Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Operate

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

Конец октября 1995 года.
Вейлин Арн, Дженис Итон.

0

2

Вот уже пятнадцать лет Дженис запиралась одна в квартире и совершенно по-свински напивалась в один день в конце октября. У неё не было фотографий, чтобы расставить их рядом для компании, но было хорошее воображение, и компания к концу первой бутылки собиралась сама: Фабз по-свойски располагался в кресле, перекинув ноги через подлокотник, а Гидеон всегда выбирал себе место на полу у камина. Итон, привычно задрав ноги на спинку дивана, лениво курила в потолок.
Итон было хорошо: Гидеон травил байки, Фабз скручивал обёртки от конфет, чтобы потом ими кидаться, — но потом пришёл Арн и как обычно всё испортил. Компания распалась, будто её и не было, а был только пустой дом и напившийся до живых мертвецов аврор внутри него.
— Ух ты, кто пришёл.
Итон приподняла голову и, обмахнув дым от лица, отсалютовала Арну бутылкой.
Ублюдок.
— Убили кого-то ещё, пока ты передёргивал на постер вместо дежурства, и ты жаждешь похвастаться лично?

+1

3

Кажется, он появился в самый разгар веселья.
Арн остановился на пороге гостиной и, прислонившись к дверному косяку, молча и мрачно стал всматриваться в Итон.
Она была мертвецки пьяна.

Так как Арн по жизни обладал не очень хорошим настроением и ему нравилось портить его другим, он посмотрел на часы и, постучав по циферблату ногтем, ответил:
— У тебя есть пять минут, чтобы протрезветь, Итон. Мы договаривались.
Нет, драккл ее дери, тренироваться с Дженис снова было плохой идеей. Она всегда говорила что-нибудь, что приводило его в бешенство, и теперь развернуться и уйти он не мог.
Пять минут по мнению Арна истекли ровно за последнюю фразу.
— Хорошо, я тебе помогу, — сказал Арн, резко сокращая расстояние и отнимая у Итон початую бутылку.
Потом, вопреки тщедушному сопротивлению, он за шкирку снял Дженис с дивана и, не обращая внимания, везет ли он ее по полу, или, что маловероятно, она даже успевает перебирать за ним ногами, потащил ее в ванную комнату.

Открыв кран с холодной водой почти до упора, Арн засунул голову Дженис под него.
— Скажи, когда будет достаточно, дорогая.

+1

4

Обиднее всего было за виски. Итон попыталась отобрать бутылку обратно: она, чёрт побери, только начала её, и Арн не смел просто так разлучать их. Они ведь были так близки — она и прекрасный двадцатилетний малыш.
— Иди нахер, Арн, — предложила ему Дженис, с трудом отследив своё перемещение с дивана.
Ап — и она уже в ванной.
Ап — и она уже кашляет, захлёбываясь ледяной водой, и дрожит будто мышь перед котом.
— Нет, правда, — какого чёрта он не может просто оставить её в покое? — иди нахер.
Он пришёл в её дом, разрушил атмосферу тепла и уюта, которую она так старательно создавала для них троих, отобрал её виски — и он ещё чего-то хочет?
Право, это перебор.
Отбрасывающие чары по-прежнему работают хорошо. Голова у Итон работает хуже. Трезветь она, впрочем, не собирается тоже.
— Тронешь меня ещё раз, — Итон, промёрзшая до костей, стучит зубами и едва заметно заикается, — по одному пальцы переломаю. Пошёл вон из моего дома.

+1

5

А детка-то кусается.
Арн разминает плечо, которым он встретился с соседней стенкой, потому что не подумал, что Итон вне зависимости от количества влитого внутрь алкоголя обладает хорошей реакцией, и вместо того, чтобы послушаться ее доброго совета, по-маггловски выбивает палочку из ее руки. Та, выпав, откатывается куда-то к краю.
— Ты, кажется, забыла что-то очень важное, Дженис.
Например то, что давать согласие на тренировку, а, следом, встречать гостя хамством — не комильфо.

Он заламывает ее правую руку за спину и снова толкает Итон под кран.
— В следующий раз, когда будешь занята, не забудь прислать сову заранее.
Вода ледяная до того, что у него самого скоро немеют пальцы, и через минуты две Арн, решив, что этого должно хватить и для дурной головы Дженис, заворачивает кран.
— Ну как, теперь лучше? Вспомнила? Давай же, Дженис, не разочаровывай меня.

Отредактировано Weylin Arn (11 июня, 2017г. 21:15)

+1

6

— Неужели? — скалит зубы Итон перед тем, как снова оказаться под водой.
Она не забыла ничего важного: она, как и положено, помянула Прюэттов добрым глотком в их день рождения, и ничего важнее этого сделать сегодня уже не могла.
Под водой Итон лягается. Матерится в голос, откашливаясь от попавшей в нос и горло воды. Задыхается. Когда Арн, наконец, вытаскивает её, губы у неё синие будто у покойника.
Протрезвевшая Итон зла как чёрт. Мокрая до нитки, она трясётся всем телом, и смотрит на Арна с согревающей душу ненавистью.
— Вспомнила, — соглашается она. Она и вправду обещала ему помощь, но...
Ей насрать, что она там ему обещала.
— Больше занятий не будет, — Итон улыбается ему от всего сердца, хотя затылок уже начинает ломить болью. — Ты разочаровал меня как ученик, мистер Мой-щит-пробьёт-и-первокурсник, гордость британского аврората. Мой тебе совет: займись тем, что у тебя действительно получается. Или погоди-ка...
Итон, до того частившая, выдерживает драматическую паузу.
— Ты же ничего не умеешь делать хорошо.

+1

7

И не следа былого праздника. Арн с удовольствием разглядывает промерзшую до костей Итон, пока та пытается побить рекорд "триста слов в секунду" уже не заплетающимся языком, но ее ответ его абсолютно не устраивает.
В самом деле, он почти разочарован.
— Смотрите-ка, зато кто-то уже трезв, — иронично подбадривает ее Арн, и отпускает руку, — но язвишь по-прежнему как школьница. Или вместе с виски я вымыл из тебя оставшиеся мозги?
Очень, очень жаль.
Арн качается головой:
— Печально. Их и раньше было не так много.
Его и в самом деле не трогает ее умозаключение, потому что она всегда приводит разговор к одному и тому же — он привык. Но отказываться от своих первоначальных планов с учетом того, что ему кровь из носу нужно подготовиться к аттестации, он не намерен.
Он приманивает ее палочку к себе и протягивает ее рукояткой к Дженис.
— Значит, из тебя вышел плохой учитель, детка, — беззлобно отвечает Арн. — Попробуй теперь доказать обратное.

+1

8

— Нет, — говорит Дженис, едва палочка оказывается в её руке.
Она не собирается тратить время на этого ублюдка Арна — у неё не так уж и много осталось от сегодняшнего дня, особенно если учесть, что теперь ей придётся начинать всё заново. А ей придётся: трезвой у неё встретить своих мертвецов не получается.
— Где дверь, я надеюсь, ты помнишь, — тонко, прозрачно как лёд намекает Дженис, оттесняя Арна от двери плечом, и на его месте она бы последовала своему спрятанному между строк совету.
Бутылка, опрокинутая на бок, грустно смотрит этикеткой в потолок. Дженис, зябко обхватив себя за плечи, смотрит на неё таким же грустным взглядом — он был очень хорош, этот её односолодовый малыш, — но не расстраивается. У неё есть ещё такой же, только в этот раз ирландский.
Подарок О`Рейли с его малой родины.
Итон зубами вскрывает пробку и, сплюнув ей Арну под ноги, жадно хлещет из горла. Половина льётся по подбородку, так у неё стучат зубы, но половина попадает куда надо, и очень быстро Дженис перестаёт дрожать.
— Ты ещё здесь, — мрачно констатирует она, наслаждаясь тем, как тепло одновременно растекается по телу и ударяет в голову. — Сколько тебе надо заплатить, чтобы ты ушёл?

+1

9

До Дженис доходит очень и очень медленно, если она все еще надеется выставить его за дверь. Арн же упрям как осел, и еще ничего не было в его жизни из того, чего бы он не добился этим упрямством.
Он выходит из ванной вслед за ней, заинтересованным взглядом провожает взамен разлитой новую бутылку, которая идет больше мимо, чем по адресу, и в очередной раз удивляется, как Итон хватает совести так бездарно переводить продукт.
С другой стороны, ее, конечно, перестает трясти от холода, и проговариваемые во всех оттенках ненависти слова наконец-то звучат ровно, а не подпрыгивают на каждом слоге от того, что у нее зуб на зуб не попадает.
— Даже у тебя нет таких денег, Дженис, — цокнув языком, через паузу отвечает Арн, будто бы и в самом деле прикидывал, принимать ли ее предложение. Отнимать еще раз у нее бутылку он не станет: и так все усилия к черту, даром только тратили время, ведь если бы Дженис не пролила большую часть виски мимо — догналась бы до прежнего.
Арн молчит.
Мало того, что Итон не способна на полноценную тренировку, так ему еще пришлось ради этого брать отгул.
Нет, кому-то само собой придется возмещать ущерб.
— Впрочем, можешь попробовать отдать натурой, но тебе придется очень хорошо постараться.

+1

10

— Почему же нет, Арн? — притворно удивляется Дженис, отнимая от губ бутылку, и, отирая рот рукавом, кивает на тумбочку в коридоре:
— У меня как раз сдача с виски осталась.
Пара жалких сиклей.
Арну хватит.
Демонстративно выгнув бровь, Итон смотрит на Арна снова — в этот раз с искренним недоумением. Он что, серьёзно?
Мысль об этом смешна, и недоумение на лице Итон сменяется искренним весельем. Мягко, чуть покачивая едва прикрытыми футболкой бёдрами, Итон подходит к Арну вплотную, тянет за ремень к себе и, привстав на цыпочки, шепчет:
— Тебя больше одного раза трахать неинтересно.
Да и в первый раз было больше больно, чем хорошо.
— Ты скучный, Арн, — улыбается она ему, нашаривая в одном из его карманов сигареты, и отступает на шаг назад. — Без обид.

+1

11

У них с Дженис в самом деле никакого разнообразия: он ей — про Тома, она ему — про деньги, и разрыв этого порочного круга должен будет свидетельствовать о приближающемся апокалипсисе. Ну хотя бы в английских границах.
— О, я польщен. Но лучше отдай их Дереку, он будет счастлив как описавшийся щенок, и отблагодарит тебя много лучше, чем я, — Арн останавливается, демонстрируя на своем лице понимание, и продолжает: — Или ты отсчитываешь ему строго десять процентов в качестве чаевых?
Он ведь столько с ней носится, бедняга.
Никак не может понять, что ей никто не нужен, кроме ее мертвецов.

Пассаж Дженис динамичен и оставляет легкое послевкусие гнева.
Ну нет, так нет. Он, вообще-то, пришел за другим.
Арн пожимает плечами и, коротко ухмыльнувшись чему-то вроде — "ах, как жаль, что нельзя тебе напомнить про доки" — он бы посмотрел на ее лицо, отвечает:
— Тогда у тебя нет выбора, девочка моя, и тебе придется выполнять свои обещания. Так сколько мне тебя еще ждать, пока ты приведешь себя в порядок?
Они и без того потеряли почти пятнадцать минут. Непростительная растрата.

+1

12

— Есть такая штука как забота, — ухмыляется Итон, зубами вытягивая сигарету из пачки, и прячет ту обратно Арну в карман. — Хотя откуда тебе знать? Ты, видно, привык, что тебе платят.
Или привык платить сам.
Как знать.
Дженис прикладывается к бутылке снова — до полуночи не так уж и много времени, и ей нужно спешить. Она так и не успела рассказать им, что их убийцы снова на свободе, и не успела пообещать, что даст возможность разобраться с ними уже там. Где бы Прюэтты ни были, рано или поздно она отправит к ним и Рудольфуса, и Антонина.
Дженис фаталистка и знает, что этому суждено быть.
Прикурив от палочки, Итон выдыхает Арну в лицо:
— Можешь заночевать на коврике у двери.
Это, конечно, не лучшая из её идей: Арн наверняка будет скулить и проситься в постель.
— Может быть, если будешь хорошим мальчиком, позже я пущу тебя на диван.

+1

13

Вот же дрянь.
Способность Дженис долбать по больному, не зная об этом наверняка, всегда казалась ему просто зашкаливающе невероятной. Еще с год в ее обществе, и он снова поверит в женскую интуицию, если, конечно, Дженис не умрет раньше.
Она ведь так любит рисковать собой. И не замечать, как из-за нее рискуют другие, ну, или, как им просто прилетает по феерическим законам бытия вместо нее.
— От моей заботы, Итон, — усмехнувшись, делится с ней Арн, имея ввиду, конечно, уже не Дерека, — хотя бы никто не умирает.
Он следит за Дженис, которая выглядит как заправская алкоголичка, — глоток за глотком — будто надеется увидеть, когда же она вернется к началу и когда же ее снова придется тащить под воду, и, смахнув рукой дым от лица, просто говорит:
— Так не пойдет.
Видит Мерлин, ему даже неловко напоминать ей о том, что прошло уже очень-очень много лет, и, что она, пожалуй, далеко не центр вселенной. И что для Арна время шло без сбоев, а для Дженис оно остановился в тот момент, когда она сбежала из Англии.
— Ждать, пока ты утопишь себя в жалости, конечно, очень заманчиво, но на сегодня у меня были другие планы.
И иронично:
— А, или ты всерьез беспокоишься, что в таком состоянии не сможешь пробить щит первокурсника, да? Вот это брешь в твоей репутации.

Отредактировано Weylin Arn (12 июня, 2017г. 14:18)

+1

14

— Это потому, что о твоих, хм, подопечных, заботится кто-то ещё, — Итон скалит зубы в широкой усмешке и, точно невзначай, бросает:
— Например, я.
Она, конечно, не одобряет этого за собой — она не для того вытащила Мадлен из Англии, где её было так легко достать, чтобы потом попрекать этим Арна, но...
Он сам виноват.
Перекатившись с мыска на пятку, Итон обвиняющим жестом указывает на Арна двумя пальцами с зажатой между них сигаретой.
— Не бери меня на слабо.
Брешью в её репутации будет, если она поведётся на это. Подача из серии "первый курс, Хаффлпафф" — это не то, чем её можно взять.
— Мерлин мой, Арн, неужели ты до сих пор не привык слышать слово "нет"?
За столько лет можно было бы и смириться.

+1

15

Итон, должно быть, будет гордиться этим поступком до конца своей жизни.
— Да уж, это мой главный промах, — соглашается Арн, погодя. — Остается надеяться на то, что ты слишком далеко от моей дочери, чтобы ненароком причинить ей вред.
Но на слабо Итон по-прежнему не берется.
Как жаль.

Со стороны Арна доносятся сухие хлопки:
— Браво, Итон, до тебя дошло. И особенно я не привык, когда мне отказывают, согласившись.
Право, был бы он тогда помоложе, мог бы сейчас списать все на психологическую травму в юности. Но нет, Итон ему и здесь не подсобила.
Они, кажется, встретились слишком поздно.
— Так что тебе придется найти другой способ.

+1

16

— Ты же знаешь, Арн, — тянет Итон, как до того тянула виски, — солдат ребёнка не обидит.
К тому же Итон любит детей. Своих у неё нет, и она об этом уже почти не жалеет, но хотя бы чужие обычно платят ей взаимностью, и хотя бы рядом с ними Итон выглядит и чувствует себя совершенно иначе, так, словно она как раз на своём месте.
Жаль, что это никогда не длится долго.
В отличие от их с Арном противостояния.
Зажав сигарету в зубах, Итон падает на диван и вытягивает голые, украшенные шрамами как росписью ноги. Смотрит на Арна — снизу вверх, раздражённо. Он чертовски ей мешает, этот Арн, и это как раз тот случай, когда проще дать, чем объяснить, что ты не хочешь.
Но Итон слишком упряма для этого. Поёрзав немного, Итон вытягивает из-под бедра залитый виски галлеон, прокатывает его по пальцам.
— От меня тебе ничего не светит, Арн, но я знаю, где тебе будут рады, — улыбнувшись, Итон подбрасывает монету Арну. — Лютный переулок, "Мутабор".

+1

17

Да, в этом что-то есть. Что-то, что при всем недоверии заставило Арна поступить именно так: к тому же, он помнит Итон не только солдатом, и иногда ему искренне жаль, что от нее прежней нормальной Дженис уже ничего не осталось.
А эта только и делает, что все силы тратит на то, чтобы вывести его из себя.
Впрочем, взаимно.
— Снова мимо, Итон, — лжет Арн, уже близкий к бешенству, подкидывая пойманный галлеон, и когда тот падает ему на ладонь, он закрывает его второй рукой и загадывает: орел или решка. — И как, ты уже успела оценить их сервис? Или ты там подрабатываешь, и, конечно, из чистого энтузиазма?
Там ведь наверняка не скучно.

Арн снимает руку с галлеона и видит, что случай не против, если он развяжет не задавшуюся с самого начала тренировку прямо здесь.
Перекидывая монету обратно к Итон, он вдогонку швыряет в нее Петрификус.

+1

18

На самом деле Итон просто была знакома с владелицей и, можно было даже сказать, что обязана владелице жизнью: трансатлантическая аппарация на берег Франции дорого тогда обошлась Итон, и, если бы не Шарлотта, не факт, что Итон сейчас могла бы потягивать виски на диване здесь, в Лондоне.
Но, может быть, в аду наливали тоже.
— Я подрабатываю там вышибалой, Арн, — фыркает Итон. — Если тебе откажут даже там, я буду той, кто выкинет тебя за дверь к мусорным бакам. Туда, где тебе самое место.
Потому что так дела не делаются.
Он бы хоть подождал, пока она отвернётся, что ли. Итон не стала ловить монету, и та соскользнула по вороту вниз, к плоскому животу, но поймала Петрификус. Маленький, с ладонь размером щит вспыхнул у груди и опал, как опала с дивана, выплеснув на пол, бутылка виски.
Итон подорвалась на ноги и ударила сама: быстро, резко, вдвое сильнее обычного, как когда-то в ноябре 1981 — Рудольфуса, растерев его по стене дома Лонгботтомов.
— Ты не представляешь, как ты меня заебал.

+1

19

Да уж, Итон умеет трудоустраиваться по специальности. Вышибать, как выяснится вот-вот, у нее вообще получается лучше всего на свете.
Но ничего из этого вслух Арн ответить не успевает.
Оставшийся во вмиг опрокинувшейся навзничь бутылке виски щедро разливается по полу, и Итон, вскочив на ноги, отвечает Арну с завидной быстротой.
Отвечает сильно, даже слишком: грозя отправить его за дверь одни броском.

Оглушающее насквозь прошибает аккуратно выставленный щит, будто бы его и не было вовсе, и прошедшим в плечо остатком боком вписывает Арна в стену.
Итон права. Кажется, он ее действительно заебал.
Ну наконец-то.
— Взаимно, — выплевывает Арн и, уходя с предполагаемой линии добавки, в связке возвращает Дженис Ступефай и Инкарцеро.

Отредактировано Weylin Arn (12 июня, 2017г. 21:21)

+1

20

Голова кружится — от слишком резкого подъёма, потому что ела Итон в последний раз порядка тридцати часов назад, от выпитого виски, и, наконец, от злобы.
Итон уходит в сторону от Ступефая, уходит в сторону от Инкарцеро. Рефлексы не пропить, как ни старайся.
Голова кружится, но это Итон совсем не мешает. У Итон перед глазами — красная пелена, и всё её существование сейчас подчинено одной лишь идее: убить, разорвать на куски, умыться чужой кровью. Уничтожить.
— Glaciation, — улыбается Итон снова, и лёд, прорастая с пола, точно кокон укутывает Арна по самую шею.
Этого она ему не показывала. Этого она не показывала почти никому, но это — её любимый приём. В ней слишком много холода, чтобы это было не так.
Итон открывает третью бутылку и салютует Арну:
— Твоё здоровье, малыш.
Спустя пару глотков ей становится легче, и высушившая горло жажда спадает. Итон закуривает снова и снова падает на диван. Включает телевизор, где по десятому каналу крутят Rolling Stones, магией подтягивает к себе телефон.
Она, оказывается, хочет есть.
— Пиццу будешь?

+1

21

Чего-чего, а льда, вырастающего снизу и сковывающего каждое движение, Арн не ждет. Не ждет и того, что Итон со злости будет выкладываться в чары, требующие приличного расхода энергии.
Как оказывается, зря.
Арн впечатлен и ничего не предпринимает, как если бы мог. У Итон явно есть козыри, которыми она не делится.
Атас.
Когда его пеленает едва ли не до подбородка, Арн очень поздно пытается хоть немного повести рукой, но лед держит крепко, и это, пожалуй, второе воспоминание в его жизни, которое он бы хотел напрочь вычеркнуть из своей памяти.
Только ему таких подарков никто не делал и наверняка не сделает.

Третья бутылка демонстрирует со стороны Итон всякое пренебрежение и к тому, что ее противник уже не имеет шансов, и тем более к тому, что можно было бы его освободить. Арн, может и привыкший проигрывать, едва балансирует на грани гнева, хотя имей он чувство юмора и способность смотреть на себя другими глазами, мучился бы от смеха.
Но, в самом деле, не суждено.
На предложение о пицце Арн только раздраженно, хотя, пожалуй, он планировал выказать в этом движении всю свою ненависть, вертит головой.
И только спустя десять минут, когда лед по-тихоньку начинает оттаивать, и Арн расталкивает преграду изнутри, ненависти не остается совсем. А еще, кажется, он замерз.
— Ладно, квиты, — соглашается Арн, используя согревающие. — Что это за чары?

+1

22

— Стихийная магия, — поясняет Итон, косясь на часы: пиццу должны доставить уже вот-вот, ведь пиццерия у неё совсем рядом с домом. В каком-то плане это очень удобно — иметь квартиру в Лондоне, о которой мало кто знает. Итон закуривает снова. — Я не уверена, что тебе подойдёт.
В большинстве своём, если хватало силы, люди предпочитали огненные чары. Кто-то обращался к воздуху, некоторые — к земле. Тех, что работали со льдом, можно было пересчитать по пальцам.
Те, что работали со льдом, черпали холод изнутри.
— Если всё же захочешь попробовать...
В дверь позвонили. Итон поднялась на ноги, пошарила под диваном. Смятая двадцатка нашлась почти сразу.
— Может, ветер. Не знаю.

— С халапеньо будешь?
Пицца пахнет просто божественно. Тесто тонкое — почти как в Италии, — и пресное. Итон бросает открытую коробку на замусоренный стол и вновь устраивается на диване, подобрав под себя босые ноги. Переключает канал — в этот раз бокс.
Сейчас, с пиццей в руках, она уже почти не злится, и это, наверное, даже хорошо, что в этот день она не одна.
— Ты дохрена упрямый, ты знаешь?

+1

23

Арн убирает все то, что осталось от ледяной ловушки, и с подозрением, разделенным на старательное, почти ученическое осознание косится на Итон. Она и лед немного не укладываются у него в голове, проще говоря, даже ставят в тупик, и он не сразу обдумывает то, что говорит Дженис.
Позже и вовсе отмахивается, потому что да, он не уверен тоже и не станет тратить на это время:
— Вряд ли.

Запах пиццы Арну нравится, и он и не думает отказаться.
— Буду.
Бокс на экране скользит лейтмотивом.
Арн садится рядом с Итон, как будто прошлая сцена не существовала вовсе, и отвечает на ее вопрос, если он вообще требовал ответа, пожав плечами:
— Не меньше тебя.
Говорят, такие совпадения между людьми критичны в отношениях в одну или в другую сторону.
С Итон и Арном не стоит быть прорицателем, чтобы понять, в какую именно.
— Хочешь сказать, что это плохо? — с иронией спрашивает Арн.

+1

24

— Смотря кого ты надеешься переупрямить, — пожимает плечами Итон, подбирая потянувшуюся с пиццы нитку сыра, и вновь вгрызается в тесто. — Если меня — да.
Переупрямить Итон не удавалось пока ещё никому. Арну стоило бы смириться с этим — и с тем, что в любой момент она может размазать его тонким слоем по ближайшей стене.
Делать это сейчас она, конечно же, уже не собирается.
Одну пиццу и полбутылки спустя Итон готова признать — это и в самом деле хорошо, что она сейчас не одна.
— С тебя два галлеона, — заявляет она, когда в финале здоровенный негр отправляет в нокаут британского чемпиона, хотя они с Арном и не спорили, и закуривает заново. Сигарет у них осталось не так уж и много, и, когда эта сгорает до середины, Итон протягивает её Арну. — Лучше не ставь против США, викинг.
И особенно не ставь против ниггеров. Если, конечно, это не олимпиада по математике.
Комментатор, захлёбываясь восторгом, оглашает счёт матча. Итон вытягивает ноги на стол и лениво поворачивает голову к Арну:
— Что делать будем?

+1

25

— Звучит, как вызов, — отзывается Арн почти сразу. Впрочем, даже если и не звучит: он, кажется, давно его принял. И все время, постоянно проигрывает.
Ну что за жизнь?

После бутылки, поделенной надвое, было как-то проще воспринимать Дженис и то, что совсем недавно она с удовольствием удерживала его во льду, как устрицу.
— Два? — серьезно переспрашивает Арн, даже не силясь вспомнить, когда это он успел с ней поспорить и проиграть снова. Вероятно, это его перманентное состояние. Тряхнув головой, Арн отвечает: — Один где-то на полу, второй в кармане рядом с сигаретами, — коль она уж так спокойно шарила по ним, чтобы выудить пачку.
Британский чемпион на экране выглядит довольно жалко. И, к слову, уже не поднимается.
Вот где настоящая трагедия. И никакого льда.
Арн с вопросом в глазах поворачивается на Дженис:
— А есть варианты?

+1

26

- Можем подорвать Биг Бен, - предлагает Итон, по-прежнему вполоборота глядя на Арна. Как и всегда, деньги её не сильно волнуют - даже если это её выигрыш. - Ну, или просто вырвем Лондону глаз.
Итон честно и много лет ненавидит и Биг Бен, и колесо - как символы города, наравне с телефонными будками и рыбой с картошкой. Единственное английское достояние, которое нашло когда-то место в её сердце и там и осталось - дом на Бейкер-стрит, и то потому, что на самом деле его не существовало.
- Ну а что? - отвечает Итон вопросом на незаданный вопрос. - Мы даже можем организовать друг другу алиби.
Хотя никто и не подумает на них. Должна же и от Пожирателей быть польза.
- Скажем, что сексом занимались, - подкидывает идею Итон, не делая, впрочем, ни попытки подняться. - Если, конечно, спросят.
Странно, как рядом с Арном Итон чувствует себя подростком - особенно сейчас, среди пустых бутылок и несъеденных корок от пиццы.
- Если не спросят, говорить не будем.

+1

27

Откуда у Итон такая тяга к разрушениям — хотя бы на словах — вопрос, на который Арн ответа не ищет. Он к местным достопримечательностям относится спокойно, едва ли не равнодушно, но Итон, как человеку со стороны, должно быть видней, что здесь и почему находится не на своем месте.
Странно, что Тауэр ее полностью устраивает.
— Теперь все можно списывать на сбежавших Пожирателей, — легкомысленно замечает Арн. — Никто не поверит, что это мы.
Даже если к делу пришьют их колдографии — все равно не поверят.
А потом смеется, хотя сама мысль подспудно не оставляет его уже давно. Пожимает плечами, оглядевшись по комнате:
— В такое алиби не поверят еще больше.

Он нехотя поднимается на ноги и протягивает Итон руку.
— Ну так что, Биг-Бен?

+1

28

Пожалуй, Арн прав: никто не поверит, что они - вместе. Вместе подорвали Биг-Бен, например. Вряд ли кто-то всерьёз решит, что она может доверить Арну прикрывать ей спину в таком важном деле. Потому что она не доверит.
- Да, - соглашается Итон со всем сразу.
Это похоже на игру, в которой проигрывает тот, кто первый свернёт. Даже если победителю по условиям не остаться в живых, Итон не намерена сворачивать.
По крайней мере не сейчас. Она продержится дольше - она, в самом деле, много упрямее Арна.
- Биг-Бен, - улыбается она, принимая его руку.

+1

29

Какого драккла он соглашается на этот бред, совершенно не ясно. Он-то, в отличие от Итон, считал себя совершенно разумным, рациональным существом, и теперь оставалось только предполагать, что флюиды сумасбродства передаются воздушно-капельным путем.

Они со всей наглостью аппарируют к северной стороне Вестминстерского дворца, прямо под башню Елизаветы, и Арн сквозь сумерки смотрит на еще не воплощенную в жизнь идею Итон, задрав голову.
Он не очень-то помнит, сколько в ней метров, но предполагает, что если она разлетится на куски, кое-какому отделу Министерства долго придется восстанавливать прежний облик всего Вестминстера.
— Инициатива наказуема, Итон, — предупреждает ее Арн, — но я бы предложил подняться повыше, если тебя не устраивают только часы.
Какая будет потеря для Британии.

+1

30

О'Рейли, если узнает, лично её убьёт.
Итон смотрит снизу вверх, сперва на башню, затем на Арна. Поджимает босую ногу, одёргивает подол футболки и спешно набрасывает на обоих магглооттлкивающие чары.
- Какой же ты идиот, Арн, - вздыхает Итон, зябко обхватывая себя за плечи, и вновь задирает голову.
Ладно.
Это может быть интересным.
- О'Рейли убьёт меня. И тебя. Потом воскресит и убьёт снова, и так, пока у него не кончатся способы нас убивать - а он, поверь мне, весьма изобретателен.
До этого дня Итон не была внутри башни. Арн, видимо, тоже.
- Ну, Рэйвенкло, как предлагаешь подниматься?

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC