Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



The good life

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Начало октября 1979 года, где-то в аврорате.
Вейлин Арн, Дженис Итон.

Отредактировано Janis Eaton (10 июня, 2018г. 20:10)

0

2

Он был невменяем и должен был пойти домой. Но работа, которую он когда-то выбрал как вызов семье, чертова работа, из-за которой он погряз во всех этих Лестрейнджах и других чистокровных мразях, решивших поставить Англию на колени, как в дерьме, — работа диктовала свои условия.
Из приоткрытой двери дежурки было видно всех, кто остался на ночную, и ходил неприкаянным до очередного вызова. Арн знал, что ничего серьезного сегодня не будет, и от тошноты и тяжести этого знания, от страха, появившегося с возвращением Итон в Аврорат, Арн как лекарство лакал виски, прислонившись затылком к глухой боковой стене.
Дорогой, у него же, блять, теперь была возможность пить дорогой виски.
Ночная, впрочем, кончалась через три с половиной часа. И так как вызова Арн не ждал, он знал, что они пролетят быстро.

А потом его повело. Он увидел Итон, проходящую мимо, встал и пошел за ней, не отдавая себе отчета даже в том, зачем ему это было нужно.
Он помнил только то, что она ему нравилась. И что она умела слушать.
И что она была женой Тома. Тома Итона, которому он все рассказал.

Аврорат редко уходил сетью коридоров, но сейчас, казалось, они пришли в тупик. Арн остановился в двух-трех метрах от Дженис, и долго не решался ничего сказать. План ударивший по хмельной голове был тупым донельзя, но Арну этого было не понять.
Он же мог узнать сейчас все. Узнать, знает ли она.
И совместить приятное с полезным. Он же теперь все мог. Лестрейндж вдвойне приплачивал за это ощущение.
— Дженис, — тон вышел то ли встревоженным, то ли просящим. Нет, так нельзя.
Но уверенности прибавить он не мог, не получалось.
— Дженис, давай поговорим.

Отредактировано Weylin Arn (8 июня, 2017г. 23:49)

+1

3

Итон не умела бросать людей, которым была нужна.
Она всегда возвращалась.
В тот самый день, когда Руфус приехал за ней, едва он только переступил порог, она поняла, что вернётся — не может не вернуться. Руфус был прав, она нужна была аврорату, и сейчас она видела это, но, если бы он тогда не сказал, что она нужна ещё и ему, она бы послала аврорат к чертям. Аврорат забрал у неё Тома — аврорат как одна из жадных, окровавленных лап прожорливой Британии, проглатывающей своих подданных на завтрак, обед и ужин каждую войну.
— Давай поговорим, — согласилась Дженис, глядя на Арна лишь чуть удивлённо. - Только давай вернёмся в дежурку.
На большее она не была способна.
От Арна за версту несло табаком и виски, а у Итон чудовищно трещала голова. Она не выходила из аврората уже сколько, сутки? Арн выглядел таким же больным — даже в темноте коридора было заметно.
— О чём ты хочешь поговорить, Вейн?

+1

4

— Нет, — выдохнул Арн, не двигаясь с места и, вероятно, рассчитывая, что так отрежет ей путь. — Здесь.
Более связные предложения давались ему с трудом, как и более связные мысли. А еще было жарко, и казалось, что он дышит через какую-то душную плотную завесу, отделяющую его от глотка нормального воздуха. Если хоть что-то в Аврорате вообще могло быть нормальным.
Лестрейндж был прав, когда с презрением отзывался об этом месте, но только у него были другие причины. Он не хотел быть пойманным, и как всякий, кто видит опасность, пытался принизить ее. Вейн теперь тоже боялся быть пойманным, и он ненавидел все, что связывало его с этим местом, потому что знал, что ничего не может противопоставить.
Что он всего лишь разменная фигура.

Арн силился выдавить из себя хоть что-то разумное, потому что не мог стоять так вечно, не мог просто молчать, но вместо этого думал только о том, что здесь была Дженис. И ничего не стоило дотянуться до нее рукой, но она все равно оставалась очень-очень далеко.
Всегда.
Когда Том умер, он был рад, что она уехала, если во всем этом вообще можно было видеть что-то хорошее.
Теперь, когда она вернулась, он не мог найти себе места.
Лучше бы она осталась колдомедиком. Ей так это шло.

Арн растер переносицу, пытаясь сосредоточиться на чем-то одном. Потом сделал шаг вперед, удивительно ровный, и понял, что говорить ему мучительно тяжело. Так, что сдавливает горло.
— Я думал, ты уже не вернешься, — негромко произнес Арн и добавил, погодя: — Ты мне всегда так нравилась, Дженис, и мне жаль, что все так вышло.
Все не то. Не так.
Арн отвернулся. Смотреть на Дженис было невыносимо.

Отредактировано Weylin Arn (9 июня, 2017г. 13:28)

+1

5

— Кто-то должен дежурить, Вейн, — мягко настаивает на своём Итон, не сделав, впрочем, ни шага по направлению к кабинету. — Мало ли что.
Может быть, им повезёт, и в этот раз они прибудут на место до того, как всё веселье закончится.
Может быть, среди тех, кто задержится для них, будут и те, кто-то когда-то зашёл к ней в гости.
Может быть.
Итон не теряет надежды — но только на это.
На самом деле она живёт этой надеждой и этой жаждой, и с каждым днём безумие, кровавое и страшное, подбирается к ней всё ближе. Теперь, когда рядом нет Тома, нет никого, кто удержал бы её от падения, и, хотя Скримджер обещал ей это, Дженис знает: он не успеет.
Он уже не успел.
— Я бы и не вернулась, — Дженис откликается почти сразу и всё ещё как-то мимо Арна смотрит в сторону дежурки, — но так уж вышло.
Арн явно хочет поговорить о чём-то важном, так он напряжён, хотя лучше бы ему пойти домой и проспаться. Итон снисходительна к людским слабостям — всегда была, — и потому по-прежнему стоит на месте, неловко обнимая себя за плечи.
Странно как-то всё это.
— Мне тоже жаль, — сухим эхом возвращает она, не вкладывая в слова ничего кроме вежливости. Итон не совсем понимает, о чём ей толкуют, разве что таким образом пытаются принести соболезнования понесённой утрате, да и ей, если честно, плевать. Ей уже почти на всё плевать.
Но Арну всё равно надо помочь. Оставшимися в ней рефлексами Итон понимает это.
— Давай вернёмся в дежурку. Я сварю тебе кофе.

+1

6

На новое упоминание о дежурстве Арну хочется только рассмеяться, но кое-какие остатки разума так и заставляют оставить этот смех где-то на подкорке сознания.
Арн качает головой: Дженис просто не понимает, по чьей вине никого не застанет, явившись в чужой дом. Она, такая храбрая, даже отчаянная, где-то слишком благородная, просто не понимает, как можно не выполнить свою работу, как можно не попытаться спасти. Просто не понимает, как это: предать, и носить это с собой каждый божий день.
Арну никогда не доставало ее храбрости.
Это было так несправедливо. Несправедливо, что у крошечной жены Тома ее было так много. Слишком много на ее одну.

Дженис обнимает себя за плечи, и Арну кажется, что так она словно пытается от него отгородиться. Может быть, она чувствует, что что-то не так. Может быть, знает.
Нет, ему не нужно кофе. Никакого кофе, не сейчас.
— Нет, ты не понимаешь, — еще немного подступая вперед, говорит Арн, и его голос приобретает какие-то странные, почти звенящие ноты. Он должен выговориться, должен сказать хоть что-то, но Дженис, кажется, его не понимает.
А это ведь так просто. Как дважды два.
— Ты мне нравишься, Дженис, — настойчиво повторяет Арн, не понимая, как изменить эту нелепую фразу, чтобы она стала хотя бы немножечко яснее. Она ему нравится, но ему не нужна ее забота. Не сейчас, только не сейчас.
О нем не нужно заботиться, его не нужно жалеть — а если она жалеет, так, стало быть, все-таки знает?
После этого к нему можно относиться только так, только с жалостью и презрением. Поэтому она делает вид, что не понимает его?

Он пытается взять ее за руку, и снова говорит, как будто бы Итон куда-то уходит, отказываясь:
— Пожалуйста, выслушай меня.

+1

7

Итон и правда не понимает. Том был убит меньше трёх месяцев назад, и Итон просто не может понять - не может даже представить. К тому же они с Арном знакомы почти десять лет.
Это действительно сложно - воспринимать Арна всерьёз сейчас, когда он настолько пьян.
- Хорошо, - неизвестно с чем соглашается Дженис.
Она с детства знает, что говорить пьяным. Натренировалась на лорде Мейер.
Она выслушает всё. Она знает, что у всех свои слова, чтобы сказать ей - она важна. О'Рейли, например, признаётся, что она самая дурная баба из всех, что он видел, а Прюэтты заверяют, что в их семье давно не хватало сумасшедших. Дерек, как напьётся, твердит ей о любви, и только Скримджер, просыпаясь похмельным утром, говорит ей "спасибо". То, что отвечала она, зависело от стадии опьянения и только.
Все выражают свои чувства по-разному, и сейчас Дженис привычно списывает всё на алкоголь.
- Ты немного перебрал, да? - посмеивается она и треплет Арна по руке.
Это довольно неловко.
Это ничего. Плохо, что на дежурстве, но так - ничего.
- Давай всё же вернёмся.

+1

8

Или недобрал. Но от одной мысли о виски, честно говоря, уже начинало тошнить.
А Дженис, если и понимала, воспринимала его как пьяного дурачка, и ничто, пожалуй, не могло сейчас задеть его сильней. Славная маленькая Дженис продолжала даже здесь думать только о работе, и на все остальное ей было плевать.

Это странно, но ему трудно подойти ближе. Черт его знает, сколько лет он смотрел на жену Тома издалека, и ничего кроме табу рядом с ее именем для него не стояло. Теперь Том мертв, но запретная линия будто бы никуда не сдвинулась, и перейти ее, в самом деле, можно только пьяным.
— Тебе смешно, — вдруг не спрашивает, а вполне себе констатирует Арн, впиваясь в Дженис мутным взглядом. Прикосновение к руке напоминает ему что-то о собаках, но он же, мать ее, не собака, а человек, и его нельзя вот так останавливать за поводок.
О том, что поводок на него уже накинули, Арн, конечно, не думает.
Он переступает через запретную линию так, как сделал это в первый раз, когда задержал вызов по указанию Лестрейнджа, и пытается ухватить Дженис то ли за плечо, то ли за талию — у него так рябит в глазах, что ничего не ясно — чтобы задержать рядом с собой и поцеловать.

Отредактировано Weylin Arn (11 июня, 2017г. 13:51)

+1

9

— Чуть-чуть, — улыбается ему Дженис.
На самом деле — совсем нет, и, чем дальше, тем сильнее это начинает раздражать. Конечно, ей стоило бы помочь Арну: разговорить его, успокоить, потому что то, как его ломает, видно невооружённым взглядом, — но всё, что она может, это только держать себя в руках.
Она очень много времени тратит на борьбу с собой, и, когда Арн целует её, она всё же проигрывает: поддаётся ударившему в голову гневу и берётся за палочку.
Когда красная пелена спадает, Дженис обнаруживает Арна сползшим по стене коридора напротив. Глаза открыты — он ещё в сознании. Дженис смотрит на него долго, очень долго.
Три месяца назад, случись ей кого ударить, она бы уже помогала ему подняться.
— Никогда больше меня не трогай, — советует ему Дженис сегодня.
Есть границы, переходить которые нельзя никому.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC