Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (с 1996 года по настоящее) » Нетрадиционными методами (15 февраля 1996)


Нетрадиционными методами (15 февраля 1996)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название эпизода: Нетрадиционными методами
Дата и время: 15 февраля 1996 года, после занятий
Участники: Мария Грегорович, Рон Уизли

Больничное крыло Хогвартса.

0

2

После нападения пожирателей события сменялись со страшной быстротой: безуспешные попытки пробраться в Выручай-Комнату, смерть Амбридж, возвращение Гермионы из больницы, Гаррины припадки, а теперь вот и еще другу вменили в обязанность посещать уроки не у кого-нибудь, а у самого Снейпа, который после самоустранения Жабы наверняка кинется спешно восстанавливать свой статус худшего преподавателя всех времен... Неудивительно, что про предписание регулярно наведываться к мадам Помфри на осмотр Рон благополучно забыл. И вспомнил только тогда, когда в обед ему передали распоряжение немедленно явиться в Больничное крыло.
Необходимость ежедневных осмотров казалась Уизли надуманной. Он был уверен: если магия вернется, даже если хоть как-то проявит себя - он это почувствует. Но нет, все было глухо, и хлопоты школьной медсестры никак не могли ему помочь.
Впрочем, рассуждал Рон, поднимаясь по лестнице, должны же они делать вид, что пытаются что-то сделать. В школе все под контролем, ученики в безопасности, такие дела. Только профессор Защиты начинает занятия с сильнейшей охранной магии. М-да...
Он толкнул дверь Больничного крыла и увидел прямо перед собой незнакомую фигуру в целительской мантии. А, да, с Гермионой же из Мунго приехал колдомедик, она говорила.
- Здрасьте! – брякнул Рон, застряв на пороге. – А где мадам Помфри?

Отредактировано Ronald Weasley (18 июля, 2017г. 13:04)

+2

3

Замок встретил ее... тишиной.
Это потом Мария узнала, что старшие курсы отпустили на побывку в деревню по случаю этого местного праздника, Дня всех влюбленных, а младшие бесились кто во что горазд по факультетским гостиным. Но первое впечатление было - словно она заблудилась и попала в собственный сон, в Хогвартс, каким запомнила его - сам замок: рыцарские доспехи в нишах, побитые молью гобелены, чинно беседующие портреты, узкие лучи света, разрезающие галереи на равные прямоугольники.
В коридорах было холодно, но, конечно, не так холодно, как в Дурмстранге - в особенно суровые зимы завхоз сбивал с перил сосульки, а в кабинетах, несмотря на зажженные камины, изо рта вырывались облака пара. Иногда лед разрывал трубы, и тогда до тех пор, пока не найдут место порыва, чтобы умыться утром, приходилось греть воду заклинанием, предварительно из детской шалости сунув в рот расколотую пластинку наледи, словно леденец.
Такое случалось всего несколько раз, но память почему-то выхватывает именно такие моменты. А какие воспоминания у нее связаны с Хогвартсом?
В больничном крыле Мария побывала лишь раз, и то больше из любопытства, но школьная медсестра - мадам Помфри - вспомнила ее. Не так уж много иностранных студентов получают возможность побывать в стенах школы. Многие, особенно слизеринцы, считали, что она попала сюда благодаря родственной связи со знаменитым мастером волшебных палочек. Возможно, именно поэтому Мария захотела работу подальше от дома - чтобы добиться всего самой, хотя Макей никогда особо не опекал ее. Он оплатил образование, он покупал ей книги, ингредиенты, кормил и одевал ее, наконец, но Мария никогда, даже в мыслях, не называла его отцом - даже приемным. У нее есть отец, и она знает его имя. Для кого-кого, а для ненцев это многое значит.
Мадам Помфри поначалу достаточно скептически отнеслась к постороннему человеку в своих владениях, но убедившись, что Мария будет посягать только на вверенных ей больных, успокоилась и даже предложила чаю с домашним кексом. Как Мария и думала, до вечера никто из ее подопечных и не подумал появиться - подумаешь, проклятие, когда "любовь витает в воздухе", или что там пели эти "Ведуньи" по радио. Так что на следующий день Грегорович просто перехватила покидающего больничное крыло мальчишку и попросила передать гриффиндорцам, что их диагнозы никто пока не отменял.
Первым, как ни странно, явился рыжий парень - Мария помнила его по Мунго, а вот он ее - вряд ли, подумала целитель, отметив недружелюбный взгляд подростка.
- Здравствуйте, мистер Уизли. Мадам Помфри у себя. Меня прислали из Мунго наблюдать вас. Я... знаете, зовите меня Мария, - у англичан, как она заметила уже давно, возникало некоторое затруднение при произнесении слишком большого количества "р" подряд в непривычном окружении. - Присаживайтесь, - Мария указала на свободный стул, а свой выдвинула так, чтобы сидеть не за столом, а напротив юноши, и сложила на коленях руки с волшебной палочкой. - Я должна осмотреть вас, - добавила она, видя, что рыжий медлит.

+2

4

Вот это новости – теперь его будет осматривать нормальный серьезный доктор из Мунго. Совсем недавно сетовавший на беспомощность школьной медицины, Рон такому повороту событий тоже не обрадовался: к врачам он испытывал здоровое предубеждение и шляться каждый день на прием к колдомедику считал в некотором роде унизительным. Да и целительница выглядела... прямо скажем, несерьезно. Пигалица какая-то. Как будто только что Хогвартс окончила. Еще и по имени просит себя называть... Они что тут, дружить собрались или что? В общем, у Рона складывалось твердое убеждение, что Марию прислали сюда не для того, чтобы школе помочь, а чтобы услать подальше от серьезных больных.
- Э-э-э... А это обязательно? – на всякий случай уточнил он, глядя на стул едва ли не с таким же недоверием, как и на нового медика. – Я вам и так расскажу: я колдовать не могу. Совсем. Под темное заклинание попал.
Ладно. С другой стороны, не надо забывать, что эта Мария лечила Гермиону. И даже вылечила -  а ведь проклятье подруги было посерьезнее простого обезмаживания. Но когда ему говорили о колдомедике из Мунго, Рон, по правде сказать, представлял себе кого-то посолиднее.
Все еще преисполненный скепсиса, Уизли все-таки сел на стул и спросил:
- Мне теперь каждый день к вам ходить?

+2

5

Мария знала - или ей казалось, что она знает - такой тип подростков. Умеренное количество комплексов пополам с прыщами, невероятным образом уживающееся с мыслью о том, что вселенная должна вращаться вокруг них. Все, что Уизли сказал "и так", Грегорович знала из его карты. И даже больше. Чистокровный, из многодетной семьи, младший сын. Играет в квиддич. Лучший друг местного звездного мальчика, то есть вечный мистер-номер-два, а то и три, учитывая, какая пробивная мисс Грейнджер. В больнице был очень тихим - явный шок. Сейчас ершится - последствия травмы, и не только и не столько магической.
- В зависимости от того, мистер Уизли, как у нас с вами пойдут дела, - безэмоционально ответила она, хотя откровенно скептический взгляд подростка и задевал, и веселил одновременно. Конечно, усадить его - простая уловка, но все же лучше, чем еще и заглядывать снизу вверх - эти старшекурсники умудряются вымахать ростом с тополь, впрочем, рядом с субтильной Марией кто угодно мог показаться высоким. 
Грегорович была знакома с результатами диагностики и при выписке, и в динамике, но у каждого додика, как говорил ее преподаватель малефиций, своя методика, к тому же практика показывала, что если проклятие не поддается лечению, значит, либо целитель что-то пропустил, либо что-то напутал и перед ней сейчас сидит новоиспеченный сквиб. Такое случалось - не то чтобы редко, но в основном не в результате воздействия заклинания, а из-за психологической травмы. И в данном случае - Мария взмахом палочки вызвала гистограмму и, не опуская палочку, свободной рукой поманила свечение к себе, так, чтобы неясное пятно с клубящимися краями повисло между ними, - в данном случае, судя по зеленовато-синему мерцанию, лишением магических способностей как таковых и не пахло.
Повернув раскрытую ладонь так, будто пробует круглую ручку двери - в какую сторону та открывается, Мария приглушила все лишнее, оставив только это мерцающее свечение.
- Не случалось ли вам, мистер Уизли, после занятий, скажем, трансфигурацией, или упражнений в чарах, чувствовать головную боль, слабость, онемение в кистях? - Грегорович опустила руки, позволяя свечению сойти на нет.

Отредактировано Maria Gregorovitch (13 июня, 2017г. 18:52)

+2

6

Манипуляции Марии Рона не очень заинтересовали: хотя все эти фейерверки выглядели посолиднее, чем осмотры у мадам Помфри, суть была одна – нагнать туману, придать себе серьезный вид и ничего не объяснять пациенту, потому что не дорос еще.
Рон проводил свечение взглядом и с тоской уставился в окно. Февральская погода, да еще когда рядом озеро, не очень располагала к прогулкам, но в последнее время замок казался Рону тесным и душным. Не продохнуть от клубящейся вокруг магии, которая вдруг стала чужой и почти враждебной. Да и за стенами школы Уизли чувствовал себя немного лучше, как будто туман, собиравшийся в голове от мрачных мыслей и недобрых предчувствий, немного рассеивался.
- А? – переспросил он, когда Мария вдруг заговорила, а потом сообразил, что она хотела узнать, и насторожился. – Нет. То есть над Трансфигурацией драккл ногу сломит, конечно, но я же не припадочный, чтобы... И какое это имеет значение? Меня просто прокляли, все из-за этого.
В голове у Рона зашевелились нехорошие подозрения. Уж не хочет ли эта медичка заявить, что в потере магии виноват он сам? Может, и нападения на Хогвартс не было? О да, очень удобно! Министерство вообще славилось своим умением решать проблемы, просто делая вид, что их нет, а теперь вот и Мунго туда же. Может быть, они и Гермиону не вылечили. Просто заблокировали ей болевые ощущения, а эта штука внутри продолжает ее пожирать. А что, не знаешь, как убрать, - сделай вид, что проклятия просто не было. Рон упрямо вскинул голову:
- Я самый обычный волшебник. Нужно просто снять чары Долохова – и я приду в норму.
Про Долохова Уизли упомянул специально. Может быть, Марии нравится делать вид, что ничего необычного не происходит, но пора ей напомнить, что идет война, которая, возможно, и не началась бы, если бы официальные лица так долго не отрицали очевидного.

Отредактировано Ronald Weasley (3 июля, 2017г. 22:12)

+2

7

Фамилия отозвалась чем-то знакомым. Мария отогнала непрошеные ассоциации, непроизвольно нахмурившись и в задумчивости постукивая палочкой по костяшкам левой руки.
- На вас нет никаких чар, - отозвалась она. - Ваш магический резерв истощен - поэтому вы не можете колдовать. Заклинание явно было рассчитано на взрослого мага, поэтому, как вам объяснить... - Мария обвела взглядом больничное крыло, не то чтобы в поисках подсказки в окружении, скорее просто для того, чтобы подобрать слова. - ...пострадала сама способность восстанавливаться.
Взгляд Грегорович упал на прикроватную тумбочку.
- Скажем так, у вас есть стакан. Если переусердствовать в магических упражнениях, он опустеет, но его можно снова наполнить. Заклинание раскололо стакан. Резерв не наполняется. Вы не лишились способности колдовать, вам просто нечем, - закончила Мария.
Парню повезло, что его внутренний стакан не разлетелся к Мерлиновой бабушке. Правда, прогноз его вряд ли обрадует. Мария, предвидя вопрос, заговорила снова.
- Через какое-то время резерв восстановится - ваша магия сама залатает бреши. Но сколько это займет - месяц или годы - я не могу сказать. Поэтому и спросила, как вы справляетесь с заклинаниями.

+1

8

- Я... так себе с заклинаниями, - признал гриффиндорец и замолчал, осознавая все сказанное.
Рон никогда не задумывался о самой сущности магии – просто не было необходимости. Способность колдовать казалась ему врожденной и естественной, как умение ходить или говорить, а такие банальные вещи не анализируют. Поэтому в первое мгновение слова Марии о резерве не сказали Рону ничего. А потом он вдруг разом понял, что все это значит и чем ему грозит.
Никакой ритуал, никакое зелье, заклинание или магические припарки не смогут ему помочь. Не потому, что Мария не хочет или не умеет. Не потому, что методы мадам Помфри устарели. Просто нет средств, чтобы в одно мгновение вернуть то, что у него так внезапно отобрали.
Рон молча смотрел на свои руки. Годы. Что, если, когда это случится, он будет дряхлым шестидесятилетним стариком? Зачем ему тогда возможность колдовать – да еще и на уровне пятикурсника-недоучки?
- Что вы скажете профессору МакГонагалл? –  надтреснутым голосом спросил Рон. – Все считают, что на мне наложены какие-то чары, и когда они ослабеют, я смогу вернуться к учебе. Если они узнают, что я останусь таким на годы, меня исключат.
Может быть, он бы и смог прожить без магии. Но без Хогвартса? Здесь его друзья, его жизнь, всё, что имело для него значение. И разве он мог уехать сейчас – когда у Гарри участились эти припадки, а Гермиона только начала привыкать жить без родителей? С магией или без, он чувствовал свою ответственность и понимал, что не имеет права просто так собрать свои вещи и сгинуть где-то там, далеко, в «Норе».
- Что может склеить этот... стакан быстрее? – Уизли сжал руки в кулаки и выпрямился, глядя на Марию со всем упрямством, на какое только способны представители семьи Уизли. – Что угодно. Шарлатанские амулеты, экспериментальная медицина – не верю, что совсем уж ничего не найдется.

Отредактировано Ronald Weasley (3 июля, 2017г. 23:36)

+2

9

Упрямо выдвинутая челюсть, сжатые кулаки - и это "что угодно", которое рыжий парень выпалил почти с отчаянием - как будто это так просто, взять пару-тройку "шарлатанских амулетов", сплясать джигу вокруг костра, и вот, все снова под контролем. Конечно, у многих юных магов самый большой страх - что они по какой-то причине не смогут больше колдовать. Мария знала таких и в Дурмстранге, тех, чьи магические способности в результате травмы были несовершенны. Из них, как правило, вырастали угрюмые, асоциальные типы, в некотором роде даже опасные для общества, поскольку магии были лишены не полностью. Мария точно не знала, что за история связана с преподавателем по уходу за магическими существами, а также почему она ни разу не видела школьного завхоза сотворяющим хоть малюсенькое заклинание. Возможно, страх Уизли, что его исключат, был абсолютно беспочвенным - насколько знала Грегорович, рыжий был лучшим другом местной знаменитости, Поттера, а потому Дамблдор вряд ли пошел бы на то, чтобы разлучить их. Уже не пошел, если быть откровенными: Мария полагала, что для такого мага, как директор, состояние Уизли не оставляло почвы для иллюзий. Но обнадеживать пациента - худшее, что вообще может сделать колдомедик после неправильно подобранного лечения, а потому Мария глубоко задумалась, перебирая в голове варианты.
- Есть один способ, - обронила она некоторое время спустя, так что рыжий, наверное, уже успел весь известись.
- Не шарлатанский и не экспериментальный, но и не вполне безопасный. Вы несовершеннолетний. По правилам, я должна буду поставить в известность ваших родителей и администрацию школы - они вполне могут отказать.
Хватит с нее, пожалуй, проявления инициативы - в случае с Грейнджер речь шла о спасении жизни, а действовать нетрадиционными методами в данном случае, да еще и в стенах школы, было, пожалуй, чревато серьезными проблемами.

+2

10

Молчание, повисшее после его слов, навалилось Рону на плечи, будто тяжеленный камень. Ну конечно, Мария не станет его даже слушать. С чего бы? Свою работу она выполнила: жизни пациента точно ничего не угрожает, проклятье над ним не висит, а что до его состояния... ну, наверняка в Мунго она насмотрелась на вещи и похуже. Совершенно незачем вникать в проблемы глупого школьника. И лишний раз напрягаться тоже не стоит. И не было никаких шансов объяснить ей, как важно Рону было остаться в Хогвартсе.
Но он все-таки решил попробовать – а если точнее, то пробовать и пробовать, пока Мария не выгонит его из Больничного крыла. Однако не успел Рон открыть рот, как целительница заговорила сама. И сказала то, что Уизли очень хотел, пусть, прямо скажем, и не ожидал услышать. А потом, не успел он обрадоваться, тут же спустила его с небес на землю.
То, что МакГонагалл, а уж мать и подавно, не позволят ставить на нем эксперименты, Рональд не сомневался ни секунды.  Особенно если Мария представит дело так же, как и ему: мол, парень со временем все равно восстановится, а ускорять процесс – дело опасное и неблагодарное. Ну нет, Рон все еще не готов был так просто сдаться на милость судьбы и администрации школы!
- Ага, и  тогда меня точно исключат и запрут дома! Послушайте, - Рон взволнованно потер ладони одна о другую, а потом как-то справился с собой и попробовал рассуждать здраво – почему-то ему казалось, что это подействует на Марию больше, чем поток слезливых просьб. – Я, конечно, несовершеннолетний. Но и проклятье это я получил не просто так, потому что, знаете, мимо проходил. В конце концов, я стоял лицом к лицу с Пожирателями и даже видел Того-Кого-Нельзя-Называть. Так же, как вас сейчас. Это же ерунда какая-то получается, когда драться с темными магами в пятнадцать лет – нормально, а самому решать, обратиться ли после этого за помощью, - нет! Я уже попадал в ситуации и пострашнее, чем ваши медицинские фокусы, и ни у кого на это разрешения не спрашивал. Мария, пожалуйста, - Уизли умоляюще посмотрел на колдомедика. – Я не храбрюсь тут, я понимаю, что это может быть опасно, но я правда готов рискнуть. Оно того стоит. Тут дело не в сдаче СОВ или квиддиче каком-нибудь. Вы просто не понимаете.

+2

11

Ну конечно, куда уж ей. Она не понимает. Мария смотрела в сторону, вспоминая себя в пятнадцать. Опасные эксперименты? Магические опыты? Применение зелий и заклинаний, некоторые из которых здесь, в Британии, считаются темной магией и, соответственно, под запретом? Она никогда этого не боялась сама и не понимала опасений других. Но кем нужно быть, чтобы исключение из школы было страшнее встречи с сильнейшим темным магом современности? Идиотом, - мысленно ответила Мария и вздохнула - нет, конечно же, просто подростком. Разные приоритеты. Дело не в экзаменах - а вот ей когда-то завалить экзамен казалось страшнее, чем свернуть себе шею на очередных играх. Дело, конечно, в компании - в друзьях, и то, что Грегорович было этого не понять, не исключало, что просто примет этот факт как данность. Да, большинству людей нужно, чтобы рядом с ними были другие люди. Желательно постоянно. Это нормально.
- Конечно, это не нормально, - отрезала Мария, развернув на сто восемьдесят градусов ход своих мыслей - и не то чтобы вдруг вспомнив, что ей уже почти десять лет как не пятнадцать, а скорее имея в виду ситуацию в целом. - И вы еще легко отделались. Но то, чем я могу помочь, сделает вас более восприимчивым. Да, магия будет латать ваш резерв. Но кроме того, она будет воздействовать на вас. Реакция крайне индивидуальна. Я не могу взять на себя такую ответственность в обход существующих правил. И я не буду, - прежде чем рыжий, который и так, судя по всему, с трудом сдерживался, чтобы не демонстрировать свое отчаяние, снова начнет ее упрашивать, Мария вскинула руку в предупреждающем жесте, - рассказывать вам, что рецепт порошка, который вам понадобится, записан в этой тетради, - Грегорович придвинула к себе сшитую стопку пергаментных листов, - а также оставлять ее на видном месте заодно с моей сумкой, в боковом кармане которой лежат мешочки с травами. И уж конечно я, как человек, который в той или иной мере ответственен за учеников, не буду предполагать, что вы вдруг вздумаете зайти в лес туда, где отсвет огня не будет виден из замка, скажем, пройдя по тропинке за озером к гряде валунов около полуночи. Надеюсь на ваше благоразумие, - с этими словами Мария поднялась и, кивнув Уизли, направилась к выходу из больничного крыла.
Разумеется, если он все же решится, она будет там, чтобы проследить, чтобы все прошло как следует. Но вмешиваться не будет, нет. И не для того, чтобы снять с себя всякую ответственность - хотя и это тоже - исключительно в образовательных целях. И если уж совсем откровенно - ей самой было любопытно попробовать, но еще интереснее - пронаблюдать, будучи не в состоянии измененного сознания.

+2

12

Уже в тот краткий миг, когда слова, такие весомые и правильные в голове, только вырвались наружу, превращаясь в беспомощные неубедительные фразы, Рон осознал, как жалко выглядит. Ничего он не докажет. Уж точно не Марии – чужому равнодушному колдомедику, которая, по большому счету, плевать хотела на Хогвартс и его учеников.
Но что, ему впервой, что ли, бросаться на безнадежно неразрешимую проблему? Да он всю жизнь только этим и занимается!
Рон открыл было рот, чтобы начать неаргументированно, но очень активно доказывать, что даже за пять лет учебы магия не оказала на него особенно ощутимого воздействия, так что ему – и Марии, значит, тоже - вообще ничего не грозит, но целительница  жестом заставила его замолчать. И, как выяснилось, не потому, что устала слушать, а лишь затем, чтобы он, Рон, ничего не упустил. Повторять такое щедрое предложение Уизли точно никто не стал бы.
Опешив от неожиданности, не веря своему счастью, Рон сидел, растерянно провожая взглядом уходившую Марию. Затем, сбросив с себя оцепенение, он быстро схватил тетрадь и спрятал ее под мантией, потом дрожащими руками открыл защелку на кармане сумки и сгреб в ладонь шуршащие пакеты с сухой травой. Сердце бешено колотилось где-то у кадыка...
Но вечером после отбоя, когда Рон тихо выскользнул из спальни, стараясь не разбудить однокашников, он был абсолютно спокоен.
Уизли не был таким уж дураком и хорошо понимал, чем рискует. Начать с ритуала. Выйдя из больничного крыла, он успел украдкой пролистать заметки Марии и убедился, что описанная там магия совсем не похожа на то, к чему он привык. Добавьте к этому то, что Рон никогда сам не занимался ритуалистикой, а в травах и зельях разбирался на уровне, которого едва хватало, чтобы перебираться с курса на курс. К тому же - Запретный лес. Мало кто из его сверстников настолько хорошо знал, что за «дикие звери» водятся в густой чаще. И пусть дружба с Хагридом научила Уизли, что лес относительно безопасен, пока ты не сходишь с тропы, соваться туда без магии – верх неосмотрительности.
В общем, взвесив все за и против, Рон принял единственно возможное решение: никому о своем плане не говорить. Риск был настолько большим и таким идиотским, что идти на него можно было исключительно в одиночку.
Пробраться к выходу из замка по школе, в которой после нападения Пожирателей ночью кипела жизнь, тоже было непросто: Уизли потратил едва ли не час, пока выбрался на тропу. Время приближалось к полуночи, и он ускорил шаг. Вскоре над головой сомкнулись темные густые кроны, а пространство вокруг – черное, будто на весь мир набросили огромное одеяло – заполнилось мягкими неясными шорохами. Рон, не сбавляя скорости, то и дело встревоженно оглядывался, крепче сжимая в руке одно из изобретений близнецов – хлопушку, взрывающуюся всполохом чистого белого света, достаточно яркого, чтобы ослепить любую ночную тварь. Правда, если воспользоваться ею, о секретности ритуала можно забыть, но, пожалуй, лучше все-таки остаться без магии, чем без головы.
Впереди уже показалась гряда валунов. Рон вышел на залитую лунным светом поляну и, вытащив тетрадь, раскрыл в молочно-белом свете нужную страницу и принялся вглядываться в неясные строчки.

+1

13

Если бы подросток не был так увлечен чтением в неверном лунном свете, он, несомненно, заметил бы, как один из валунов слегка изменил форму - вот только что он был немного угловат, так что взгляд, скользивший по камням, определенно, наткнулся бы на некоторую неправильность. Впрочем, в темноте вещи часто кажутся не тем, что они есть на самом деле, однако в данном случае с этим было все в порядке: камень действительно было немного не тем, чем казался на первый взгляд.
Мария, ждавшая, прислонившись к валуну - отличный образчик мегалита, она была готова поспорить, что некогда здесь был каменный круг - отклеилась от шероховатой поверхности, покрытой прошлогодним, иссохшим мхом. Отличное место, кстати, для любого ритуала: не для всех очевидно, да и не всем нужно знать, что земля является настолько же хорошим проводником магии, как русло реки - путем для несущегося потока воды. Недаром это озеро и лес рядом был так густо населен всякими волшебными тварями. Конечно, многих привлекала сюда защита школы, автоматически распространяющаяся на некоторое расстояние от ее стен. Но и школа была построена именно на этом месте явно неслучайно.
- Я полагала, мистер Уизли, вы заранее смешаете травы, и мне останется только зажечь костер, - заметила Мария, как будто продолжала прерванный разговор - в целом, так оно и было.
Отряхнув налипшие на рукава черной, сливающейся с темнотой мантии былинки и сосновые иголки, ведьма подошла к, разумеется, заранее приготовленной кучке хвороста, укрытой между двумя камнями, и присела. Там, откуда она была родом, умение разжигать костер было первым, которому учился любой ребенок после того, как первый раз совал в него ладошку и убеждался, что делать этого не стоит, так что небольшой костерок вспыхнул от первого же удара обычного огнива, которое в этих краях, наверняка, уже сотню лет как было позабыто даже магглами. Сухой валежник занялся с первой искры, и в углублении между камнями заплясал оранжевый язычок.
Мария не собиралась использовать магию - во-первых, в этом не было нужды, а во-вторых, пойди что не так, ей будет уже не отвертеться - палочку легко проверить и связать определенные заклинания с тем, что происходило и будет происходить этой ночью.
- Сейчас вам предстоит небольшой урок зеьеварения, - почти усмехнулась ведьма, проверяя, не шатаются ли складные подпорки, на которых был установлен крохотный карманный котелок. - Но прежде всего - вон тот маленький желтый пакетик, бросьте щепотку в костер. Я пока прогуляюсь и взгляну, нет ли у нас гостей из леса.
Она собиралась быть поблизости, но искренне надеялась, что вмешиваться не придется. Почерк у нее, не в пример многим колдомедикам, был вполне аккуратный, пакетики с травами - подписаны, так что все, что нужно было сделать Уизли - это аккуратно всыпать отмеряемое обычной ложкой количество сушеных трав, грибов и кое-чего еще, о чем Мария предпочла бы не распространяться, в кипяток и через пять минут выпить получившийся отвар, приятно пахнущий лесом. Ну а дальше природа все сделает за него.

+1

14

Хоть Рон и вздрогнул от раздавшегося за спиной голоса, чего-то такого он, в общем-то, ожидал. Правда, полагал, что Мария явится не одна, а с Филчем, Снейпом или Макгонагалл, чтобы те, сняв предварительно тысячу баллов с Гриффиндора, наконец с полным правом отправили Уизли доживать свой унылый век в «Норе». Но если Мария и была чем-то недовольна, то только его нерасторопностью.
- Не так просто это сделать в школе, - Рон широко улыбнулся, окрыленный мыслью о том, что, возможно, дело не совсем безнадежно, раз за ним будет приглядывать колдомедик. – Не хотел вас подставлять.
Отложив записи, он с любопытством наблюдал за тем, как Мария разводит огонь. Он и подумать не мог, что она – магглорожденная волшебница! Да если и так: странный способ она выбрала. Рон помнил, как на Чемпионате мира отец пытался разжечь костер спичками – и справился только с помощью Гермионы. А здесь была и вовсе странная методика. Может, так надо для ритуала?..
При мысли о том, что ему сейчас предстоит сделать, Рона прошиб холодный пот. Коротко кивнув на указания колдомедика, он, даже не подумав уговорить ее остаться и помочь с зельем, снова обратился к исписанным листам. Ему нужно сделать все самому. Рон осторожно разложил пакеты с травами в том порядке, в котором их нужно было добавлять в котел, еще раз сверился с записями и, глубоко вдохнув, бросил первую щепотку.
Дальнейшее он помнил смутно. Громада древесных крон, обступившая поляну, холодный свет луны и неверные отблески небольшого, тихо потрескивающего костерка. И строчки, которые, казалось, пропечатывались на сетчатке. И мешочки душистых трав, от запаха которых кружилась голова. И судорога в пальцах, сжимающих помешивающую варево ложку... Когда последнее указание странного рецепта было выполнено, он отступил, глядя на булькающую в котле золотисто-желтую жидкость, над которой взвивался спиралью и уходил ввысь легкий дымок. Все было в точности так, как говорилось в записях.
Получив молчаливое одобрение колдомедика, Рон осторожно сделал первый глоток. Обжигающая жидкость разлилась по телу, пряный запах дурманил все сильнее – и вдруг все куда-то исчезло, уступив буйству красок, взорвавшихся в голове...
Очнувшись, Уизли обнаружил, что сидит, привалившись спиной к стволу дерева, а Мария с невозмутимым видом уничтожает все следы их пребывания на поляне. Губы Рона пересохли, язык ворочался с трудом, но он все же смог выдавить:
- Все... нормально?
Он в очередной раз выслушал, что зелье не дает никаких гарантий, что оно не изучено до конца в научном смысле и только время покажет, подействовало ли лекарство. Но, все больше приходя в себя, Рон уже знал ответ: нет, не подействовало. В нем ровным счетом ничего не изменилось, разве что трещала от боли голова и страшно сушило. На что он надеялся?..
Запинаясь, он дежурно поблагодарил Марию и, поднявшись, медленно побрел к замку. А внутри него зелье уже принялось за работу, медленно латая магический резерв... и истончая до предельных значений врожденную ментальную защиту – ту самую, которую в скором времени ждало серьезное испытание на прочность.

Отредактировано Ronald Weasley (31 октября, 2017г. 13:36)

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (с 1996 года по настоящее) » Нетрадиционными методами (15 февраля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC