти? - ей не нужна его помощь, но и ему проблемы не нужны. – У вас на лице кровь, вас не должны увидеть в таком виде.
Он окинул её взглядом, таким, каким оценил бы каждого ученика, разгуливавшего в это время по школе. С юбки на пол упала капля крови, разбиваясь в тёмное пятно на полу. Северус едва заметно поморщился и заклинанием избавил их от этого неудобства. Словно труп подготавливать к похоронам, где он для всех должен выглядеть в последний раз прилично, приятно и благообразно. Но стоило надеяться, что до этого не дойдёт.
По дороге он то и дело косился на Марию, то настороженно, то заинтересованно, то с недовольной обречённостью. Он, может быть, поторопился в это ввязываться. Или всё-таки не может упустить такой шанс?.. Достаточно ли человечно его отношение или этим и вовсе можно пренебречь? Но что бы он не решил, почему-то Северус был уверен, что всё будет не так просто. Возможно, всего лишь обычный пессимизм.
Закрыв за собой дверь кабинета зельеварения, он всё-таки снова заговорил, копаясь в обычно запертом шкафчике позади преподавательского стола. По дороге он успел обдумать, что должен сказать и сделать в первую очередь.
- Сядьте. Вам повезло, что вас нашёл именно я, - его фраза прервалась звоном стекла, и Снейп повернулся, проверяя названия, написанные на этикетках флаконов мелким почерком. – Хотя вы можете так и не считать. Вам бы хотелось, чтобы об этом не знал никто. И это самое малое, что я могу вам обеспечить.
Профессор выставил перед Марией на стол разномастные флаконы и положил по другую сторону этого частокола пергамент, пригвоздив его к деревянной поверхности рукой и нависая тёмной тенью над девушкой.
- Свои опыты вы отныне должны будете проводить с моего согласия. Здесь. И если я замечу ещё хотя бы один новый шрам, о происхождении которого не буду информирован…
От предложений Мария абсолютно точно откажется, поэтому Снейп выбрал ультиматум. Он не закончил фразу, но подкрепил свои намерения многозначительным взглядом и тоном, не терпящим возражений.

+2

12

Головокружение, отправившее кабинет в медленном вальсе куда-то в сторону, постепенно прошло, а черные мушки, облепившие поле зрения, разлетелись в стороны. Определенно, могло быть и хуже. Очень хотелось пить; слюна стала вязкой, и Мария с трудом сглатывала, не рискуя облизнуть пересохшие губы - было ощущение, что язык только пройдется по ним, как наждак. И куда легче было бы мириться с этим противным состоянием, если бы пергамент с рунами сейчас лежал у нее в кармане, и не было профессора, который рассматривал ее так, словно прикидывал, как будет набивать чучело, которое украсит угол его кабинета с табличкой "она нарушала школьные правила".
- Могу, - отрезала девушка, гадая, кто может увидеть ее в такой час, кроме привидений, портретов и, возможно, таких же нарушителей, как она сама.
Пока они шли - достаточно медленно, нельзя было отрицать, что темп здесь задавала Грегорович, время от времени она чувствовала на себе взгляд декана, но не оборачивалась, чтобы встретиться с ним глазами и попытаться понять, о чем он сейчас думает. Мария могла предположить, что у Снейпа в голове сейчас идет жестокая борьба между поборником жесткой дисциплины и ученым, которого не могла не заинтересовать столь необычная находка, и девушка предпочла помалкивать, чтобы ненароком не склонить чашу весов не в ту сторону.
Кабинет зельеварения, что ночью, что днем, выглядел одинаково. Марию не раз посещала мысль, что живя в подземельях, можно запросто потерять ощущение времени. По крайней мере с ней именно это и происходило, когда она зачитывалась до утра в гостиной, и, не прибегая к часам, разве что по тающим свечам могла определить, сколько уже прошло.
Отодвинув стул, Мария с плохо скрываемым облегчением села, опершись локтями о столешницу. Это путешествие по замку отняло у нее остатки сил, и теперь она с удовольствием легла бы прямо здесь, хоть на пол, или хотя бы положила голову на парту.
Скользнув взглядом по пузырькам с зельями - они были непрозрачны, но Мария и без этого могла бы сказать, что внутри: кровевосполняющее, регенерирующее и, возможно, еще одно обезболивающее - девушка подняла голову, взглянув в глаза декану.
Интересно, и как это он собирается заметить новые шрамы?
Ситуация, в которой Снейп застал свою ученицу, само собой, сдвигала морализаторство на второй план, но сейчас Мария достаточно ярко вообразила, как декан, вызвав ее к себе, закрывает дверь и приказывает раздеться, скурпулезно проверяя, не нарушила ли она его запрет.
Мария была взрослой девушкой. По английским меркам, закончив этот год обучения она считалась бы полноценным членом магического сообщества. К тому же, у нее не было проблем с тем, чтобы раздеться перед кем бы то ни было - как будущий колдомедик Мария считала, что раз уж анатомически все люди устроены одинаково, видел одного, значит, видел всех. Но смутное чувство субординации, к которому иногда, особенно в школе, приходилось прислушиваться, подсказывало, что это будет немного... ну... странно. И вот это "здесь" прозвучало так, словно Снейп выразил желание присутствовать при ее исследованиях. И кажется, это настоящая дилемма - отказаться от опытов, пока она находится в Хогвартсе, чтобы гарантированно оставить при себе их результаты и не менее гарантированно оставаться под пристальным вниманием декана, что даже более странно, чем его присутствие при ее исследованиях, - или информировать Снейпа.
Здравствуйте, профессор, не запирайте, пожалуйста, кабинет, я закончу эссе и приду вскрывать себе ногу. Звучит как бред.
Отбросив все появившиеся домыслы, Мария спросила прямо:
- Ваше согласие означает, что вы будете присутствовать при этом?
Протянув руку, она повертела в пальцах один из пузырьков, но открывать его не спешила.[icon]https://pp.userapi.com/c837134/v837134955/41a3d/N_y8iMOhX0A.jpg[/icon]

Отредактировано Maria Gregorovitch (24 июня, 2017г. 11:46)

+2

13

- Естественно, - невозмутимо ответил профессор таким тоном, словно подумать иначе мог только сумасшедший. То есть, это всё, конечно, должно будет выглядеть очень неординарно. И заподозрить его можно не только в научном интересе, который в данном случае уже сам по себе граничил с недопустимыми нормами этики. Но могут же тут быть и самые обычные, официальные причины контролировать эти опыты, надо сказать, весьма опасные, уж с этим-то никто не станет спорить.
- Я должен быть уверен, что с вами ничего не случится, пока вы находитесь на моём попечении, - это должно было звучать убедительно, потому что было правдой, вернее, её частью. Могло показаться, что Снейп пребывает в вечном желании избавиться от всех учеников, но, понимая всю нежизнеспособность и несбыточность этой мечты, он делал прямо противоположное, продлевая их жизнь, которую сам же потом и превращал в ад.
Конечно, оба они понимали, что настоящие мотивы куда глубже, но оба из соображений всё той же пресловутой субординации не спешили вытаскивать их на свет. Да и разве могла Мария отказаться? Впрочем, выбор есть всегда. Не только у него могли быть свои козыри. Но Снейп не хотел угрожать студентке, пользоваться её уязвимым положением и неважным состоянием. Он ещё не дорос до уровня Альбуса Дамблдора. Хотя эксперименты над людьми это так увлекательно и заманчиво… Но он обещал не оказывать помощи. Разве что самой необходимой, минимальной, в качестве небольшого подкупа.
- Пейте, - разрешил профессор, кивая на флаконы с таким видом, будто в случае отказа он всё равно затолкает их Марии в глотку. – В моём распоряжении ещё немало составов, которые могут облегчить ваши бессонные ночи.

+2

14

Одним движением Мария сковырнула пробку, плотно сидящую в горлышке пробирки. В нос ударил горьковатый запах. Профессор Снейп, пусть она сталкивалась с ним всего ничего - можно считать, не больше полутора десятка раз за все время пребывания в Хогвартсе, производил впечатление человека, который не терпит возражений и пререканий. Можно было не сомневаться, что условий он также не потерпит, тем более что она здесь - сторона более слабая. Мария не разделяла ни безотчетный ужас, который испытывали прочие факультеты перед деканом Слизерина, ни благоговение его учеников. Хотя профессор Снейп был весьма компетентным специалистом в зельях и, на что он намекал неоднократно, как показалось Марии с некоторой долей желчи, в темных искусствах. То, что в Хогвартсе именовалось ЗОТИ, было абсолютно бесполезным курсом, который, к тому же, читал заика. Складывалось впечатление, что директор школы в своем стремлении оградить учеников от всякого зла немного перегнул палку. Учитывая, что она сейчас сидит здесь, непроизвольно кривясь от мерзких на вкус зелий, а не слушает нотации, возможно, даже в исполнении Дамблдора, интерес декана к такого рода магии может быть даже сильнее, чем ей показалось вначале.
Учитывая, что он уже видел слишком много, чтобы имело смысл дальше что-то скрывать, может, будет верным решением принять помощь? Мария поставила на стол последний пузырек и, сцепив пальцы в замок, оперлась о столешницу, снизу вверх глядя на профессора.
- Хорошо. Благодарю за зелья. Я могу идти?
Очень хотелось содрать с себя заскорузлую одежду и, наконец, лечь. Головокружение прошло, но Мария подозревала, что даже зелья профессора не вернут ее в норму мгновенно - через какое-то время слабость вернется. Кроветворение, даже ускоренное лекарством - процесс длительный, и еще пару дней она будет чувствовать себя отвратительно.
А ближе к выходным можно и наведаться в кабинет зельеварения. Мария намеренно не задала вопрос - ей было интересно, назначит ли профессор время сам, или будет ждать, когда она подойдет к нему?[icon]https://pp.userapi.com/c837134/v837134955/41a3d/N_y8iMOhX0A.jpg[/icon]

Отредактировано Maria Gregorovitch (9 июля, 2017г. 19:39)

+2

15

Северус всё ждал с опаской, что Мария откажется в последний момент, решит, что даже подобный риск неоправдан и стоит и вовсе прекратить все исследования своих расписных внутренностей, пока она находится в Хогвартсе. Для Снейпа это была бы невосполнимая потеря. Он уже приготовил контраргументы и даже угрозы, что оказалось совершенно лишним. С каждым новым опустошенным флаконом его тревога отступала.
- Конечно, - быстро ответил профессор, словно всё ещё боялся, что мрачные стены подземелий будут давить на девушку слишком долго, и она передумает. Он подвинул кончиками пальцев пергамент вперёд и отпустил, явно неохотно. Это был некий жест доверия, что она не обманет его, а он не будет заставлять её делать это не только из разумных соображений. Да и в конце концов во всех этих каракулях Снейп не разбирался и не считал, что имеет право выносить на чей-то суд нечто столь глубоко личное. Но, кажется, теперь его ждут новые часы увлекательных поисков в библиотеке. И как жаль, что многие из тех, кто мог бы ему сейчас помочь, изолированы от общества. Всё-таки польза есть от любых связей, даже самых порочащих.
Наверное, нужно добавить ещё какие-то зловещие напутствия Марии, провожать её до гостиной Слизерина уже не было никакого смысла. Да и выглядело бы это подозрительно. Как и всё, что происходило этой ночью. И после полученного согласия дождаться следующего раза будет непросто, на языке уже вертелся вопрос о том, что он сделал не так, применив заклятие. Но не разделывать же теперь бедную девочку бесконечно, во всём нужно знать меру.
- Как только будете готовы, сообщите мне, - подыскал Снейп функциональное прощание. Он всё ещё не был уверен, что данная ситуация вписывается в рамки того мира, куда его беспрестанно пытался впихнуть Дамблдор, но почему-то Северусу казалось, что поступает он правильно. И отравленная давным-давно тёмной магией тяга к открытиям с ним охотно соглашалась.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC