Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Гость с Той стороны (6-7 марта 1996)


Гость с Той стороны (6-7 марта 1996)

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название эпизода: Гость с Той стороны
Дата и время: ночь с 6-7 марта 1996 года
Участники: Нарцисс Малфой, Фиона МакГрегор, Рабастан Лестрейндж, Регулус Блэк в качестве специально приглашенного гостя

0

2

Начало марта – промозглое и пасмурное – пробуждает в сердце печаль, навевает меланхолию и невольно наводит на глубокие мысли. О смысле жизни, её предопределённости и бренности. Такое чувство возникает на больших пустынных пространствах, вроде степей и морей, но иногда его вызывает особый вид погоды. Это как раз то, что надо для ритуала вызова усопшего – ритуалисту нужно думать о собственной смерти, концентрироваться на потустороннем мире, но Нарцисса не очень-то рада такому своему настроению. Её опять плохо спалось – всю ночь ей снился холодный неприветливый лес, окутанный туманом и какие-то ритмичные звуки, напоминающие то ли шорох, то ли тихий бой барабанов. Здравый смысл говорил о том, что надо отложить ритуал на другое – более подходящее – время, когда она не будет чувствовать себя усталой и разбитой, но, проверив расчеты, миссис Малфой убедилась в том, что другая подходящая ночь в этом году будет нескоро. К тому же почти всё было готово. К тому же она не была уверена в том, что даже спустя несколько месяцев будет чувствовать себя лучше. В её исследовательской жизни закончился один цикл, начался другой – по опыту прошлых лет Нарцисса знает, что хуже переходного периода нет ничего. И ещё – её мучают суеверные страхи – не навлекает ли она на себя беду, готовясь к собственным похоронам? Обычаи многих народов запрещают подобные действия, считают, что так можно приманить смерть – миссис Малфой не очень верит старинным легендам, но опять же – по собственному опыту знает, что отмахиваться от них нельзя. В старых приметах может быть вполне реальный смысл – пусть искаженный и затертый веками.
Как бы то ни было, сегодня ночью ей понадобиться гроб. Прибыв к выбранному заранее агентству ритуальных услуг – маггловскому, разумеется, в магическом сразу заподозрили бы что-то не то – Нарцисса для начала смотрится в витрину. Как она выглядит под Оборотным и вообще со стороны? К сожалению, используемый в ритуале гроб нельзя трасфигурировать и вообще видоизменять магически и это влечет за собой проблемы. Надо вести себя при покупке естественно, чтобы магглы не сочли покупателей (а Рабастана она, конечно же, попросила пойти с собой) маньяками или извращенцами. Магглы не так опасны, как авроры (а ритуал, который она замыслила, законным назвать было уж никак нельзя), но зачем затевать лишний переполох?
Рассказав служащему ритуального агентства банальную историю о смерти кузины в автокатастрофе (говорить о смерти сестры не повернулся язык), Нарцисса проходит непосредственно к гробам. По спине пробегает мороз, дурные предзнаменования древних обитателей Уэльса всплывают в памяти, миссис Малфой берется рукой за край дубового гроба, стараясь справиться с дрожью.
- Как-то жутко думать о том, в каком я буду лучше смотреться, - признается она, - до чего мрачный обряд. Но, к счастью, по размерам строгих требований нет – можно взять гроб более широкий, чем нужно.
Мысль о том, что она в самом деле может умереть, Нарцисса от себя гонит, хотя в данной обстановке это затруднительно. Воображение против воли рисует собственные похороны – миссис Малфой вздыхает. [icon]http://s019.radikal.ru/i626/1707/35/f2ace9725189.jpg[/icon]

0

3

[AVA]http://se.uploads.ru/wGkXZ.jpg[/AVA]
На Лестрейнджа меланхолию навевает отнюдь не начало марта. Точнее, не только начало марта, и начало марта в длинном списке вещей, которые навевают на него меланхолию, занимает место даже не в первой десятке. На вершине его личного чарта возможность быть арестованным или убитым в самое ближайшее время, а потому он терпеливо сносит побочные эффекты от передозировки оборотным.
Легкая тошнота и головокружение - какие мелочи, у него бывали действительно плохие дни, и некоторые совсем недавно.

В отличие от Нарциссы, которая чисто по-женски подходит к выбору гроба, Лестрейндж крайне мало внимания уделяет непосредственно гробам, больше разглядывая сотрудников ритуальной лавки и сам зал на предмет запасного выхода, зато оборачивается на ее голос.
Кажется, очередь для его реплики? Он в замешательстве, переводит взгляд с нее (она опять выглядит незнакомо) на дубовый лакированный гроб, морщит лоб в догадках о том, что значит загадочное "буду смотреться лучше".
- Кажется, примерять здесь не принято, - наконец комментирует Лестрейндж, но от продолжения воздерживается: к ним спешит сотрудник зала. Явно высококвалифицированный специалист, учитывая, что даже спешить он умудряется бесшумно и с выражением глубокой скорби и отпечатком вечности на лице. Лестрейндж, даром, что терпеть не может, когда к нему подкрадываются, впечатлен и сносит бесшумность беспрекословно.
- Примите мои соболезнования, господа, - начинает подошедший маггл, в самом деле добавляя в голос соболезнований. - Сочувствую вашей утрате. Благодарю вас за выбор нашего агентства и смею уверить, что мы приложим все усилия, чтобы сопутствующие хлопоты легли на наши плечи и результат удовлетворил вас полностью.
Лестрейндж неуверенно косится на гроб, который только что ощупывала Нарцисса, ищет ценник, но, видимо, из-за общей атмосферы торжественности, которой буквально наполнен зал, ценник спрятан от глаз потенциальных клиентов.
Между тем, даже этот мимолетный взгляд не остается тайной от маггла - продавца? - и тот, сделав стойку, вцепляется в Нарциссу и Лестрейнджа намертво.
Так же бесшумно он придвигается боком к гробу, любовно, но не касаясь оглаживает атласную обивку и жестом фокусника, ожидающего аплодисментов и восторженного оханья, откидывает и нижнюю крышку.
На второй минуте рассказа о преимуществе именно этого выбора Рабастан теряет терпение:
- Идеально, - прерывает он рассказчика, опуская обе крышки разом и скрывая от нескромных глаз кремовый атлас, подушечку в изголовье и ленты. - Мы в целом представляем себе гробы, благодарю.
Продавец ничуть не меняется в лице, вот только искры в его взгляде выражают весь спектр чувств от заявления неотесанного варвара, не оценившего изящества модели "семнадцать-эй".
- При заказе последнего пристанища, - профессионал в его бизнесе никогда не опустится до употребления слова "гроб" или тому подобной лексики - здесь приличное агентство, и словарь соответствующий, и маггл разворачивается к леди, сочтя, что она окажется более чуткой к эстетике post mortem, - мы с радостью предоставим вам зал для церемонии прощания на благоприятных условиях, а также в качестве благодарности за ваш выбор украсим его цветами по вашему выбору. Когда леди желает обсудить детали траурной церемонии?

+1

4

После слов о примерке Нарцисса смотрит на Рабастана с ужасом. Она, конечно, понимает, что это такая шутка, умом понимает, но в душе всё равно страх. Нет, как представишь, что придётся лечь в одну из этих штук – так сразу в душе всё переворачивается! Нет, она не может согласиться на похороны заживо, это слишком жуткое! Нарцисса кладет ладонь на лоб, чтобы успокоиться – кажется, она при подготовке себя к нужному состоянию она переусердствовала, ей надо успокоиться, но, оказывается, в ритуальном зале есть нечто более страшное, чем гробы. Вежливые сотрудники.
Показывать страх перед магглами нельзя и, увы, вовсе не по причине условностей, проповедуемых дамами наподобие тетушки Вальбурги – миссис Малфой лишь говорит «ах!» и придает лицу скорбное выражение. Всё время пока продавец расхваливает товар, Нарцисса думает, как выкрутиться. Какие могут быть причины того, что гроб может потребоваться один, без прилагающегося к нему мёртвого тела? Можно было бы сказать, что тела не было – бывают ведь и такие случае – но при входе она уже успела наврать про автокатастрофу. Вот кто её тянул за язык!
- Траурная церемония будет в доме, таково желание нашей покойной сестры, - говорит она, по возможности сдавленно, старательно разыгрывая горе. – Но похороны будут неизвестно когда, следственные власти даже пока не выдали её тела.
Нарцисса боится, что ритуальное агентство отправляет гробы сразу к моргу, так что сразу оговаривается насчёт того, что тела на руках как бы и нет. Проблема в том, что она достаточно слабо представляет себе погребальные обычаи магглов и опасается попасть пальцем в небо. Именно поэтому она решает усложнить коммуникацию и делает вид, что очень расстроена и вот-вот расплачется. Однако миссис Малфой чувствует себя настолько несчастной, что начинает горько плакать на самом деле. Сотрудников ритуального агентства этим не проймешь, но истеричные дамы есть истеричные дамы, логики от них ждать не стоит, да и сбежать под благовидным предлогом в случае чего, им с Рабастаном будет проще.
- Бедная Эдит, - приговаривает она, вынимая из кармана пальто платок. [icon]http://s019.radikal.ru/i626/1707/35/f2ace9725189.jpg[/icon]

Отредактировано Narcissa Malfoy (22 июля, 2017г. 20:05)

+1

5

[AVA]http://se.uploads.ru/wGkXZ.jpg[/AVA]
Маггл-продавец забуксовывает на первых же словах леди, которая явно опечалена и не понимает, с какой стороны браться за тягостные обязанности. Обычно в этих случаях скорбящие родственники с радостью - разумеется, обильно сдобренной проявлениями горя  - хватаются за возможность делегировать всю суматоху организатору похорон, но на сей раз, кажется, дело чуть сложнее. Возможно, господа впервые сталкиваются с похоронами близких - отсюда и это беспокоящее продавца поведение.
- Разумеется, - после паузы говорит он, склоняя голову в знак полного согласия и даже где-то одобрения. - Провести последние минуты на земле в родном доме, именно оттуда отправиться в путь в сопровождении близких - разве не таково наше всеобщее желание?
Мужчина, так резко оборвавший песнопения во славу выбранной ими модели, разворачивается полностью и внимательно разглядывает продавца  - так, что тот начинает сомневаться в выбранном тоне, словах. Во всем.
- Наше агентство выедет по указанному вами адресу, подготовит помещения, организует легкий фуршет после захоронения и доставку на место погребения и обратно - все это требует некоторых дополнительных пунктов договора, но является достаточно стандартной практикой и не...
- Нет, - обрывает его мужчина.
Продавец замолкает - его замешательство начинает просачиваться из-под профессиональной маски.
- Простите, я не уверен, что понимаю вас, - наконец смущенно выговаривает он, что означает полное признание своего поражения. Он кидает короткие взгляды на женщину, прикрывшуюся носовым платком, но та тоже не спешит развеять его непонимание. Более того, продавец опасается, что, начни он выяснять у нее - явно скорбящей, отрешенной и находящейся в трауре - это едва ли можно будет считать профессиональным поведением, так что он полностью концентрируется на мужчине, напоминая себе, что, несмотря на ореол драмы, это всего лишь торговля, и значит, клиент всегда прав.

- Нам нужен только гроб, - Лестрейндж даже руку кладет на округлый бок гроба, возле которого они стоят. И без того дело не ладится, чтобы таскаться по залу, выбирая между оттенками миланского ореха. Лестрейндж готов схватить первый попавшийся и поскорее уйти, оставляя продавца размышлять о тщете бытия.
Видимо, это неверно выбранные слова - потому что на лице продавца растекается ужас. Не то гробы не покупают как перчатки, не то именно в этом агентстве эксцентричным клиентам не рады.
Лестрейндж хватается метафорически за оправдание эксцентричностью и вполне буквально - за рукав продавца, приближаясь к нему, пока расстояние между ними не сокращается до фута.
- Видите ли, - понижает он голос, - моя жена была очень близка со своей сестрой - близнецы, выросли вместе, невозможно передать, как далеко простиралась их связь. И еще в детстве они поклялись друг другу, что смерть одной из них обяжет вторую... Ну словом, моя жена хотела бы по возможности все сделать сама - почтить таким образом память сестры, последнее прощай, если можно так выразиться.
Он еще больше понижает голос, почти шепчет на ухо продавцу, не глядя на Нарциссу, но надеясь, что у той максимально расстроенный вид:
- Я очень рассчитываю, что эти хлопоты отвлекут ее, дадут силы двигаться дальше и в то же время убедят, что она дословно выполнила волю покойной сестры... Вы понимаете?
Продавец, следящий за повествованием, но сумевший понять только, что дело касается какой-то договоренности с покойной и, очевидно, несколько экзальтированной семейкой, несмотря на их внешнее спокойствие, предпочитает не усугублять: несмотря на то, что обычно агентство продает сразу комплекс услуг, существует и отдельный прайс на гробы, являющиеся самостоятельным товаром, а потому, хоть ему и кажется эта покупка странноватой, он не может найти законный повод продолжать упрямиться.
- Ну разумеется, - бормочет он, выдирая рукав из цепких пальцев заботливого супруга. - Задача нашего агентства сделать все, чтобы скорбь наших клиентов могла быть выражена максимально полно в том виде, в котором это им угодно. К какому сроку вы желаете получить выбранную модель? У нас несколько складов в городском округе, уже в пятницу...
- Сегодня. Гроб нам нужен сегодня, - обрывает Лестрейндж продавца.
- Но это выставочный образец, я должен оценить его состояние для учета скидки...
- Не беспокойтесь об этом. Гроб в прекрасном состоянии. Мы возьмем его за полную стоимость. За наличные. Сегодня же.
Продавец снова с сомнением поглядывает на Нарциссу, однако деньги в конечном счете решают - маг или маггл, мало кто может сопротивляться соблазну получить небольшую личную выгоду.
- Как вам будет угодно, - вновь возвращается к профессиональной предупредительности продавец, ласково улыбаясь им обоим - и Лестрейнджу, и Нарциссе. - Куда доставить покупку?
Рабастан замолкает - здесь решать Нарциссе - хочет ли она оставлять адрес дома Нэнси Морган или предпочтет указать какой-то несуществующий адрес, чтобы после, на месте, разобраться с грузчиками уже с помощью магии, стирая им лишние воспоминания и Конфундо уничтожая любые вопросы к доставке.

+1

6

Во время разговора с продавцом Нарцисса разыгрывает из себя скорбящую – всхлипывает, сводит вместе брови, крепко сжимает пальцы, демонстрируя нервозность. Рабастан врёт достаточно убедительно, сочиняет и сестру-близнеца, и какие-то семейные обычаи, но Нарцисса всё равно готова сбежать из ритуального агентства при первом же признаке опасности. Маггл явно озадачен, видимо, обычно клиенты ведут себя не так. Наверное, дорогое агентство по маггловским меркам. «Надо было притвориться совсем-совсем бедными, - думает миссис Малфой задним умом. – Будто бы совсем скромные похороны дальнего родственника, денег едва-едва хватает на гроб». Однако, к счастью, после тихих переговоров младшего Лестрейнджа с продавцом, ужас на лице маггла сменяется сомнением. По крайней мере, бежать прочь с воплями «Полиция! Полиция!» он явно не собирается. Конечно, продавец может позвонить в полицию позже, когда получит адрес – Нарцисса пугается этой мысли, но убеждает себя в том, что предпосылок к этому нет. Всё-таки даже у магглов есть деловая репутация, а кто захочет иметь дело с агентством, замешанном в скандале? Тем более что они же с Рабастаном не наркотики покупают – сделка законна.
Впрочем, о законах магглов миссис Малфой имеет весьма смутное представление, поэтому, когда речь заходит об адресе, не хочет давать адрес Нэнси Морган. Если продавец всё-таки позвонит в полицию, а полисмен решит проверить, по назначению ли ушёл купленный гроб, это повлечет  за собой проблемы. А в коттедже немало ценного – оружие, маггловские документы и вообще все бумаги, связанные с Крисом, маггловские книги по этнографии….
Мысль о Крисе наталкивает Нарциссу на мысль.
- Доставка на имя Нэнси Морган, - говорит она и называет адрес особняка опекунов Каррингтона. По идее, там сейчас никто не живет – хозяева уехали за границу по её настоятельной просьбе.
Продавец ведёт их в другую комнату, чтобы заполнить нужный бланк, он смотрит на странных посетителей озадаченно, миссис Малфой это беспокоит, но она старается вести себя естественно – горюющие люди ведь не нервничают, они просто огорчены и немногословны. Тяжело вздохнув, Нарцисса достает из сумочки бумажку, где записаны якобы размеры якобы сестры, диктует их продавцу. Договорившись о том, что гроб доставят по указанному адресу в вечернее время (миссис Малфой полагает, что вечером будет меньше свидетелей), она скорбно кивает и говорит:
- Я себя плохо чувствую, мне надо выйти на воздух, - Нарцисса опасается, что продавец опять начнёт расхваливать свой товар и что-то ещё рекомендовать такое, на чём они с Рабастаном точно попадутся.
- Ох, какие ужасные магглы, - говорит Нарцисса, когда выходит на улицу и получает возможность убрать с лица выражение фальшивой скорби. – Я дала им адрес опекунов Криса, там сейчас, должно быть, пусто.
Она вынимает из сумочки зеркало и смотрит на последствия своей актерской игры (драккл знает, то ли убедительной, то ли нет), потом спрашивает:
- Кстати, а как мы повезем гроб на кладбище? Возьмем напрокат машину? Или вызовем такси?
Рабастан умеет водить, значит, можно разжиться грузовиком. Но можно обойтись и такси – предварительно положив гроб, например, в большую коробку.  [icon]http://s019.radikal.ru/i626/1707/35/f2ace9725189.jpg[/icon]

+1

7

Вместе с продавцом Лестрейндж поворачивается к Нарциссе и готов зааплодировать - у нее настолько трагический вид, что на ум приходят греческие пьесы, где героиня долго страдает, чтобы в итоге обрести смерть.
Маггл-продавец, не иначе как отравленный миазмами смерти из-за своего окружения, к очарованию скорби равнодушным не остается: почтительно выслушивает горюющую леди, предлагает пройти к столу для оформления документов и как можно скорее оставить покинутую близняшку горевать о покойной сестре,
Лестрейндж не возражает, цепко прихватывает Нарциссу под локоть как примерный супруг, кивает в произвольных местах, заглядывая в документ через плечо Нарциссы. Маггл что-то объясняет насчет невозвратности товара, насчет правил эксплуатации - и то, и другое вызывает у Лестрейнджа закономерные вопросы, которые он оставляет при себе - но в конечном итоге утомительная процедура закончена.
Счастливые обладатели невозвратного гроба оказываются на улице.
- Значит, нужно встретить доставку там, - рассудительно предлагает Лестрейндж. - Не оставлять же гроб на подъездной дорожке или что там по названному тобой адресу.
Как истая женщина, миссис Малфой удостоверяется, что выражение фальшивой скорби и трагический залом бровей подчиняются ее воле и могут быть с легкостью отправлены в небытие.
Лестрейндж смотрит в небо.
- Какая расточительность. - меланхолично замечает он, думая,  что неделю назад они могли бы подобрать гроб посвежее и совершенно бесплатно на хайгейтском кладбище.
Гроб обошелся им в приличную даже по маггловским деньгам сумму - Лестрейндж болезненно переживает трату каждого галеона, автоматически переводя фунты в золото - и остается только признать, что семейный склеп претендует не только на эстетичность, но и на известную экономию, особенно если не отказываться от идеи увеличивать полезную площадь склепа под землю и проверять время от времени, не обратились ли в прах самые старые обитатели именных ниш.
- Кажется, у магглов есть что-то вроде грузовых перевозок, - осторожно припоминает Лестрейндж объявления в маггловской прессе, которую он почитывает наравне с Пророком - с тех самых пор, как узнал, что сбежавших из Азкабана Пожирателей Смерти ищут не только в магическом мире. - Можем заказать и перевезти гроб в коробке - очень большой коробке.

Коробка действительно требуется очень большая. К счастью, нечто вроде того у них уже есть в качестве подарка от ритуального агентства.
Скорбные молчаливые грузчики вносят гроб, обмотанный для сохранности в пластиковую пленку и перевязанный шпагатом. Разумеется, зная о содержимом этого кокона, невозможно ошибиться, но Лестрейндж ходит вокруг прислоненной к стене покупки взад-вперед и останавливается на мнении, что если уничтожить эмблему ритуального агентства, то вполне можно счесть, что под всеми этими полупрозрачными слоями и чем-то, предохраняющим углы и ручки гроба от повреждений, всего лишь гардероб. Узкий, длинный - но ничего из ряда вон.
Лестрейндж чарами стирает эмблему, смотрит оценивающе.
  - Знаешь, -  наконец говорит он, приходя к определенным и малоутешительным выводам, - везти к кладбищу коробку ничуть не лучше, чем везти сразу гроб. Я имею в виду, во втором случае эта вещь хотя бы подходит месту назначения.
Он снова смотрит на обмотанный будто мумия гроб, с которым уже успел сродниться - он не так уж часто за последние годы покупал хоть что-то, так что испытывает к этой несуразной покупке нечто вроде странноватой нежности. 
- Может, предупредим сразу, что везем гроб? На кладбище вообще бывают пустые гробы? Или они непременно попадают туда уже заполненными? - все эта маггловская традиционная ритуалистика ему мало знакома и представляет из себя существенную проблему. К тому же он предвкушает активность Розье, что тоже нервирует немало, а особенно не по себе ему из-за того, что он понимает, что его волнуют намерения Нарциссы в отношении гроба после проведения всех необходимых с ним операций.
Лестрейндж прекрасно понимает, что Яэль Гамп выставит его из дома прямо вместе с гробом, если он вздумает украсить ее кабинет таким вот элементом интерьера, но, Мерлин подери, у него же есть спасительные подвалы дома на холме и Вэнс, которая едва ли будет переживать насчет симпатичного новенького гроба.
Мысль о том, что у Нарциссы могут быть свои планы на покупку после сегодняшней ночи, Лестрейндж встречает без энтузиазма.

+1

8

Маггловский дом Каррингтов по размерам больше коттеджа миссис Малфой и несет в себе отпечаток индивидуальности хозяев (в отличие от холодной безликости жилья, сдаваемого в наем), но код сигнализации от него Нарцисса знает не хуже своего собственного дома. Ключей ей не нужно, дверь отпирает магия, так что решать вопрос доставки гроба можно в относительно комфортных условиях.
- Я думаю, что доставка гроба на кладбище, действительно, уместна, - говорит она, взяв в руки трубку телефона, чтобы проверить, работает ли он. Из маггловского устройства связи идут гудки, хотя хозяева в отъезде, но счёт, видимо, оплачен. – Может быть, имеет место перезахоронение каких-нибудь старых останков. Ну там, сентиментальные потомки решили переложить кости бабушки поближе к дедушке.
Нарцисса чувствует, что лимит душещипательных историй на сегодня исчерпан и вряд ли им с Рабастаном удастся второй раз соврать убедительно (и ещё вопрос удалось ли в первый раз), но маггловские перевозчики её уже мало заботят. В конце концов, им платят не за то, чтобы они задавали вопросы, а после поездки водителя в любом случае ждёт Обливейт.
Нарцисса слегка прикусывает костяшку указательного пальца – она чувствует, что ещё чуть-чуть и будет на взводе. И, разумеется, не из-за магглов. Из-за близости ритуала. И из-за того, что если она, действительно, умрёт сегодня, то сделает это неправильно. Не по правилам добровольной смерти, идущим к ней через века подобно крови, просачивающейся через слои ткани из открытой раны. Конечно, глупо думать об этом, рискуя жизнью каждый день, каждый день ожидая разоблачения, но на насильственную смерть у неё нет влияния, а на данный ритуал есть.
- Надо поискать справочник или какую-нибудь газету, - говорит она, чтобы отвлечься от тягостных раздумий и поднимается со стула. – Там должен быть номер телефона магглов, которые перевозят крупные предметы.
Если телефонный аппарат стоит в этой комнате, значит, где-то здесь книга с номерами нужных телефонов. Она не очень-то любит этот маггловский предмет – не понимает принципа его работы, но умеет пользоваться. Рабастан, возможно, тоже умеет – умеет же он водить машину! – поэтому Нарцисса не вдается в лишние, по её мнению, объяснения.
Она подходит к книжной полке, но, вспомнив о чём-то, запускает руку в карман и достает брошку с птицей. Безвкусная безделица с сине-оранжевой эмалью, но Нарцисса смотрит на неё и успокаивается. Хотя её голос, когда она обращается к Рабастану, звучит всё ещё отстранено, словно она присутствует в реальном мире не полностью.
- Да, я понимаю, что это расточительство, - говорит она, кивая на гроб, - но мне не хочется проводить ритуал в гробу, пропитанном хм… жизненными соками мертвеца. Не смогу сосредоточиться.
У каждого человека есть свои пределы и миссис Малфой считает, что разумнее их учитывать, а не бравировать попусту. Гроб стоит денег, но срыв ритуала из-за мелочи может стоить ей жизни.
- Разговоры с мертвыми – вещь противоестественная, - говорит она, хотя это очевидно, - ритуал непростой, так что я, действительно, могу умереть. И у этой смерти могут быть последствия. Так что постарайся ничего не трогать, особенно мои вещи и сообщи Люциусу. Он сделает всё, что нужно.
Не самое приятное поручение, Нарциссе очень не хочется доставлять хлопот близким после своей смерти, но специалистов по магии, которой владеет она, раз-два и обчелся и если промолчать, проблем у окружающих будет ещё больше.
- Это важно, – отстраненность во взгляде миссис Малфой исчезает и сменяется заинтересованностью. – Могу я в этом на тебя рассчитывать?

Отредактировано Narcissa Malfoy (18 августа, 2017г. 21:22)

+1

9

Ему нравится идея с перезахоронением. Насколько Лестрейндж понял, магглы с пиететом относятся к идее упокоения и всему последующему - памятники, внешний вид гробов и внутреннее убранство, красивые наряды на мертвецах... Наверное, в это впишется и сентиментальное желание перезахоронить родственников поближе друг к другу - и даже новый гроб тоже выглядит вполне себе уместно: не перезахоранивать же, ссыпав кости прямо в рассыпающиеся от старости доски на дне выкопанной ямы. Разумеется, должен быть новый гроб.
- Или девицу - к родителям, - замечает он тем же задумчивым тоном: светлое - для молодости, это он усвоил еще неделю назад. Впрочем, нет никакой разницы, что они наплетут перевозчику - кажется, у магглов даже считается верхом профессионализма не совать нос в чужие дела, прямо как у магов, и поэтому Лестрейндж задумчиво возвращается на крыльцо и собирает почту - какие-то яркие листовки, черно-белые брошюры, несколько свернутых газет и даже увесистый журнал, запечатанный в пластик.
- Я не умею пользоваться телефоном, - предупреждает он, оставляя журналы и листовки и разворачивая газеты.
Газеты, даже маггловские, вызывают у него шквал эмоций - там, в месте, о котором он хотел бы забыть, газеты были ниточкой, связывающей его с нормальной жизнью, и что-то от той одержимости, от той голодной жадности осталось в нем до сих пор, поэтому Лестрейндж не дергает страницы, а аккуратно заворачивает их, точно по сгибам, пока не находит последнюю полосу с объявлениями и рекламой.
Привалившись плечами к входной двери, держа газеты на отлете, он мрачно смотрит на Нарциссу, которая выбрала момент для предупреждений.
- Тебе виднее, - согласно кивает он, уже жалея, что не придержал язык - расточительтство или нет, он, во-первых, не имеет отношение к этим деньгам, а во-вторых, не должен поучать ритуалиста, уже не единожды убедившись, что с ритуалами не шутят.
Однако вопрос с сосредоточенностью - не последний.
Он сглатывает, переминается с ноги на ногу. Всплывает мысль, что он, если он в самом деле друг Нарциссе, должен сказать ей, что вполне можно обойтись без задуманного ритуала. Что все это не стоит такого риска с ее стороны. Что если есть угроза жизни, то им нужно отказаться от задуманного.
Но Лестрейндж молчит. Разговор со Снейпом и так подкосил их маленькую уверенность в себе - добытая подделка оказалась не таким уж секретом, и единственной возможностью опередить конкурентов и добыть информацию, которая имеет настоящую ценность, является этот разговор с Регулусом. Они нашли его - они унесли с собой его руку из пещеры. Пока они на шаг впереди - но допусти сейчас слабость, отступи они, и тут же потеряют даже это крошечное преимущество. И перестанут представлять интерес для тех, кто идет против Темного Лорда.
- Я все сделаю. И если будет нужно, помогу твоему мужу.
В чем, как - не так уж и важно сейчас.
Надо, наверное, сказать что-то еще - что-то вроде того, что все пройдет нормально, что она не умрет. У ЛЕстрейнджа эти слова встают поперек горла.
Чуть прищурившись в пустом холле чужого дома, он торопливо ведет пальцем по колонке набранных цифр и сопровождающего их текста - будто ребенок, впервые читающий самостоятельно, вот-вот зашевелит губами.
Несколько объявлений приковывают его внимание, но после недолгого раздумья он выбирает одно - самое крупное, в рамке, сопровожденное несколькими телефонами и магической фразой "с такого-то года".
Снова поднимает взгляд на Нарциссу.
- Есть что-то, в чем я могу помочь тебе? Во время этого ритуала? - все-таки спрашивает он, оставляя за скобками глупые слова о том, что не хочет ее смерти. - И, может быть, нам стоит открыть... ээээ... канал между нами? Вдруг это окажется полезным, если что-то пойдет не так.
В конце концов, у него тоже есть опыт разговора с мертвыми, пусть и в собственной голове и без всякого гроба. Быть может, Нарциссе пригодится все, чем она сможет воспользоваться.

+1

10

Рабастан не умеет пользоваться телефоном, но, к счастью, это не составляет проблемы для Нарциссы.
- Этот аппарат не такой сложный как автомобиль, - говорит миссис Малфой и поясняет, - нужно просто взять трубку, дождаться длинного протяжного звука и набрать ту последовательность цифр, которая написана в объявлении или в справочнике. Если гудки пойдут короткие, то номер занят. Если длинные, значит, надо подождать ответа. В верхнем конце трубки слушаешь голос, в нижнюю часть говоришь. После разговора трубка снова возвращается на место.
Для наглядности Нарцисса берет газету с объявлением, которое нашёл Рабастан и набирает номер. Отвечает приятный женский голос – миссис Малфой просит прислать машину по названному адресу, поясняя, что у неё крупногабаритный багаж. По пункту назначения маггла, конечно, могла бы и догадаться, о чём идёт речь, но Нарцисса не поясняет дополнительно. Обливейт на расстоянии, увы, не наложишь.
Закончив с переговорами, миссис Малфой кладет телефонную трубку на место и поворачивается к Рабастану.
- Я думаю, что всё у нас получится, - говорит она, хотя Лестрейндж не выражает по этому поводу сомнений. Но он и не выражает недовольства по поводу хлопот, которых может доставить её смерть, и у Нарциссы с сердца падает камень. Она не очень-то часто вспоминает о том, что люди ей ничего не должны – младшая дочь, она несколько испорчена вниманием окружающих, однако совместные усилия отца и мистера Грина всё же несколько ослабили силу её эгоизма. Её проблемы – это её проблемы и нехорошо оставлять Рабастана их решать, ведя малоприятные разговоры с её мужем, в том случае, если… В общем, если всё закончится дурно.
- У меня есть такая штука, - говорит она, снова вытаскивая из кармана брошку с птицей, - это символ ученого. Настоящего, которого помнят в веках. Это зимородок. Когда он кормится, то ныряет под воду, а потом выныривает с рыбой в клюве. Рыба – это символ смерти. Настоящий ученый побеждает смерть.
Миссис Малфой не зря делает акцент на слове «настоящий», она знает, что её собственный масштаб просто микроскопически мелок. Что может сделать она по сравнению с великими магами прошлого? Ничего. Стало быть, не стоит и переживать из-за собственной смерти, которая не будет слишком заметна на общем фоне других таких же магов. Надо просто делать то, что может сделать, тогда – по крайней мере, её совесть перед смертью будет спокойна.
Долго рассуждать о высоких материях нет времени – Нарцисса ставит особняк Каррингтонов на сигнализацию, запирает двери на ключ, левитирует гроб поближе к подъездной дорожке.
- Мне нравится твоя идея открыть канал связи, - говорит она, - конечно, неизвестно получится ли, не заблокирует ли его магия, но вообще у тебя должно получиться лучше. Люди с талантом к Прорицанию разговаривают с мёртвыми лучше.
Миссис Малфой думает о том, что, возможно, это тоже вносит свой вклад в то, что в голове Рабастана стал беседовать Розье. Кто-то мог посчитать это признаком шизофрении, но Нарцисса этому качеству завидует. Её самой ни разу не удалось услышать на могиле друга даже одного вербального слова, а ведь так хотелось!
Маггл, который везёт их к кладбищу, не задает лишних вопросов. Подозрительно смотрит на крупный предмет, в котором угадывается гроб, но новая упаковка на коробке, видимо, его успокаивает. Однако, отдавая продавцу деньги, Нарцисса всё-таки накладывает на него Обливэйт. На всякий случай.
Когда машина маггла оставляет Хайгейт позади, миссис Малфой с облегчением вздыхает.
- Пошли искать подходящее место для могилы? – предлагает она.

+1

11

Лестрейндж внимательно следит за тем, как Нарцисса делает то, что описала ему на словах - на первый взгляд, все выглядит довольно просто, звони себе да звони, но он знает, что маггловская техника - это не интуитивно понятные чары, и там не меньше подводных камней, чем в любом ритуале.
Впрочем, Нарцисса и не требует, чтобы он немедленно начал обзванивать пол Лондона, и он сосредотачивается на брошке. Зимородок, которого Нарцисса носит в кармане, выглядит действительно так, что наверняка бросался бы в глаза, будучи украшением ее мантии или маггловского наряда, к тому же, как она говорит, это не просто птица, а некий символ причастности к клубу, а свою причастность она не афиширует, и на то куча причин.
Он разглядывает брошь, вспоминая свой разговор с Арном, и поэтому выделенное интонацией определение ученого режет слух.
Рабастан молча поднимает взгляд на Нарциссу, но все еще ни о чем не спрашивает - если его подозрения в отношении выжившего Скримджера верны, тем больше у леди Малфой оснований, чтобы не привлекать внимания к своим знаниям и умениям. Тем лучше - тогда и его собственные усилия в этом направлении не окажутся напрасными, и смерть Хорезми принесет не только успокоение Рудольфусу.
- Не волнуйся об этом. Я сделаю все, что потребуется. И для начала не дам тебе умереть.
Открытый канал связи наверняка подскажет ему, когда дела пойду плохо - Лестрейндж прогоняет мысль о том, чем смерть Нарциссы может быть чревата для него при условии, что их сознания будут соединены - и он собирается, если что, для начала аппарировать ее к Вэнс. Вэнс, конечно, не ритуалист и с того света не возвращает, но вот удержаться по эту сторону помогает прекрасно.

- Можем пройти по тем, которые уже недавно раскапывали, - то, что на сей раз они не аппарировали сразу в сердце кладбища, а очень по-маггловски вынуждены тащиться от самых ворот, его немного нервирует. - Там земля мягче, возни меньше.
Ворота кладбища пока открыты для посетителей, но, как надеются маги, промозглый мартовский вечер среды магглы все же проводят не в Хайгейте. Время церемоний уже прошло, можно не опасаться многочисленных свидетелей.
Лестрейндж прикидывает, насколько запоминающейся будет картина того, как они с Нарциссой по-маггловски тащат по кладбищу гроб в полной упаковке, приходит к выводу, что весьма, но ничего по этому поводу предпринимать не успевает: к ним уже направляется маггл из будки сторожа.
- Приветствую, господа, - он окидывает взглядом коробку, которую грузчики оперли на забор. Сторож - стреляный воробей, понимает, что в коробке, и на его лице проступает удивление и даже замешательство. - Боюсь, здесь какая-то ошибка. Рабочих уже нет, меня не предупреждали, что сегодня ожидается привоз... приезд...
Он растерянно машет рукой на запакованный новенький гроб.
Лестрейндж куда увереннее машет на него палочкой, накладывая Конфундо.
- Привоз. К завтрашней церемонии перезахоронения. Родственники желают попрощаться и отдать дань памяти, салон начинает работать позже, так что мы привезли выбранный гроб сегодня, чтобы завтра с утра все уже было в вашем распоряжении.
- Перезахоронение?.. - маггл и так растерян, и Конфундо действует еще сильнее, лишая его способности соображать. Уверенный голос Лестрейнджа действует как щадящий вариант Империо.
- Ну конечно. Завтра. У вас должны быть документы, - не допускающим сомнений тоном чеканит Лестрейндж так, будто всю жизнь занимался организацией перезахоронений, и называет агентство, где был куплен гроб.
Сторож с облегчением кивает - ему знакомо название, знакома процедура в целом, а волшебное упоминание документов подсознательно вызывает у него доверие.
- Ну конечно, - никто никогда не признается в том, что забыл о существовании каких-то документов, и этот маггл - не исключение. - Но рабочие разошлись еще пару часов назад, не представляю, как мы доставим гроб в зал...
Лестрейндж думает не долго.
- Как скоро вы закрываете ворота? Примерно через полчаса? Мы пока оставим вещь вон там, рядом с вашим постом, и погуляем здесь полчаса, а потом вернемся и вы поможете мне дотащить гроб в административное здание, никого не шокировав по дороге, хорошо?
Маггл кивает, явно довольный, что не придется вызывать рабочих и ставить из в известность о том, что он забыл о прибытии груза. Под конфундо его ничего не смущает, и он резво хватается за упаковку, помогая оттащить гроб за огромный стенд с картой и рекламой предлагаемых услуг.
И все же во избежание непредвиденных проблем Лестрейндж накладывает на него еще и сонные чары, оставляя маггла в будке сторожа, на узком диване в задней комнатушке.
Выходя из сторожки, он убирает палочку.
- У нас есть полчаса, чтобы выбрать могилу и начать подготовку. Затем я аппарирую сюда, запру ворота, сотру ему память и отлевитирую гроб к тебе. Он и не вспомнит о каком-то перезахоронении, когда снова проснется. Решит, что вздремнул после того, как обошел кладбище после закрытия.

+1

12

Облик кладбища не очень-то и пригляден вечером (если место успокоения покойных вообще может быть привлекательным на вид) – в безлюдности и духа смерти, казалось, реющим над Хайгейтом, Нарцисса чувствует какое-то беспокойство и страх. Впрочем, благодаря Рабастану и его словам поддержки, чувства эти ощущаются уже не так остро, не так как утром. Да и близость ритуала бодрит, мобилизует. Ещё больше бодрит встреча с кладбищенским сторожем. Миссис Малфой всегда плохо удается импровизация, но пока она подбирает слова и отчаянно ищет мысленно, что соврать, Рабастан уже выдает нежелательному свидетелю вторжения на кладбище, какую-то версию событий. Попавший под конфундус маггл верит и даже оказывает помощь в транспортировке гроба.
Убивать его нельзя – Аврорат заметит и тогда с Хайгейтом как с местом проведения ритуалов придётся проститься, а этого Нарциссе совсем не хочется. Она снимает с рук перчатки и кивает, соглашаясь с планом Рабастана.
- Да, хорошая мысль, так и сделаем.
Невольный свидетель заставляет спешить, Нарцисса направляется к одной из тех могил, что они потревожили меньше недели назад. Последнее пристанище Оливии Берри, так и не отметившей свой шестой день рождения, чья могила украшена мраморной плитой со скорбящим ангелом, кажется миссис Малфой самой подходящей. Мрамор спрячет все следы, которые волшебники не смогут убрать, а гроб с телом ребенка можно будет вернуть на место. Нарцисса уверена, что девочка не будет возражать – дети в юном возрасте обычно добры. Несколько беспокоят Нарциссу возможные призраки – на таком старом кладбище они вполне могут быть, но опять-таки в прошлую ночь они с Рабастаном никого не встретили, пустые переживания, вероятно.
Уже более уверенно, чем в прошлый раз, миссис Малфой магией сдвигает памятник с могилы и ставит на неё огненную клетку. Земля, конечно, рыхлая после недавнего вторжения, но и её не помешает немного прогреть перед манипуляциями. Ведь сегодня яму придётся делать более широкой.
Пока клетка полыхает, почти кощунственно озаряя живым оранжевым светом мертвенно-строгие нагробия Хайгейта, Нарцисса раскладывает вокруг могилы соломенных кукол, сплетенных в соответствии с лучшими традициями магии вуду. Куклы повязаны разноцветными шнурками – преобладает красный и белый цвет. Для ритуала миссис Малфой достает красную мантию – в быту она такой оттенок носит не очень часто, предпочитая серый цвет, но ритуал – другое дело. На куклах тоже заметна красная мантия, на некоторых и белое платье. На Нарцисса тоже белое платье, она снимает прежнюю мантию и заменяет её на красную, делая сходство с куклами более полным. Красный и белый цвет напоминает ей от далеком ритуале с Ирвингом Дрейком – тогда лилась кровь, много крови. Сейчас она тоже прольется – ритуальный круг придётся сделать из своей крови, но прежде миссис Малфой поворачивается к Рабастану и говорит:
- Гроб неплохо было бы забить гвоздями. Ты умеешь обращаться с молотком?
Урожденный Лестрейндж и знать о таких предметах не должен, но учитывая многочисленные таланты друга, Нарцисса не знает точно, что он умеет. В ритуале не говорилось о том, чтобы гроб обязательно был закрыт наглухо, но тут в дело вступает обыкновенная расчетливость миссис Малфой. Гвозди из гроба –вещь довольно сильная, а если из гроба своего собственного и вовсе – редкая.

0

13

Они быстро находят могилу, и пока Нарцисса занимается уже привычным им вандализмом, Лестрейндж убеждается, что вокруг в самом деле никого нет - все посетители кладбища убрались из этой дальней его части пораньше, чтобы успеть к закрытию.
Выждав оговоренное время, он тоже отправляется к воротам - запирает их, освобождает гроб от упаковки и уничтожает ее, стирает сторожу память и слабенькой левитацией отправляет гроб к Нарциссе перед собой.
Гроб летит неуклюже, изредка задевает памятники, когда Лестрейндж, чтобы сократить путь, шагает прямо через квадраты захоронений, но он опасается применять более мощные чары - гроб нужен для ритуала, оставлять на нем много магических следов опасно, отсюда и столько мороки.

Когда он возвращается к могиле Оливии Берри, его ждет сюрприз: во-первых, декорации выглядят так, что Лестрейнджу немедленно становится стыдно за свою слишком маггловскую шапку, а во-вторых, Нарцисса тоже переоделась. При виде нее Лестрейндж понимает, откуда у магглов взялась вся эта культурная истерия по поводу культов, сект, ведьмовства и прочего, словом, выглядит все весьма внушительно.
Лестрейндж, больше знакомый с ритуалами в теории, а на практике - в основном благодаря Нарциссе, проглатывает свои вопросы - ничего глупее, чем лезть к ритуалисту с расспросами, быть не может. В конце концов, поговорить об этом они смогут и после, если останется что-то, что ему неясно.
Что примечательно. в красном его приятельница вовсе не выглядит слишком бледной или тусклой - видимо, этот цвет идет всем отпрыскам Блэков, и красная мантия на белом платье дарит щекам Нарциссы глубокую розовую теплоту, совсем не вяжущуюся с обстановкой вокруг.
Лестрейндж снимает перчатки, отмечая, что оделась она как куклы, разложенные вокруг могилы.
Подчиняясь последним взмахам палочки, гроб замирает на земляной гряде, чуть балансирует, но останавливается в устойчивом положении.
Лестрейндж руками откидывает обе крышки - и нижнюю, и верхнюю, - и проводит рукой по атласной подушке, как будто хочет узнать, удобно ли Нарциссе там будет.
- В теории, - хмыкает он на вопрос о молотке. - Гвоздь забить смогу.
Она же, в конце концов, не просит построить по-маггловски дом.

- Ты ложишься в гроб, я заколачиваю его, спускаю в могилу и забрасываю землей. Затем жду. Так? - уточняет Лестрейндж, обнаруживая в ногах гроба мешочек с гвоздями - какая предусмотрительность. Молоток, видимо, ему придется либо трансфигурировать, либо поискать в административном здании. Не удивительно, что он выбирает первый вариант.
- Ты не думаешь, что нам нужно договориться о каком-то сигнале, если что-то пойдет не так и ты не сможешь подать мне знак иначе? - он наконец-то отрывает руку от мягкой гладкой ткани подуши, больше никак, кроме как расспросами, свое беспокойство не выражая. - Ты возьмешь с собой палочку?
Ему - ей-Мерлин - кажется, что куклы за ним наблюдают, и их соломенные волосы и одежда только усиливают сходство с Нарциссой.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » Гость с Той стороны (6-7 марта 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC