Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Operate

Сообщений 31 страница 50 из 50

1

Конец октября 1995 года.
Вейлин Арн, Дженис Итон.

0

31

Если узнает и если поверит, — уточняет Арн, отдавая Итон пачку с последней сигаретой. — Трансфигурируй себе что-нибудь, пока не околела.
Потом, склонив голову на бок, предлагает:
— С внутренней стороны по-любому есть вход.
И, прикинув, аппарирует с Итон еще раз.

Внизу и впрямь есть дверь внутрь башни. Она, скрипнув, поддается магии, и Арн тянет ее на себя:
— Прошу.
С учетом того, что есть риск не рассчитать расстояние, подниматься им все-таки придется пешком.
Лестница находится сразу — по правую руку.

+1

32

— Тебе надо, ты и трансфигурируй, — огрызается Итон, пряча пачку под резинку трусов на бедре, и обходится чарами: согревающими и грязеотталкивающими.
Всё, что Итон могла трансфигурировать — это воду в вино, да и то, если верить слухам в аврорате. Все, кто говорили, что Итон трансфигурировала при них что-то кроме, врали, подло и цинично.
На самом деле Итон знала ровно ту программу, что требовали с неё в аврорате на аттестации и, может быть, немного сверху: боевую магию на стыке двух дисплин, но и ту брала опытом и долгой отработкой.
Точно только догадалась, Итон заносчиво вскидывает подбородок:
— Или тебя мои коленки смущают?

В Башне Итон первые делом смотрит на стыки стен и потолка — ищет камеры. Та одна, что есть и работает, смотрит на вход, и на всякий случай Итон чуть-чуть деформирует линзу, растворяя немного кристаллов внутри стекла. Она поступает так с каждой камерой, что встречается им на пути, и на всякий случай делает себе пометку подпортить записи.
Мысль о том, что взрыв Биг-Бена станет делом маггло-магического масштаба, становится всё назойливей, и на 174 из 394 ступеней Итон делает перерыв.
— Ненавижу, блять, Англию, — признаётся она, опираясь ладонями о колени, чтобы перевести дыхание. — В США давно бы поставили лифт.

+1

33

Итон выглядит забавно, когда так по-детски огрызается, но пачку все-таки забирает.
— Меня? — переспрашивает Арн с искренним удивлением. Если бы из всего того, что происходит в данный момент, его больше всего смущали именно итоновские коленки, он, пожалуй, был бы самым невменяемым человеком на этой планете.
Но нет.
Коленки ему нравились.
— Нисколько, — примирительно отзывается Арн, делая первый шаг на лестницу, и, посмеиваясь, предлагает: — Если станет жарко, пока поднимаемся, можешь раздеться. Ни в чем себе не отказывай.

Лестница довольно высокая, как раз из тех, об которые удобно ломать ноги, пытаясь спуститься обратно, и где-то к середине идти действительно становится тяжело. Арн останавливается вслед за Итон, и, прислонившись к стене, глубоко дышит.
Он даже где-то подозревает, что через еще сотню ступенек Итон пошлет свою затею к черту и аппарирует домой, так и не добравшись до конца.
— Они продумали все заранее, — усмехнувшись, говорит Арн. — Знали, что кто-то вроде тебя не осилит подъем и расстанется с желанием подорвать сердце столицы.
Но Дженис дойдет на чистом упрямстве, однозначно.
— Но осталось меньше, чем мы прошли, — отвечает Арн, заглядывая меж пролетами наверх. — Ну как, справишься или тебя донести?
И если он не скинет ее от усталости пролетов через пять, то все кончится относительно неплохо.

+1

34

Раздеваться Итон не собирается: с чарами у неё проблем нет, и согревающие работают ровно. Итон думает о другом: о том, то всё это, в общем-то, плохая затея, и она не может позволить себе такого веселья. Даже если никто не пострадает.
Даже если очень хочется.
Даже если она настолько ненавидит Англию, что разлетевшаяся по кирпичу башня только согреет её сердце.
— Очень предусмотрительно с их стороны, — одобрительно кивает Итон, потирая стопой щиколотку. — Я прямо приятно удивлена.
Итон следом за Арном заглядывает наверх. Наверное, она могла бы потратить немного времени и точно рассчитать выход аппарации на одной из последних площадок — с математикой-то у неё всё было хорошо, — но ей приятно иметь в запасе ещё немного времени.
Чуть-чуть.
Арну нужно всего ничего, чтобы сдаться первым.
— Донеси, — подначивает его Итон. — Если, конечно, тебе хватит силы.
Детский сад. Как есть детский сад.

+1

35

Он мельком оглядывает складские помещения, открывающиеся в стороне от лестницы, но не находит в них ничего интересного. Этажом ниже были такие же: Биг Бен вообще мало занимателен изнутри.
Только, разве что, тюремная камера внизу.

А Итон все так и хочет остаться в победителях по упрямству, и готова пользоваться для этого всеми предложенными средствами.
Арн угадывает даже с тоном ее ответа.
— Тогда это автоматически записывается тебе как капитуляция, — говорит он, широко улыбаясь, и поднимается дальше.
Еще чего. Обойдется.

К двухсот какой-то там ступеньке, впрочем, приближающейся, кажется, к третей сотне по счету, Арн тяжело дышит и прикладывается затылком к неровной каменной кладке. Осталось не так уж и много по сравнению с тем, сколько они уже прошли, и возвращаться, как и идти дальше, просто глупо.
— Мы все еще хотим его взрывать? — спрашивает Арн, хотя по поводу "хотим" ему трудно сказать однозначно.
Еще пара-тройка ступенек и он сам с удовольствием посмотрит, как разваливается Биг Бен.

+1

36

— Ещё чего, — повторяет Итон Арну, а затем обгоняет его.
Она будет первой, где бы они в итоге ни оказались.

Она всё ещё первая там, почти у цели, и понимание того, насколько это плохая идея, не даёт ей дышать так же верно, как одышка.
Стоя на пару ступеней выше, Итон молча смотрит на Арна и борется со своим упрямством.
— Не знаю, — говорит ему Итон, пряча взгляд и кусая губы, и нервно теребит низ футболки.
Они ведь уже пришли, да?
Наверное, они хотят его взорвать — или она просто хочет выиграть.
— Я не знаю, Арн. Зачем-то же мы здесь, да?
Может, всё дело в том, что он первым сделал шаг навстречу.
— Ты хочешь? Ну, взорвать его.

+1

37

Чуднó смотреть на Итон снизу вверх, тем более, когда она оказывается выше почти на голову.
— Я? Это была твоя идея, — говорит Арн, указывая на нее пальцем.
Итон так сомневается, как будто и не она вовсе.

Арн еще раз задумчиво смотрит наверх и садится прямо на лестнице, упираясь ногой в железные прутья перил.
К дракклу этот взрыв.
— Ладно, ты выиграла. Опять, — соглашается он, разводя руками, и все еще пытаясь не отвечать на это "зачем".
Он, в отличие от Дженис, очень хорошо понимает, зачем здесь.
И понимать ему нравится меньше всего на свете.

Потом, словно усмехнувшись слабоватой шутке, все-таки отвечает:
— Я здесь, потому что мне просто нравится быть с тобой. И если ты еще этого не поняла, Итон, — он, помолчав с секунду, прикидывает: сколько там прошло лет? Но вслух так и не озвучивает, а просто продолжает: 
— То я даже не знаю, чем тебе помочь.

+1

38

— О, — говорит Итон, и это единственное, на что её хватает.
Как была, Итон садится на ступеньки, и зад резво протягивает холодом.
Маггло-магическая сенсация, очевидно, отменяется.
Итон чешет в затылке, старательно разглядывая свои ноги.
— Извини.
Ей в самом деле неловко.
Даже без пустых бутылок и объедков пиццы Итон чувствует себя подростком как никогда остро.
— Scheiße, — тяжело вздыхает Итон, закрывая лицо ладонями. Когда она вновь поднимает голову, и в глазах, и в голосе сквозит отчаяние:
— А могли ведь просто потрахаться!
Вечно он всё усложняет.

+1

39

О — вот тебе и "о", вашу мать.
Он очень хорошо помнит 79-ый, ловко вычеркивая то, что дальше, и ненавидит себя за то, что только что произнес вслух. Еще больше он ненавидит Итон за эту постоянную неуместность: кажется, она победила его даже здесь.
О, Мерлин, это самая идиотская ситуация, какую можно было придумать. Он сидит рядом с едва одетой Итон внутри Биг Бена на двести какой-то там, почти трехсотой ступеньке и едва ли не признается ей в любви.
Позорище.
— Не могли, — бесцветно говорит Арн и по тону его голоса трудно понять, о чем он думает. — Но можем. Я, прости, так и не научился понимать, чего ты хочешь.
На Итон он не смотрит: ему не зачем, и так все слышно.

+1

40

Более неловких ситуаций в жизни Итон было мало. Итон вообще не знала, как реагировать, когда речь заходила о чувствах, и тем более — о чувствах к ней. Итон плохо в них разбиралась: помнила лишь, что любила Тома, а больше — никого.
К счастью, Арн не хотел от неё любви. Опустив сцеплённые в замок пальцы между расставленных колен, Итон посмотрела на Арна ещё раз: нет, точно не хотел — и это было хорошо. Арн подходил ей — как ещё один способ доказать себе, что она не сможет быть счастливой без Тома.
— Ладно, — резко, точно готовясь прыгнуть в воду, выдохнула Итон и подтолкнула Арна босой ногой под колено, чтобы привлечь внимание. — Давай попробуем.
Хрен его знает, что нормальные люди делают в таких ситуациях.
— Можем потрахаться для начала. Попробуй убедить меня, что во второй раз мне не будет скучно.
Договаривает Итон, уже улыбаясь — иначе, чем тогда. Почти что дружески.

+1

41

— У тебя, кажется, выработался рефлекс делать все, чтобы я ушел, — с едва заметным и каким-то злым весельем отозвался Арн. Он, быть может, поступил бы так снова, но памятуя, во что это в итоге вылилось в прошлый раз... Он же, кажется, всерьез жалел об этом. И даже не находил в себе сил ненавидеть Итон за то, что с ней всегда шло все черти как.
Он сам был в этом виноват.
Арн покачал головой и, усмехнувшись, обернулся к Дженис и спросил:
— Что, прямо здесь?
Нет, этот вечер и впрямь самый дурной в его жизни. А ведь надо было просто держать язык за зубами.
Каждый раз одно и то же.

Он взглянул на Итон еще раз, исподлобья, смутно осознавая, что опять делает что-то не так, но все-таки поднялся и, потянув ее за собой, аппарировал вниз, к середине башни, где с лестницы был выход в сторону тюремной камеры.
Мысль, что она все еще здесь из жалости к нему, раздражала.
Арн подтолкнул Итон спиной к решетке, жадно целуя в губы.
— У меня очень плохо с убеждением, — упершись ладонью в заржавевшее железо, он отстранился.
Лучше бы ушла она.

+1

42

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Да не обязательно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИтон было, в принципе, похер: ей и Арна-то не очень хотелось, просто каждый раз после таких вот встреч она чувствовала себя... правильно. Так, как должна была чувствовать.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifДо сих пор, как могла, она пыталась загладить свою вину.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВсё впустую.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifРешётка больно врезалась под лопатку. Итон заёрзала, механически отвечая на поцелуй, и, когда Арн отстранился, обернулась. В тюремной камере у неё ещё не было.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Я заметила, — чуть усмехнулась она, невербально отпирая дверь, и спрятала палочку обратно. — За годы знакомства-то.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСложно было не заметить.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСтянув через голову футболку, Итон подтолкнула Арна к присыпанной пылью койке.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Я буду сверху.

+1

43

Но звезды не сошлись, и Итон решила остаться.
Арн машинально потянул за собой дверь камеры, пока не раздался неприятный скрежет, почти послушно сделал шаг в сторону койки, которой, кажется, было столько же, сколько самой башне, и, перехватив Итон за руку, спиной обернул ее к себе.
— Не в этот раз.
Ему уже надоело играть по ее нелепым правилам и ждать, когда же она, наконец, кинет ему сахарную косточку, как хорошему псу, прождавшему ее целый день или два взаперти. Чего уж там, всю жизнь Итон будто бы держала его на коротком поводке рядом с собой, и Арн чувствовал себя даже хуже, чем МакГрат, которому было суждено быть ее вечным пажом.
Тем более, что когда этот поводок рвался, все выходило из под контроля и летело в тартарары.
Лучше не вспоминать.

Арн шагнул вместе с Итон вперед и, невесело подумав о том, что ему уже пора бы привыкать ко всему, что так или иначе отдает несвободой, ответил ей на ухо:
— Но ты, так быть, можешь выбрать между стеной и нарами.
Кто же знал, что день, начавшийся с отрезвления под краном с холодной водой, кончится как-то так.
Арн еще шагнул и чуть наклонился вперед, заставляя Итон прогнуться в пояснице.

Отредактировано Weylin Arn (25 июня, 2017г. 21:30)

+1

44

Быть сверху Итон позволяла только Дереку, но далеко не всегда и совсем недолго, Арн же такого уровня доверия с её стороны не заслужил. И больше, чем быть снизу, Итон не любила быть ограниченной в движениях — это заставляло её чувствовать себя беспомощной, а Итон ненавидела быть беспомощной.
— Это не обсуждается, — напомнила она ему снова и резко выдохнула, когда, попытавшись освободить руку, добилась лишь того, что Арн заломил ту ей за спину.
Какого чёрта?
— Какого чёрта, Арн? — поинтересовалась Итон уже вслух. — Я не люблю такого рода игры.
С 81-ого года, пожалуй.
С 81-ого она много чего перестала любить, а несколько лет спустя обнаружила, что быть сверху для неё — единственный выход. Обманчиво мягко, не уверенная, что сможет остановить Арна, сорви ему крышу её отказ, Итон вздохнула:
— Я хочу быть сверху, Вейн. Пожалуйста.
Это всегда работало.

+1

45

Ее руку он заломил почти неосознанно, автоматически, как если бы снова пытался сунуть ее под воду, избить или изнасиловать, но никак не... Хватка, впрочем, не такая, чтобы Итон было на что жаловаться.
Пока.
— Ну так тебе же скучно, Дженис. Значит, пора внести немного разнообразия, — довольно ровно ответил Арн.
Это было странно.
Странно для человека, который пару минут назад пытался говорить о своих чувствах.
В нем, кажется, должна была заговорить совесть или что-то около того. Он, кажется, должен был выжечь восемьдесят первый каленым железом в качестве запретной черты, чтобы больше ее не пересекать. И что в итоге?
В итоге, из расстановки фигур исчезал только Лестрейндж, и теперь уже нельзя было скинуть хоть какой-то импульс собственного поведения на страх.

А Итон просила, как будто бы был какой-то шанс на то, что она думает о нем лучше, чем он есть на самом деле.
Арн вытащил ремень и расстегнул брюки.
— Твое хочу не всегда работает, дорогая.
Что, черт подери, она от него хотела? Она за этот день вытрясла из него всю душу, и когда он, наконец, пошел ей навстречу, не смогла выдать ничего оригинальнее "а могли ведь просто потрахаться"!
И ему самому было невдомек, как можно так хотеть женщину и так ненавидеть ее.
Он еще направил Итон к стене — что же делать, если она даже не пытается выбирать, — и, отпуская из захвата, развернул к себе.
Наверное, вся соль крылась в ее "пожалуйста". Странно, он, оказывается, все-таки поддавался на уговоры и, кажется, мог себя контролировать. Совсем немного.
Надо было заклеить ей рот.

Он почти извиняясь провел ладонью по ее плечу, и отвел взгляд, полный злости, в сторону.
В висках стучало.
— Либо дракклов компромисс, Итон, — ответил он, замечая, что все еще неровно дышит после забега по лестнице, — либо проваливай отсюда, пока не поздно. Пожалуйста.
Он не мог, дьявол, не мог опять так с ней поступить.

+1

46

От стены пробирало холодом даже сквозь согревающие чары, и Дженис всё же поёжилась. Теперь, когда Арн больше не мешал ей дотянуться до палочки, она чувствовала себя лучше — увереннее, спокойнее. Возможность убить первой всегда её расслабляла; даже лучше, чем горячая вода, крепкий виски и хороший секс — лучше, чем всё это, вместе взятое.
Итон не стала спрашивать, что будет, если она не уйдёт. Итон приняла это как часть игры — пусть неудавшейся, но всё же игры, — потому что принять Арна как насильника ей было не под силу. Что-то в ней противилось одной мысли об этом.
Итон иногда бывала удивительно слепа.
— Хорошо, — согласилась Итон, мысленно фыркнув: ему стоило бы придумать что-нибудь своё. — Пойдём на компромисс.
Не сказать, чтобы у неё был выбор. И это, конечно, не значило, что ему удалось её продавить, нет.
Совсем нет.
Ни в коем случае.
Но подумать только, как забавно всё обернулось: новогодняя ночь семьдесят девятого вывернулась наизнанку, и теперь Итон предлагали брать, что дают. Итон, в отличие от Арна, не нуждалась в высоких чувствах, и сейчас, после откровенно насыщенного событиями вечера, нуждалась в хоть какой-нибудь разрядке.
— Раздевайся.
Ей сейчас нужны были все стимулы — в том числе визуальные.

+1

47

Арн смотрит на нее тяжело и испытывающе.
Конечно, со стертой памятью Итон не в силах была понять, что он говорит с ней серьезно, почти откровенно. Куда уж там: по ее мнению, он на многое был не способен, когда как на самом деле все всегда оборачивалось иначе.
Кажется, в какой-то момент он действительно просто делал то, что ему предлагали: обстоятельства ли, Лестрейндж ли — не важно.
И сейчас он так хотел от этого уйти. Как обещал себе еще тогда, много лет назад.

Итон, вот чудо, не заигрывается и не настаивает, поэтому совершенно дикое, звериное отчаяние уходит на второй план. И даже то, что она продолжает раздавать указания, раздражает не так сильно, как могло. Особенно, если после каждой ее фразы мысленно добавлять то самое "пожалуйста".
Арн, скорее, в смятении, если его эмоции хоть как-то поддавались дифференциации.
— Уже и не верится, что ты умеешь просить, — ни без иронии произнес он, спуская брюки.
Арн быстро расстегивает рубашку, правда, не выдергивая из нее пуговиц, как Итон, и когда раздевается до конца, впервые за весь вечер ощущает, что внутри башни мало что не уютно, так еще и зверски холодно.
Он снова тянется к Дженис, и, явно избегая ее взгляда, целует ее в ключицу.

+1

48

— А я и не прошу, — отмечает Итон холодно.
Арн может сколько угодно прятать глаза — она всё равно на него не смотрит. Может быть, спешно оглядывает поджарое тело, впитывает в себя рисунок мышц, чтобы подстегнуть желание, но не больше. Итон кинестетик, и ей важнее физический контакт, поэтому, когда Арн касается её шеи губами, она улыбается и сдавленно выдыхает.
Так гораздо лучше.
— Молодец.
У неё ледяные руки, и перед тем, как опустить их вниз, она греет их о плоский живот Арна. Это — предел заботы, на который она способна по отношению к нему, и, чтобы смягчить ощущение холода, она накрывает свои ладони своим же телом. Жмётся к Арну, трётся о него голой грудью и призывно запрокидывает голову. Ей нравится, когда он целует её шею. Ей всегда это нравится.
Когда ладони перестаёт тянуть холодом, Итон обнимает Арна за шею и немного помогает ему правой рукой. Морщится, ведёт по ладони языком и уже после вновь опускает руку.
Так тоже будет лучше. К тому же, ей не помешает пара лишних минут.
— Как думаешь, мне удастся заставить тебя умолять?
А если она заменит пальцы языком?

+1

49

Верно, Итон никогда не просит. Арн отзывается почти механически:
— Да, конечно.
По коже пробегает дрожь: а он уже и забыл, какие у нее ледяные руки. И все же она вжимается в него всем телом, согревая, и с таким трудом восстановленный контроль исчезает без следа.
Короткая похвала не злит, и не распаляет, только падает на благодатную почву, как руководство к действию.
Он влажными поцелуями прокладывает дорожку вдоль линии шеи, стоит ей открыться, — Итон никогда не была такой податливой, не для него, — и от этой шальной мысли его ведет за ней больше, чем когда-либо.
— А тебе все еще недостаточно? — раздраженно тряхнув головой, быстро проговаривает Арн Итон на ухо, впервые не имея никакого желания с ней спорить: если ей все еще недостаточно, она знает, что делать.

Он крепко обнимает ее, оглаживая ладонью, и спускается ниже.
Воспоминание, которое то и дело стучится в виски, хочет всплыть перед глазами, крепко заперто на замок, поэтому все внутри заполняется бесконечным теплом, и кожа Итон под губами и языком кажется почти сладкой.
— Или ты хочешь, чтобы я с тобой поспорил?
Он мягко ведет рукой от колена вверх, и шагнув с Дженис назад, подталкивает ее хотя бы сесть на нары.

+1

50

Ей всегда недостаточно.
Всегда.
Что бы он ни делал, этого будет мало. Слишком мало, чтобы почувствовать себя по-настоящему хорошо, так, как было с Томом, и они оба знают всё это. Тома не заменит никто, и единственное, что Итон ещё может сделать — и делает каждый день со дня его смерти — только кричать об этом миру.
Она мертва без него, и вот насколько.
Она не чувствует ничего, но, непривычно покорная, отступает. Матрас вздыхает пылью под её тяжестью, пружины скрипят как ржавые цепи, и ледяной рукой Итон ведёт от груди Арна к затылку. Откидывается назад, задерживает дыхание.
— Убеди меня, — предлагает она, не глядя ему в глаза, и шире расставляет колени.
Он старается, она знает. Он даже умеет, и притом лучше многих, но её сердце бьётся так же ровно и тихо, как если бы она спала. Может, она и в самом деле спит; спит уже очень давно, и Том спит рядом с ней.
— Достаточно.
Её голос холоден, как холодны руки, и во взгляде ни капли тепла. Но она старается в ответ — поднимает Арна на себя, позволяя ему быть сверху. Считает толчки, исправно подмахивая, кусает губы. Кажется, даже стонет — тихо, хрипло, лишь едва картинно.
Уже после, привалившись спиной к стене, закуривает последнюю сигарету.
— Сегодня играют Фулхэм и Брентфорд. Два галлеона, что Фулхэм порвёт их в три-ноль.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC