Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Архив недоигранного » Что наша жизнь?..


Что наша жизнь?..

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место и время действия: Дурмстранг, декабрь 1989.
Участники: Мария Грегорович, Гретхен Манн (нпс).
Старшекурсников ждет испытание, в котором верх может одержать только один. Борьба за звание лучшего ученика - настоящая битва, и подготовка к ней - не просто зубреж заклинаний. Мария и Гретхен заключают временный союз, прочность которого будет проверена Игрой.

0

2

Притулившись за выступом стены, Мария грызла безвкусное, сморщенное яблоко, и наблюдала, как стелющаяся поземка засыпает снежной крупкой цепочку ее следов. Морозы в этом году ударили рано, снегу выпало - как на горных кряжах где-то за спиной, невидимых в снежном буране, и ученики чернели на белом покрывале, как стая воронья, слетевшаяся на бранное поле за поживой. А поле действительно скоро должно было стать бранным.
Мария не понимала тех, кто отрабатывал заклинания в тепле классных комнат или относительном - двух больших залов. Что они будут делать здесь через неделю, когда негнущиеся пальцы с трудом удерживают палочку, ветер вышибает слезы, а снег, в который кое-где можно провалиться по пояс, нашептывает колыбельные?
Где-то справа полыхнуло. Мария невозмутимо вгрызлась в остатки яблока. Это была первая ее игра, и пятикурсников, как правило, никто не принимал в расчет - особенно пятикурсников ветви Винограда. Грегорович знала, что некоторые ученики договариваются и сражаются парами или группами, но слабо представляла себе момент, в который нужно развернуться и уложить союзника, просто потому, что победить в Игре может только один. Возможно, Мария не отказалась бы сыграть номером вторым - просто из желания продержаться подольше. Она не питала иллюзий на свой счет - боевая магия никогда особенно не была ей интересна, а играющий в защите рано-или поздно ложился под грубым напором заклинаний. Представители ветви Винограда не выигрывали уже лет тридцать - Мария точно не знала, сколько, да ее это и не заботило. Главное - не ударить в грязь лицом перед собой и перед куратором. Короче, просто пережить это событие, которое, к счастью, только раз в году.
Зашвырнув огрызок куда-то в снег, Мария вышла из-за стены - ветер тут же взметнул выбившиеся из-под шапки волосы - и направилась в сторону площадки, которую наметила себе пять минут назад. Там можно здорово покрутить вихри, и, вроде бы, вокруг нет никого, кого можно случайно задеть. В любом случае, это будут уже его проблемы, - подумала Мария, наискось поведя палочкой - поземка изменила направление, взметнувшись растущей стеной режущей ледяной крупки.

+1

3

[icon]http://s9.uploads.ru/ytHjI.jpg[/icon][status]Evil eyes[/status][nick]Margarete Mann[/nick][info]Дурмстанг, 6 курс,  Дом Цепеша - Ветвь Ножа[/info]

Она никогда не смеялась над ними - учениками Ветви Винограда, как смеялись многие другие. Гретхен никогда не смеялась в принципе. Сдержанная улыбка - все, чего заслуживают окружающие от члена семьи Манн. К тому же целители, шаманы и заклинатели просто не вызывали у нее интерес.
Однако сегодня, когда она бродила по полю, в одиночестве, по чужим следам, несмотря на бурю, узнала в мелькающих среди снега образах студентку Дома Ракоци и не смогла пройти мимо.
Кружащийся снежный вихрь пронесся в нескольких сантиметрах от Маргарете, но она даже не дрогнула. Ей было бы даже приятно очутиться внутри магической стихии, почувствовать удары мелкого льда по лицу и пронизывающую силу ветра. Кто сказал, что холод - синоним бесчувственности? Уголок рта дернулся, она вынула из рукава палочку и стала постепенно усиливать ветер.
Рука дрожала, но в этом заклинании четкость движений не требовалась. Скорее легкость, интуиция и проприоцепция. С другими чарами было сложнее. Ее некогда резкие, хлесткие и едва уловимые движения палочкой исчезли, а вместе с ними и гордость, и спокойствие. А зачатки уважения к одноклассникам вовсе переродились в открытую ненависть и, как результат, затворничество. Порой она забывалась, отвлекалась и колдовала почти, как раньше, но от этого становилось еще хуже, ведь верного способа вернуть звание лучшей дуэлянтки, никак не находилось. Спонтанная боль в руке заставляла ее метаться и бежать, будто раненый зверь в ловушке, она совершала ошибки и проигрывала. Позор от неудач, ненависть к виноватым в том, что произошло с ее правой рукой и зависть тем, кто никогда бы не пришел на пьедестал лучшего - ее места, топила и убивала.
Вдалеке кто-то закричал, а Гретхен закрыла глаза. Метель усилилась во сто крат, превращаясь в черную пургу. Еще один крик, более громкий, но она не хотела останавливаться. Рука онемела, как бывало всегда после продолжительных заклинаний, но Гретхен сосредоточилась и постаралась сохранить равновесие. Двойная сила заклинания приятно удивляла и давала возможность выразить все, что накипело глубоко в душе. Не только злость, но и отчаянье, и боль, и несокрушимость духа. Она как будто говорила себе: ты еще поборешься.
Затем все вышло из-под контроля. Пальцы согнулись в неестественные дуги, суставы скрутила боль. Порывы ветра, до этого плавные, стали рваными, бешеными. Она сжала зубы и держалась столько, сколько еще позволяло ее состояние. Когда стало слишком опасно, попыталась перехватить палочку здоровой рукой, но выронила. Буря постепенно утихла, являя перед ней ту, что все это затеяла.
Грегорович - фамилия на слуху, но Гретхен редко знакомилась даже с однокурсниками, и тем более теми, кто на год младше. "Homo homini lupus est" - девиз ее семьи и надо сказать, сомнений в его рациональности не было, особенно теперь. И все же, поднимая палочку, она ровным, ни о чем не сообщающим более, чем просто слова, тоном спросила:
- C этим ты собралась победить?

Отредактировано Hermione Granger (1 июня, 2017г. 22:12)

+1

4

Ветер, трепавший мех ее шапки и ворота мантии, утих. Нет, конечно же, не утих - он выл и бесновался, но там, где она стояла, одинокие снежинки медленно-медленно падали на нетронутую пелену, перечеркнутую только полоской ее следов. А вокруг бесновалась пурга. Это довольно легко - раскрутить такой вихрь, труднее - удержать его, постепенно подпитывая, и уж совсем высший пилотаж - взметнуть достаточно высоко, чтобы обрушить потом ледяной лавиной, сметающей все на своем пути.
Что-то было не так. Снежный буран не вышел из-под контроля - но он усилился, быстрее замелькали снежинки, вспыхивающие стены колодца придвинулись ближе. Мария нахмурилась, но палочку не опустила. Это все еще было ее заклинание, но к нему кто-то добавил своей магии - зачем? Выведение других участников из Игры до ее начала строго каралось, вплоть до дисквалификации, так что Грегорович не думала, что неизвестный всерьез хочет навредить ей. Быть может, напугать?
Качнувшись в стороны для проверки устойчивости, как будто уверенная поза действительно могла помочь, если вихрь выйдет из-под контроля, Мария взмахнула палочкой. Ледяные, клубящиеся от непрерывного движения снежинок стены отодвинулись, взметнулись выше. Грегорович не боролась с чужой магией - она сконцентрировалась на том, чтобы направить движение воздуха, но ураган, набравший к этому времени такую силу, что Мария словно стояла на острове, который окружал выгрызенный льдинками ров, внезапно споткнулся, словно великан вдруг зашелся надрывным, астматическим кашлем.
Рука, сжимающая палочку, задрожала. Мария могла различить луч, исходящий из кончика изогнутой кости, а это значило, что задувает вовнутрь, что если сейчас оборвать заклинание, вихрь разметает все кругом, сомнет и ее внутри этого колодца, и того человека снаружи.
Скрежетнув зубами, Грегорович вскинула руку - словно замахнулась хлыстом. Ветер изменил направление - снег вперемешку с ледяной крупой взметнулся верх и рассыпался, как белое конфетти. Когда все, что могло упасть, упало, Мария стряхнула снег с плеч и шапки, попутно разглядывая вмешавшегося в ее заклинание. Девушка. Судя по мантии - Ветвь Ножа. Неудивительно, эти ребята отличаются вздорным нравом, и будь они на Игре - тут бы и мокрого места не осталось. Мария постаралась выдать за естественное движение то, как она поежилась, представив, как вихрь перемалывает ее кости, и потом этот мешок несут в больничное крыло - с позором.
- С этим я собираюсь продержаться достаточно долго, пока такие, как ты, гробят друг дружку, - в тон своим мыслям ответила Грегорович. - Что с рукой? Зацепило?
Она не могла не заметить, что неизвестная немного неестественно держит руку. Если она пострадала от заклинания Марии, пусть и усиленного собственным, у Грегорович могут возникнуть неприятности. Не этого ли она добивалась? Да нет, совсем не в стиле Ножей, - тут же отогнала Мария эту мысль.

+1

5

[icon]http://s9.uploads.ru/ytHjI.jpg[/icon][status]Evil eyes[/status][nick]Margarete Mann[/nick][info]Дурмстанг, 6 курс,  Дом Цепеша - Ветвь Ножа[/info]
Ветер лег так аккуратно, что захотелось палочку переломить на двое. Столько мощи, а в итоге ничего. Ей бы взрыв, разрушение и падение. А в итоге...
- Очень разумно, - она пожала плечами и спрятала палочку в рукав. Рука начала болеть. Сейчас - цветочки по равнению с тем что будет к ночи.
В первый раз это случилось вечером после отбоя. Гретхен только восстановили руку и выписали из лазарета. Измученная постоянной болью, она сразу же легла спать, а когда проснулась, поняла, что в постели рядом с ней лежит что-то холодное и чужое. Она практически сразу уразумела, что это - рука. Очередная злая шутка, подкол со стороны однокурсников, которые всегда ей завидовали. Гретхен с отвращением оттолкнула от себя это, но каково же было удивление, когда она поняла, что это приделано к ней. На месте ее старой руки.
Ей хватило ума не поднимать шум и попытаться разобраться во всем самой. Выходила совершенно нелепая история, будто бы кто-то украл ее руку и приделал другую. Это шевелилось, когда Гретхен смотрела на нее и думала, что рука должна шевелиться. Это было точь в точь, как ее настоящая конечность. Но даже на логичный вопрос "куда в таком случае делать твоя рука?" ответа не было. Частичка разума, твердого и крепкого, как у всех в их семье, заставляла держаться в рамках и не устраивать истерик. Она во всем разберется.
Маргрете плохо спала, потому что спать приходилось с холодным "этим". И она постоянно прятала "это" под мантию, считая, что все пялятся на нее. Вот и теперь, поспешила натянуть рукав до самых кончиков не ее пальцев. И не ответила на вопрос, который, по ее мнению, задавать и не стоило - если бы задело, она все равно не призналась.
- А ты, видимо, не стремишься преодолеть планку, пока такие как я испытывают себя на пределы возможностей, - все тот же безэмоциональный тон, по смыслу, впрочем, ответ весьма похож на издевку. Ветвь Винограда редко выигрывает. Амбиций может не хватает?
Диалог мог продолжится, мог и закончится, если бы не профессор Меглин, стремительно приближающийся к ним со стороны замка.
- Что вы творите? - он был тоже не особо богат на эмоции, но если злился, то все понимали, что к чему.
- Тренируемся. К игре, - Маргрете ответила почти сразу. По ее мнению, они не сделали ничего особо выдающегося. На краю бурана кого-то задело? Отвечать за это точно не ей.
- Ветвь Ножа и Винограда? - Меглин высказал явное сомнение, но Гретхен и тут нашлась.
- А в чем проблема, профессор? Хороший тандем, - таких, пожалуй, в Дурмстанге давно не наблюдалось, как, впрочем, и каких-либо тандемов для Игры, где каждый рвал другого как мог, в принципе.

+1

6

Видимо, эта девушка старше ее как минимум на курс - скорее всего на курс, потому что именно игравшие впервые в прошлом году сейчас ходят по крепости, как властители судеб, а студенты с седьмого по девятый держатся уже гораздо сдержанней.
Мария, откровенно говоря, вообще не видела смысла начинать так рано - большинство пятикурсников ложилось в снег еще до того, как успевали добежать до чернеющей невдалеке кромки леса, единственного, по общему мнению, шанса продержаться чуть дольше. Никто не использовал по-настоящему опасных заклинаний (было мнение, что магистры глушат таковые в пределах арены), но все-таки не сравнить уровень знаний пятнадцатилетних подростков и девятнадцатилетних, совершенно взрослых, по европейским меркам, магов. Правда, иногда они попадались именно на дурацких простеньких заклятьях, что, возможно, и было смыслом: не зазнаваться, не расслабляться, не выпускать из виду тех, кого ты мысленно уже не принял в расчет.
Мария скрестила руки на груди, в свою очередь убирая палочку. Она знала, что Ветвь Ножа не всегда побеждает в играх. Правда, как правило это случалось тогда, когда на старших курсах не было ни одного ее представителя - такое случалось, поскольку эти ребята вылетали из Дурмстранга, как спелый горох из стручка, потому что требования к ним были совершенно особые, и Мария даже не хотела знать, какие именно. Хотя по манере говорить и вот этим вот всем "планкам" и "на пределе возможностей" можно было сделать определенные выводы.
Если бы Мария не сталкивалась с представителями Ножей на некромедицине, она бы, честное слово, считала их просто-напросто непрошибаемыми големами, но у этих ребят, помимо всего прочего, были мозги. Да уж, таким как она - умным, но непробивным - остается только завидовать в сторонке. Действительно, как заметил профессор Меглин - странно видеть их вместе.
- Ну-ну, - только и буркнул профессор и, разворачиваясь, прочертил на нетронутом следу полукруг полой мантии. - Еще раз увижу вихрь вблизи других учеников - и ваши кураторы будут бегать ко мне и молить допустить вас, - через плечо бросил он, прежде чем гордо удалиться.
Мария закатила глаза.
- Никого не было, когда я начала, - буркнула она, когда решила, что Меглин уже слишком далеко, чтобы слышать ее слова. - Готова поспорить, он так бесится, потому что один из его учеников выбыл вчера из-за лавины, которую сам же и устроил. Ты же не серьезно? - раскосые глаза Марии изучающе скользнули по лицу собеседницы. - Насчет тандема. Я знаю о союзах. Но я думала, Ножи ни с кем их не заключают, - рискнула высказать свое мнение Грегорович.

+1

7

[icon]http://s9.uploads.ru/ytHjI.jpg[/icon][status]Evil eyes[/status][nick]Margarete Mann[/nick][info]Дурмстанг, 6 курс, Дом Цепеша - Ветвь Ножа[/info]
Меглин развернулся и ушел, что и требовалось, вместо всех этих угроз и нравоучений. Сам он закончил Ветвь Коня, чем, видимо, сильно гордился. Раньше ее бы это не тронуло, но теперь здорово раздражало. Отец всегда говорил, что эмоции - слабость, и поэтому Гретхэн бесилась еще больше. Замкнутый круг.
Она резко повернулась к Грегорович. Совсем не то она хотела сказать, что в итоге сказала.
- Мне плевать, чем занимаются Ножи. Я делаю, что хочу, - резко, будто бы ледяной маски и не было всего каких-то пару минут назад. Стало неудобно, будто бы ее вытащили из ее привычной одежды и нарядили в розовое. Гретхэн закрыла глаза и глубоко вдохнула. Рука раздражала, но к этому можно было привыкнуть. И тот факт, что ученица ветви Винограда по сути ничего не значит для нее, вовсе не повод разговаривать так.
- Я могла бы победить в этом году. На самом деле я делала все, чтобы победить в этом году. И я бы победила в этом году, - Гретхэн ненадолго замолчала. Наверное, эти слова скорее вызывали недоумение, чем понимание - ее Ветвь не выносит проблемы за пределы Дома. О ее неудачном ритуале вообще предпочитали помалкивать. А о том, что Маргрете Манн теперь никуда не годится, вовсе не знал никто.
- Есть причины, по которым победить теми способами, которыми я планировала, не получится.
Спонтанность принятия решений была ей чужда, но она никогда и не думала, что попадет в такую ситуацию. От ее нынешних однокурсников Гретхэн теперь воротило. А было бы неплохо выступить на Играх вопреки всему. Они будут посмеиваться у нее за спиной, а она... могла бы заключить союз с самой неподходящей для этого личностью. И вывести их всех, одного за другим. Очень амбициозно и очень сомнительно. И как приятна эта мысль. К черту победу, месть - вот, что было по-настоящему нужно.
Она смерила Грегорович внимательным взглядом. Задерживалась на деталях. Кроме имени, она ничего не знала о девушке. Способна ли она на что-то большее, чем делает сейчас? Зачем ей вообще выкладываться ради Игры? Ученицы Винограда обычно игнорируют успех внешний. Тем более тот, для которого необходимо ломать, а не чинить.
- Ты вообще хочешь победить? Или тебе бы постоять в сторонке и не ушибиться? Если ты действительно хочешь, то мы можем тренироваться вместе. Тренироваться так, как это делают в моем Доме, - уточнила она и протянула Грегорович левую руку.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Архив недоигранного » Что наша жизнь?..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC