Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Straight out of line

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

22 сентября 1981 года.
Вейлин Арн, Рудольфус Лестрейндж, Дженис Итон.

0

2

Арн бесконечно лгал себе, что хочет отделаться малой кровью, что больше никому не хочет причинить вреда. Ложь эта отчетливо надрывалась, как страница старой книжки, прямо по середине, и делила Арна на до, и после. После Арн все равно поступал так, как велел ему Рудольфус. Замкнутый круг.
На этот раз он все-таки надеялся его разорвать.

Постоянно держа под рукой оборотное зелье, Арн следил за Итон довольно долго, и сегодня, зная, что уже должен был примелькаться ей, наконец-то решился увести ее за собой. Варианты Рудольфуса, которые подразумевали за собой слежку за ним и уходи за ним, а не за абстрактным кем-то, Арна никак не устраивали, и, конечно, потому, что он не был уверен в Лестрейндже, не был уверен в том, что все пойдет по плану. С Итон ведь никогда ничего не получалось так, как нужно, а испытывать удачу Арн намеревался только в пределах разумного.
Еще Арн все-таки хотел следовать своей идее, а не маниакальному желанию Лестрейнджа истребить всех и вся, и решить проблему, не пачкая рук. С МакКиннонами все-таки было тяжело осознать себя участником убийства, как Итон не старалась ему это втолковать, здесь же все получалось слишком.. явно.

Особенно не приближаясь, Арн довел Итон до паба, куда она свернула, и с неприятным чувством вытащил палочку Прюэтта, одолженную у Рудольфуса. Он с трудом мог назвать этот риск благородным делом, но и отказаться от задуманного уже не хотел. Собравшись с духом, Арн зашел за Итон в полутемное помещение и, оценив обстановку, двинулся к стойке, где была Дженис.
От часа до нового глотка зелья у него оставалось всего-то минут сорок — сорок пять.

В ожидании, он небрежно положил на стойку палочку одного из Прюэттов — какого именно, Арн не помнил, но это его не волновало, — так, чтобы Итон волей-неволей могла ее разглядеть, и обменяв деньги на выпивку, и забрав то, что должно было вернуться потом обратно в коллекцию Пожирателей, почти сразу ушел через другой вход, в глухой закоулок. Своего рода это было приглашение к очень нервному и напряженному разговору, поэтому Арн был уверен, что Итон не станет нападать здесь, а хотя бы выйдет за ним наружу, и перед тем как решить отправить его на тот свет, захочет вытрясти из него душу, чтобы узнать, кто же был у Прюэттов и кому она должна отомстить.
О том, насколько это самонадеянно, Арн подумал уже в самом конце, когда дверь, через которую он вышел, открылась еще раз. Он стоял скрывшись за углом здания напротив, его было видно только наполовину, и он уже был готов отправить в Итон Ступефай, если она начнет не с вопросов.
Он вопреки всему хотел просто стереть ей память.
[icon]http://savepic.ru/14131621.jpg[/icon]

+2

3

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВ воздухе пахнет летом, и жёлтая пыль лежит у Итон на мокасинах. Итон, прижимая к себе младенца, раскачивается в кресле качалке и ревёт как дура.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Что, США, тоже хочешь себе бэбика? — у Фабза как всегда: ни такта, ни эмпатии.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Можем помочь по-братски, — предлагает Гидеон и, опередив брата, заканчивает:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Старый Юг будет только за.

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПалочка Гидеона ложится на стойку рядом, и Дженис каменеет плечами. Не оборачивает головы, не выдаёт себя дыханием — нет, только едва уловимо деревенеет мышцами и тянет носом, будто берёт след.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОт следа несёт кровью и смертью.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИтон выплакала все глаза на похоронах братьев, и сейчас они сухи и холодны как лёд.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИтон больше не сдерживает себя.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Империо, — облизывает она губы уже в подворотне, аппарировав точно к убийце её братьев, и острие её волшебной палочки ищет ямку между двух нижних рёбер. — Отдай палочку Гидеона мне.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна сохранит её для себя. От Прюэттов не так уж и много осталось.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна уже порядком пьяна, но всё равно протягивает руку раскрытой ладонью вверх:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Идём со мной.

+2

4

Заклинание сорвалось в никуда.
Раздался хлопок аппарации, и вот уже чужая палочка стала считать ребра. Арн так и остался стоять, едва дернувшись, может быть, даже выпрямившись, пытаясь избавиться от угрозы под боком.
Ладно, ему стоило признать, что это был очень плохой план.
Перед тем, как сознание сладко заволокло туманом, Вейн все-таки успел зацепиться за две совершенно четких мысли: у него все меньше времени и меньше шансов, и нужно было соглашаться с Рудольфусом. Но они были так неприятны, что почти сразу растворились в полной пустоте.
Арн неохотно вложил палочку в ладонь Итон, но неохотой все и ограничилось. Никакого внутреннего сопротивления даже при том, что на задворках где-то беспрестанно крутилось имя Лестрейнджа, не проявилось. Опять.
Это была палочка Гидеона?
Все равно.
Туман усыплял, проблеск мысли во взгляде моментально таял.
Но зачем-то Арн здесь, зачем? Идти?
Вместо того, чтобы сделать так, как ему говорят, Арн то ли против воли, то ли против Империо, задал вопрос:
— Зачем?
Ему не нужно никуда идти. Все, что ему нужно, так или иначе связано с Дженис, а она уже здесь.
[icon]http://savepic.ru/14131621.jpg[/icon]

+2

5

[icon]http://sa.uploads.ru/BoxD9.jpg[/icon]
Он даже испытывает азарт, когда следует за Арном, собирающимся выманить Итон на одолженную у него палочку.
Такое веселье Рудольфус не пропустит ни за что на свете, и, следя за маячковыми чарами, наброшенным на палочку одного из рыжих ублюдков, аппарирует по сигналу, едва маячок показывает движение после временного бездействия.
Отсюда-то он и поведет Арна - чтобы в конечном итоге тот вывел его на Итон.
Никак не умеющую остановиться. Никак не понимающую, что пора сдаться. Никак не способную успокоиться.
Не так уж часто Лестрейндж выходит на охоту один - и совсем редко в Лондон.
Его маска и мантия зачарованы на неприметность, и он почти уверен, что Итон ударит в голову увиденное - палочка одного из убитых ее друзей - как мало их у тебя остается, Дженис Итон, ты чувствуешь себя в одиночестве? Чувствуешь, что вся твоя гордая самоуверенность не стоит и сикля, когда рядом умирают твои люди?
Рудольфус облизывает губы под маской, ловит краем глаза вспышку Ступефая, чуть позже, чем прозвучал почти беззвучный хлопок аппарации.
Арн не знает, насколько эта сука упорна - а вот Рудольфус, кажется, начинает догадываться.
Это хорошо, ему нравятся такие упорные - ему нравится Итон, он все еще помнит, как вел ее в безупречном танго по паркету зала Паркинсона, чтобы потом получить несомненную насмешку. Пришел его черед смеяться - ей больше не спрятаться за спиной мужа или этих постоянно трущихся вокруг Прюэттов, которых он убил бы в память совсем другой суки, даже если бы они не были знакомы с Итон вовсе.
Палочка, по всей видимости, оказывает на Итон какое-то полу-магическое действие: Рудольфус не слышит, о чем говорят в подворотне, в глубине которой он ждет в тени выступающего над крышей козырька, но видит, как блестят у Итон глаза, как она забирает палочку. Тоже собираем свою маленькую коллекцию? Он, пожалуй, оставит ей этот трофей - он не Долохов, ему нет нужны собирать подтверждения своим жертвам.
Петрификусом он бьет Дженис в спину, невербально, хотя маска меняет голос. Рука с трудом поднимается в настолько безобидном замахе, но не может же он оставить Итон без ее последнего танго. Без знания о том, почему умер ее муж.
- В следующий раз сразу поступим по моему, - беззлобно бросает он Арну, которого и не узнать, если бы не палочка и не разговор об Оборотном. Для Арна это будет уроком - и лучше он получит его сейчас, чем потом, когда Рудольфуса не будет рядом.
Он всматривается в Арна, но чужая внешность и темнота не очень помогают разобраться как следует, чем ударила его Итон и ударила ли вообще, а не просто угрожала, приставив палочку к телу.
- Фините, - на всякий случай роняет он с палочки, хотя в последнюю очередь его заботит, что там с Вейном. Арн свою задачу выполнил - никто и никогда не свяжет сегодняшнюю неудачу Итон с ним, с Рудольфусом. Даже через Вейлина Арна. - Свободен. Или можешь остаться, если хочешь. Но для начала найдем место потише.
Для начала ему нужно узнать, что против Арна у нее есть. Какие отчеты вызвали подозрения. И кому она еще об этом сказала.
Ночка предстоит веселая.
Рудольфус подходит к Итон, разглядывая ее сквозь прорези маски.
Им нужно место потише - ночка будет еще и долгой.

+3

6

Все разрешилось само собой, когда из темноты выросла фигура Рудольфуса. И Арн не мог не признать, что он появился очень кстати, хотя ему и стоило догадаться сразу, что Лестрейндж не позволит пустить дело на самотек, что он не станет передоверять кому-то свое собственное инкогнито, что не оставит Итон без внимания.
Поток этих мыслей обрушился на Арна сразу, как только Лестрейндж снял с него Империо, и Вейн с досадой подумал о том, что их отсутствие нравилось ему гораздо больше. Выполнять приказы всегда гораздо удобнее, чем что-то решать самому.
И даже решение остаться или нет становится для Арна невыносимо сложным: он бы хотел уйти, но вероятность того, что без него Рудольфус не станет вспоминать о первоначальных договоренностях и, выяснив все, что ему нужно, убьет Итон, слишком высока.
Представлять Итон мертвой ему почему-то и тяжело, и неприятно.
Лучше он останется?
Пусть это и смешно: как будто он сможет остановить Рудольфуса за руку, как будто ему ничего за это не будет.
— Я останусь, — роняет Арн, разглядывая сначала неподвижную Итон, но потом все больше — Лестрейнджа.
Зачем он только связался с ним два года назад?
Арн оборачивается: место действительно невыгодное, но решение приходит ему в голову почти сразу.
— Можем аппарировать в Доклендс, — отвечает Арн, — там давно все закрыто и никого нет.
Да и кто будет их там искать, среды заброшенных лондонских доков?
[icon]http://savepic.ru/14131621.jpg[/icon]

Отредактировано Weylin Arn (27 мая, 2017г. 20:23)

+2

7

Рудольфус улыбается на ответ Арна, хотя под маской этой улыбки и не видно. Арн останется - ну конечно, он останется. Отчего бы не позволить себе развлечение за счет Лестрейнджа, и хотя на этот раз девочка у них не из тех, на которых Рудольфус обычно останавливает свой выбор - рыжеволосых, пышнотелых - ее прелесть в другом.
Он обдумывает предложение Арна, считая, что тем самым тот подтверждает свое согласие и на все последующее. Заявив, что он остается, Вейн получает абонемент на всю ночь, и волен сам выбирать место, как ранее выбрал время.
- Доклендс, - вторит он, поднимая Итон за воротник будто котенка и забрасывая на плечо. Сейчас она, конечно, не так послушна его рукам, как он помнит, но это искупается ее беспомощностью. Выдергивая из ее пальцев обе палочки - и ее, и одного из своих жертв - Рудольфус перекидывает их Арну.
Перестраиваемые доки, совсем недавно вновь открытые магглами, кажутся ему хорошим местом.
Лестрейндж выпрямляется.
- Ньюхэм, аппарируй туда, я найду тебя, - как не найти, раз нашел в первый раз: маячковые чары сработают и еще раз. - И место нужно действительно тихое. Давай, давай.
Ему нужно провести с Итон пару минут наедине, поглядеть на нее - и чтобы она поглядела на него до того, как все начнется.

Едва Арн аппарирует, Рудольфус дергает плечом, ловя Итон на руку, и, избавляясь от маски, наклоняется к ней так близко, что чувствует запах выпитого ею.
- Миссис Итон, - облизывает губы Лестрейндж, давая ей убедиться, что глаза ее не обманывают. - Расскажете мне, чья это палочка, из-за которой вы здесь? Я никогда не различал близнецов.
И, не давая ей ответить, аппарирует с места, чтобы через мгновение оказаться в Ньюхэме. Маячок ведет его, и Рудольфус снова забрасывает Итон на плечо, хозяином положения ступая по следам ранее прошедшего где-то здесь Арна.
Найдя его, он скидывает Дженис наземь, сосредоточенно снимает с нее Петрификус.
- У тебя есть выбор: быть послушной сукой и отвечать на мои вопросы, или заплатить Круциатусом за каждый раз, когда ты решишь хранить молчание. Мне все равно - потому что после Круцио ты все равно заговоришь, но ты можешь выбрать первый путь и избавить себя от лишней боли.
Ему даже в голову не приходит, что Арна может что-то не устраивать - что Арн вообще-то был заинтересован лишь в том, чтобы стереть Итон память, спасая себя. Что оказавшись здесь, Арн вовсе не готов к тому, как видит развитие вечера Лестрейндж, к восемьдесят первому открывший для себя совершенно другой, намного более яркий мир: мир, данный ему через вседозволенность, в последние годы достигшую своего апофеоза.

+3

8

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Я хочу поговорить с тобой без свидетелей, — отвечает Дженис, едва палочка ложится в её ладонь, и по её голосу легко понять: разговор будет тяжёлым и закончится только тогда, когда захочет она. По-прежнему мягко, выдавливая своей волей крохи сопротивления, Дженис усиливает нажим:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Идём.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна могла бы заставить его вылизывать ей сапоги, но ей это не интересно. Чужое унижение волнует её мало, для неё значима только боль, и она видит лишь один способ утешить свои страдания — поделиться этой болью с остальными, пусть даже против их воли.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОсобенно против их воли.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Мы просто поговорим, — умело лжёт Дженис, а затем слова замирают у неё на губах и мир вокруг опрокидывается навзничь.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВот, значит, как она умрёт.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifМысль не рождает страха, как не рождает и облегчения. Дженис слишком занята своей болью, чтобы чувствовать что-то ещё, но об одном она всё же жалеет: ей не удалось добраться до тех, кто отобрал у неё Тома и близнецов, чтобы поделиться ещё и с ними. Они бы прочувствовали на себе каждый день, что она прожила одна, и умоляли бы её прекратить, но... Она бы игнорировала их мольбы, пока мучившая её жажда, наконец, не сошла бы на нет.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВидит Мерлин, Итон давно уже сходит с ума от этой жажды, но сейчас, даже сильнее, чем крови, ей хочется знать: от чьей руки она умрёт и для кого будет кричать перед смертью. Судьба, жестокая сука, исполняет самое ничтожное из её желаний, и холод в глазах Дженис разбивается шоком узнавания.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЧто ж, она не удивлена — или удивлена не сильно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПерекатившись на живот, Дженис приподнимается на руках, оглядывает заброшенный зал и искоса смотрит на проглоченную наживку. Взгляд у неё горит: ненависть, что вот-вот сожжёт её дотла, ищет выход. Дженис ищет выход тоже. Она не знает, сколько времени у неё есть, но вряд ли прелюдия будет долгой: старший Лестрейндж не из тех, кто предпочитает слова делу. Оставшейся в ней человечной частью Дженис надеется, что его брат не имеет отношения к этой встрече, и что сейчас не он стоит под оборотным зельем, смиренно ожидая своей очереди поучаствовать в веселье.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна была бы разочарована до глубины души.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Я вижу, мои уроки пошли вам на пользу, Рудольфус, — усмехается ему Дженис, едва дар речи снова становится ей подвластен: весна 80-ого кое-чему её научила. Например, тому, что больше четырёх пыточных подряд её организм не выдерживает. — Вы, наконец, ударили эффективно, а не эффектно.

+2

9

Арн аппарировал, ответив Рудольфусу молчаливым кивком. Он все еще был полон сомнения в том, что Лейстрейндж опять не решит все заново, и не решит Итон прямо там, в подворотне, и с трудом заставил себя следовать полученными указаниям. Обе палочки, отданные ему Рудольфусом, жгли ладонь, как если бы Арн мог заранее предугадать, что еще войдет в планы Лестрейнджа на сегодня, и он всячески старался отогнать от себя и сомнение, и сожаление: они и так уже спутали им все карты. Единственной, самой первой задачей Арна было не выдать себя и привести Итон к Лестрейнджу, и она была решена. Теперь ему нужно было просто не вмешиваться. Не вмешиваться и ждать.
Казалось, что это слишком сложно.

До первого подходящего места идти было недалеко, и прошло совсем немного времени, когда в поле зрения Арна наконец попал Рудольфус с Итон на плече. Он почти выдохнул: все в порядке, — но только потому, что Арн не сразу понял, что на Лестрейндже нет маски.
Потом это понимание дрожью прошло по рукам: он просто не имеет права стоять и смотреть, но он будет, и на этот раз все происходящее только его вина — его, а не Лестрейнджа, который пришел управить все по-своему.
— И зачем ты это сделал? — спросил Арн, не замечая, как переходит границу слепого подчинения, да и вообще, подчинения.
Он проводил взглядом Итон, сброшенную наземь, и со смесью притупленного страха и вопроса посмотрел на Лестрейнджа. Но пока все идет по нормальному сценарию, если хоть что-то здесь может быть нормальным. Оно будет идти так недолго, ровно до того момента, как Итон откажется говорить, а она откажется, что совершенно в ее стиле.

Арн не может выдавить из себя не звука, и просто наблюдает за разворачивающейся перед ним сценой — как в театре.
Впрочем, недолго: прожигающего насквозь взгляда Итон Арн не выдерживает и отворачивается.
[icon]http://savepic.ru/14131621.jpg[/icon]

Отредактировано Weylin Arn (27 мая, 2017г. 21:53)

+2

10

- Бить эффективно я умел и до знакомства с тобой, - ухмыляется Рудольфус, которого пока не задевают слова упрямой суки. - Но после - да, я перестал давать ублюдкам шанс. Твои рыжие приятели сдохли быстро. Даже слишком быстро, я не успел прочувствовать их смерть и не успел передать, что этим они обязаны тебе.
Там, не в тренировочном зале, он не рисовался - и братья Прюэтты были не теми, на кого он хотел произвести впечатление. Им он желал только смерти - и думал не об Итон, когда поднимал откатившуюся от мертвой руки волшебную палочку. Вовсе не об Итон.
Дженис была посвящена совсем другая смерть, и информацию об этом Лестрейндж пока приберегает, как приберегает свой главный козырь, чтобы уничтожить противника, когда натешится.
- Зачем я сделал что? - уточняет он у Арна, не отрывая взгляда от Итон, а потом все-таки смотрит на того. Арн не выглядит особенно довольным происходящим, но это не так уж сильно волнует Рудольфуса. Ничего, разойдется. Как только почувствует то, что Рудольфус хочет, чтобы он почувствовал - опьяняющее чувство власти, возможность решать, как и когда умереть другому от его руки.
Лучшее из того, что может предоставить мир - кроме, разве что секса, но разве Итон не может сгодиться и на это?
Длинным взглядом Лестрейндж проходится по фигуре Итон, воскрешая в себе прежний, прямиком из семьдесят девятого азарт, густо замешанный на желании - на желании подчинить Итон себе любым способом, было бы время.
Снова смотрит на Арна, касается своего лица, сообразив.
- А, это.
Он улыбается, сияя торжеством.
- Мы с Итон старые враги. Она обещала мне кое-что еще два года назад. Да, Дженис?
Он снова обращается к Итон, подходя к ней и носком сапога опрокидывая ее на спину - она прыткая, это он помнит. И хочет посмотреть, насколько она прыткая без палочки.
- И теперь рада меня видеть. Эта радость сделает ее говорливой - она любит поболтать со мной.
Он - очень рад. Рад настолько, что уже готов вытащить нож.
- Почему ты здесь, Дженис? - спрашивает Рудольфус, начиная издалека. - Почему ты все еще в Лондоне после смерти твоего мужа?

+3

11

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЧто ж, она знает: это её вина. Всегда знала.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОт боли у неё темнеет в глазах. Дженис непроизвольно выдыхает чуть резче, сжимает зубы. Она не собирается каяться перед Рудольфусом — только не перед ним, — и потому усмехается снова:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Будь вы один, Рудольфус, они принесли бы мне вашу голову.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПульс учащается. Дженис знает, что виновата — она всегда охотно принимает на себя вину, — и у неё есть неплохой способ понести наказание. Не снимая усмешки и глядя Рудольфусу в глаза, Дженис заканчивает:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Хвалиться чужой победой недостойно чистой крови.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕго чистая кровь сейчас, должно быть, кипит. Это ничего: внутри себя Итон горит тоже.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОт толчка Дженис опрокидывается на спину и, едва коснувшись лопатками бетонного пола, через кувырок поднимается на ноги. Ей не нужно много времени, чтобы подняться: теперь у неё есть что-то, что выглядит как план, простой и понятный. Первым этапом — вывести из строя Рудольфуса, вторым — забрать палочку у Рабастана. Дженис помнит, как бьёт и как думает Рабастан, и проблем с этим у неё не будет. Третий как третье блюдо — десерт, на который они с Рудольфусом меняются ролями. Но пока, раз уж Рудольфус на неё смотрит и готов к удару, она и вправду не прочь поболтать.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Я осталась ради вас, mein Leid, — лжёт ему Дженис, отступая на шаг назад, и густой как патока акцент Старого Юга смягчает грубость немецких слов. Она никогда не признает, что сбежала сразу после смерти Тома, и что обратно её возвращали — только не перед ним. — Кто-то же должен указывать вам на ошибки.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНенависть, пожиравшая её, точно пожар — сухую листву, пробивается и в голос. Дженис стискивает челюсти, сглатывает, чтобы не выдать себя. Желая отвлечь и Рудольфуса, подбородком указывает на его спутника:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Кто с вами, Рабастан?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЗа Рабастаном числится должок, и, если он и впрямь пришёл сюда, ему придётся его вернуть.

+2

12

Он мог бы и не оставаться: Лестрейнджу и Итон есть, что обсудить, без его посредничества. Да что там, они оба даже не заметили, если бы он ушел — так они увлечены друг другом.
Арн почти не вслушивается в их разговор, пытаясь разобраться с самим собой, и только Рудольфус, делающий вид, что не понимает, что именно Арну не дает покоя, выбивает его из привычной колеи еще больше, хотя, казалось, куда уж еще. Действительно, это ведь в порядке вещей: прийти стирать Итон память, но до этого момента сделать все, чтобы, в итоге, ее убить. При других обстоятельствах Арн, быть может, и вспомнил бы, что к Итон относится хуже, чем к кому-либо, даже хуже, чем к Феликсу, и согласился, что старые враги должны выяснить отношения раз и навсегда, но сейчас ему все это кажется вторичным.
Он не хотел мараться неделю назад, не хочет и теперь.
Мерлин, неужели это так сложно запомнить?

Ответ Лестрейнджа, который все-таки понял, что именно не так, Арну не нравится. Нет, он его не устраивает совсем, и Вейн понимает, что пока Рудольфус не вошел в раж, его нужно остановить.
Как угодно, чем угодно.
И только наличие Итон, крепко стоящей на своих двоих и принимающей его за младшего Лестрейнджа, мешает Арну совершить еще один безрассудный поступок. Кто-нибудь другой на месте Арна наверняка бы уже оглушил обоих, но для него даже мысль об этом — из области маггловской фантастики.
Приходится пользоваться привычным средством — словами:
— Я очень рад, что вам нашлось, о чем поговорить даже сейчас. Но мы здесь не для выяснения старых счетов, — с раздражением говорит Арн Рудольфусу, напоминая, зачем они все здесь собрались. Итон, может быть, и была готова умереть, но он не намеревался ей в этом помогать.
Точно не сегодня.
[icon]http://savepic.ru/14131621.jpg[/icon]

Отредактировано Weylin Arn (28 мая, 2017г. 20:13)

+3

13

- Будь я один, они умирали бы на глазах своей сестры, - перед Рудольфусом - близнецы Прюэтт. Перед Рудольфусом - Молли Прюэтт, которую теперь зовут Молли Уизли. Перед Рудольфусом ее голубое летнее платье по маггловской моде, заканчивающееся намного выше сливочно-белых коленей.
- Я уничтожаю предателей крови - это не победа, это мой долг! - он хохочет, потому что Итон, тупая Итон, пытается удержать его, заговаривая зубы. Да что она понимает в том, что достойно - чужачка, влюбленная в маггловскую культуру, одежду, быт. Что она вообще может сказать о чистоте крови ему - тому, кто и есть магическая Британия.
Когда она поминает ошибки, он снова хохочет - смех бьется в горле, сбивая жадный зуд под кожей. Ее крови хватит, чтобы утихомирить эту жажду надолго, Рудольфус чувствует это: такие как она всегда доставляли ему наибольшее удовольствие. Такие как она видели лишь кажущуюся сторону вещей - и не были готовы встретиться с тем, кем он был на самом деле.
Он улыбается еще шире, наклоняет голову к плечу, швыряет в нее Круциатус - чуть левее, затем между ног, и над плечом. Пляши, сука, пляши - ты же умеешь.
Может, скажешь еще что-нибудь о чистокровных традициях британских семей?
Он молод и силен, и палочка в его рук двигается точно и четко - раз-два, раз-два. Выше, правее, за Итон. Вспышки Круцио подсвещают ее фигуру, пульсируют в известном только Рудольфусу ритме, который ей не перебить.
- Соскучилась по моему брату? - ухмыляется Рудольфус, однако Итон заходит на опасную территорию: при чем тут Рабастан, не о нем она должна сейчас думать. Поминать одного брата при другом может стоить ей досрочного Круцио в корпус.
Вопрос Арна, как никогда сейчас напоминающего Рабастана, мгновенно вызывает ярость.
- Хочешь потанцевать с ней? - Рудольфус кидает на Арна взбешенный взгляд, но Итон из вида не выпускает. И все же Арн - дракклов рейвенкловец - прав. Сериями Круциатусов вокруг нее Лестрейндж держит Итон настороже, а затем, вместо очередной серии намеренных почти-попаданий швыряет еще один ей прямо под горло.
- Как видишь, Рабастан не в настроении разговаривать, - тянет он в сторону Итон, облизываясь. - Спроси у него, чего он хочет. Спрашивай, сука!
Еще один Круциатус.
Он обещал ей Круцио за молчание, но правила уже изменились. Правила так и будут меняться, подчиняясь желанию Рудольфуса: это Итон стоит уяснить сразу.

+3

14

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВсем танцам Итон, конечно, предпочитает старый добрый рок-н-ролл. В старом добром рок-н-ролле она способна стесать две пары туфель за ночь, но этот танец — уже даже не привычный данс-макабр, — ей не нравится совсем. Этот танец напоминает ей сказку о Белоснежке. Старую добрую сказку, в которой она — злая мачеха, выпущенная к гостям в раскалённых сапожках на босу ногу, и в конце ей будет также больно. Но, если откинуть лирику, это лишь чуть сложнее, чем на тренировках, и Итон пока ещё быстро движется, дышит ровно и сосредоточенно, а не от боли, кусает губы. Итон ждёт удобного момента — у неё будет только один шанс, и упустить его нельзя.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИтон не знает, встанет ли на её сторону Рабастан не только словом, но и делом, и не знает, насколько он боится брата.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕсли бы она ещё была способна бояться, она бы боялась. Та жажда крови, что когда-то пугала её в себе, жила и в Рудольфусе, только он, в отличие от неё самой, не давал себе труда быть человеком — притворялся им.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— У него передо мной должок, — щедро делится информацией Итон, разворачиваясь вокруг своей оси, чтобы пропустить под боком красный луч, и тут же, наклоняясь, опирается ладонями о колени. Стилет в сапоге так и просится в руку, но Итон останавливает себя: рано. Выпрямляется и с улыбкой смотрит на Рабастана. — Маленький, ничего не значащий долг жизни.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИ возвращать этот долг он, видимо, не собирается. Что-то такое в выражении его лица вдруг кажется ей знакомым и, заглядевшись, Итон пропускает удар. Боль расходится по телу как круги по воде, и Дженис приходит в себя уже на бетонном полу.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifТанцы на сегодня закончились. Всё, пожалуй, закончилось.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifДженис кричит, не жалея связок, ломает ногти и бесполезно пытается выскрести боль из подреберья, но боль уходит только когда этого хочет Рудольфус. Обессиленно вытянувшись полу, Дженис прислушивается к зачастившему вдруг сердцу, шуму крови в висках и лишь едва — к словам Лестрейнджа.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОн прав, надо спросить.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВ темноте глаза у Итон серые как пепел, а голос, сорванный криком, звучит хрипло. Это ничего — дальше будет лишь хуже.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Хочешь присоединиться к веселью, Рабастан? — спрашивает Итон с деланным, вымученным весельем, и подначивает, точно щенка, которого учат охоте:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Давай, малыш, попробуй чужую боль на вкус. Скажи "Круцио".
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif"Тебе понравится".

+3

15

Как бы ни был взбешен Рудольфус, он опять задает Итон неправильный вопрос, и это все, что Арн способен резюмировать, глядя на красные вспышки заклинания. Факты, связанные с Рабастаном и его долгами, западают в память только потому, что по ним, кажется, тоже можно измерять степень утраты контроля старшим Лестрейнджем, степень угрозы, исходящую от него.
И да, Итон Арн как всегда не понимает. К чему трясти красной тряпкой перед быком?

Круцио подхлестывает ее у горла, и Арну как некстати вспоминается удавка, брошенная ей после МакКиннонов.
Нет, совсем не вовремя.
Арн втягивает носом воздух, искоса наблюдая за Рудольфусом, и зачем-то считает секунды.
Итон кричит, но вместо того, чтобы отомстить ей за то, как искренне считает Арн, унижение, за вынужденное и совершенно бессмысленное признание ошибок, за тот день, черт подери, когда Рудольфус чуть не убил его в его квартире, Арну неожиданно хочется не отомстить. Больше всего на свете ему хочется наложить на нее Силенцио.
Ему просто очень нужно, чтобы она сейчас заткнулась, чтобы не обращалась к нему, даже предполагая под чужой личиной младшего Лестрейнджа.
Вместо ответа Арн обновляет припасенное оборотное зелье. Будто еще есть смысл сохранять инкогнито.

Голос у Итон хриплый, и это доходит до Арна через долгую-долгую паузу.
Он бы, пожалуй, посмотрел, как она орет под пыточным еще раз.
И еще.
Арн крепче сжимает обе палочки в своей ладони.
— Нет, спасибо, — спокойствие где-то на грани, и голос не звучит ровным или уверенным, как бы Арн не старался.
Еще хуже, что он знает: стоит только попробовать — ему совершенно точно понравится. Может быть, он потом и не сможет остановиться.
Эта мысль неожиданно отрезвляет и возвращает его к одному и тому же, снова: нужно было уйти.
[icon]http://savepic.ru/14131621.jpg[/icon]

Отредактировано Weylin Arn (31 мая, 2017г. 13:50)

+3

16

Поэтому они и носят маски - каждый из них. Стоит узнать одного, догадки о других неизбежны: видя перед собой Рабастана, рисуешь рядом Рудольфуса - а с тем Макнейра, а от них - к их отцам и семьям, к тем, кто поддерживал Лорда Волдеморта десятилетия назад, пока еще были шансы не скатиться в кровавую гражданскую войну.
Рудольфус мирный путь презирал, как презирал и необходимость скрываться под маской, но сейчас, пока до победы еще оставался этот последний шаг, он еще играл по правилам. И помнил, что ему нужна не смерть Дженис Итон - не сегодня.

Слова Итон о Рабастане он пропускает мимо ушей, увлеченный тем, как она уходит от вспышек Круциатуса, танцуя для него - если у Младшего и есть перед ней какие-то долги, это проблема Младшего, и на главу рода они не распространяются. Если Рабастану не хватило ум держаться от Итон подальше, он сам несет ответственность за это - младшая ветвь не диктует старшей крови.
Крики Дженис мечутся между доками, отражаясь от выкрашенных белым досок старых построек, а затем находят путь в небо, где и гаснут.
Рудольфус задирает вверх голову, прикрывает веки, прислушиваясь к этим звукам, снова облизывается.
У нее хорошо получается кричать - так хорошо, что он готов слушать это вечно. Готов остаться здесь навсегда, чтобы подбадривать Итон отточенными Куциатусами, позволяя ей кричать - она ведь и сама хочет кричать, хочет кричать для него.
И будет кричать для него.

Он едва ведет головой, реагируя на ответ Арна, скалится, как будто услышал лучшую шутку в своей жизни.
- Не благодари ее, - его голос звучит кошмарно дружелюбно, - пока рано. Пока она почти не постаралась для нас.
Покричать ей еще придется, в этом нет сомнения, но Рудольфусу уже мало Круциатуса - это слишком чистенько, слишком дистанционно для них с Итон. Арн не сможет прочувствовать всю прелесть власти над другим, пока не ощутит под пальцами затравленное дыхание, не увидит вблизи, как расширяются зрачки Итон.
- Но она постарается. Я заставлю ее постараться.
Лестрейндж подходит ближе, еще ближе к распростертой на земле Итон. Арн все еще цепляется за свою анонимность, и это веселит Рудольфуса: Итон даже не догадывается, что с Рудольфусом за ней пришел вовсе не Рабастан. Не догадывается, что сама оказалась причиной собственного положения.
Упрямая и самонадеянная, неужели она думала, что сможет выследить Арна до того, как ее выследят первой?
Рудольфус тяжело наступает на пальцы Итон, только что цепляющиеся за землю в поисках избавления от боли, чувствует, как под подошвой тяжелого сапога выпрямляются, ломаются кости.
Опускается на колено, будто перед ящиком с бладжерами, ведет палочкой перед глазами Итон.
- Зачем ты следила за Вейлином Арном, сука? Кто послал тебя следить за ним? Почему?
Три вопроса - и три ответа. Лучше бы ей начать говорить.

+3

17

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКости хрустят. Дженис чувствует этот хруст, почти слышит его.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifБоль, прокатившись по телу, замирает в переломанных пальцах.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Что? — переспрашивает Итон с опозданием, едва смысл вопросов достигает её сознания. И ещё раз:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Что, блять?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНенадолго гримаса боли уступает место искреннему, неподдельному удивлению. У Итон всего три вопроса — и все три Рудольфус без труда прочтёт в её глазах, если захочет.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКакого чёрта?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПричём тут, нахрен, Вейлин Арн?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifТы ведь понимаешь, что я убью тебя?
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНо, даже покорёженный болью, разум ещё продолжает работать, и на смену удивлению приходит осознание.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— А, — усмехается Итон красным, будто в помаде ртом, и коротко, лающе смеётся. — Твоя шавка тебя наебала, Рудольфус.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИ она обязательно заплатит за это. Даже с того света Итон её достанет.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifМожет быть, она сделает это даже сейчас — руками лорда Лестрейнджа.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Я никогда не интересовалась, — Итон делает паузу, чтобы вложить в это имя максимум презрения, — Вейлином Арном.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна даже МакКиннонов списала ему на халатность. Теперь, конечно, ясно: это она зря.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Никто им не интересовался. Он бесполезный кусок дерьма, хотя я, конечно, рада, что ты нашёл ему применение.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifСтроить длинные предложения тяжело, говорить тяжело тоже. Что там — тяжело даже дышать. Но Итон старается:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Поздравляю с приобретением, Ру-уди.

+3

18

И что ему стоило задержать и тот вызов как положено?
Арн не слышит, но хорошо представляет себе, как ломаются пальцы Итон, и ему уже тяжело не признаться самому себе, что его это как минимум развлекает. Развлекает ровно до тех пор, пока Дженис отвечает на первый вопрос не так, как он ожидал.
Совсем.
Продолжать стоять здесь как будто бы не при делах и молчать — себе дороже, но Арн если и понимает это, то так, подспудно. Ему теперь гораздо важнее вступить с Итон в разговор, раз уж его имя оглашено.
Смешно. И стоило так держаться за анонимность? Как оказалось, приятнее видеть, что она знает, почему здесь. Вне зависимости от того, что она отвечает Рудольфусу, она же лжет, лжет, верно?
— В самом деле, Итон? — спрашивает ее Арн, убежденный своими словами Лестрейнджу и уже настолько уверовавший в то, что она им интересовалась больше положенного, и, тем более, что заслужила все это. И даже больше.

В висках стучит, и слова Дженис, которые та все больше вдалбливает с отчетливой остротой, нисколько не спасают положение — с точностью до наоборот. Линия контроля на которой Арн балансировал с момента появления Рудольфуса у себя на квартире, не просто дает трещину, Арна сбрасывает куда-то глубоко, заставляя вдоволь нахлебаться эмоциями и, в первую очередь, ненавистью.
— Это был неправильный ответ, — кажется, теперь ему вовсе ни что не мешает перенять инициативу в этом разговоре на себя. Как это и должно было быть в самом начале.

Арн выходит из-за плеча Рудольфуса в сторону, так, чтобы ни при каких обстоятельствах не задеть его по касательной.
Это очень хорошо, что у него в руках палочка самой Итон, вдруг думается Арну. Даже лучше, чем он думал в самом начале. Ему ведь не меньше, чем Рудольфусу нравится, когда она кричит.
Глаза застит гнев и предложение, от которого он только что отказался, теперь кажется ему едва ли не единственно заманчивым и верным.
Он вскидывает палочку:
— Круцио, — настолько слабо, что Итон только раз дергается, наверняка все дальше продолжая в своих мыслях ряд к бесполезному куску дерьма, но Арн не гнушается повторить.
— Круцио, мать твою, — и на второй раз у него получается, и за пять секунд, пока держится — пусть и не сильное — заклинание, заклинание, пущенное из палочки самой Итон, Арн очень хорошо начинает понимать Лестрейнджа.
Много больше, чем рассчитывал.

+3

19

До Итон доходит с таким опозданием, что даже тугодума Рудольфуса посещает мысль, а не сбил ли он ей там в черепушке что-нибудь несколькими Круциатусами подряд. Он старался - старался, мать его,- не увлекаться, считать секунды: раз-Беллатриса, два-Беллатриса, три-Беллатриса - но кто знает, как Итон вообще переносит Пыточное...
Ее ответы ему не нравятся. Совсем не нравятся.
Он продолжает смотреть ей в лицо, выискивая там признаки лжи, запускает руку в отросшие пряди у нее на затылке, задирает ей голову выше, чтобы смотреть в глаза.
Она, конечно, лжет. Потому что - если допустить, что она не лжет - иначе ему лжет Арн.
Лестрейндж не оглядывается, продолжает смотреть в лицо Итон, но остро чувствует у себя за спиной присутствие того, в ком за годы перестал сомневаться, уверив себя, что Арну, сообразительному, вечно задвигаемому на вторые роли амбициозному Арну куда выгоднее сохранять статус кво в их отношениях - куда выгоднее поставить на Лорда и Рудольфуса.
Он ловит каждое слово Арна, по-прежнему не оборачиваясь - что за игру тот затеял, можно ли верить Итон.
Можно ли верить Арну.
Оба ответа отрицательных, но один из них не должен ему лгать.

Плечи Рудольфуса, все еще сидящего на корточках над Итон, сначала каменеют, а затем обманчиво расслабляются - он отдается инстинкту, готовый отреагировать на любую попытку атаковать, если именно это придет в голову Арну. Возможно, лгущему ему Арну.
Мысль, что это не Итон, а его заманил в ловушку этот скрытный ублюдок, проходит и уходит.
Рудольфус перецепляет палочку поудобнее, слыша шаги Арна и готовый развернуться. Формула щитовых готова сорваться с палочки - чтобы тут же смениться Авадой: предателю не жить.
Однако это не требуется.
Круциатус, слабый, едва ли способный замучить и щенка, подсвещает тупик в доках, где происходит все веселье. Итон, которая не может ни отползти, ни увернуться, пришпиленная будто бабочка к бархату сапогом Рудольфуса к месту, выглядит полумертвой - и следующий Круциатус отражается в ее зрачках, влажных дорожках на лице, раскрытых губах.

Рудольфус только раз поворачивает голову в сторону Арна - тот держит палочку уверенно, но из-за чужого облика невозможно сказать, понял ли он, какой чудесный дар преподнес ему Лестрейндж.
Понял ли он, что значит в самом деле владеть магией.
Он снова разворачивается к Итон, не убирая ноги, снова обхватывает ее за шею, подтягивая ближе.
- Легиллеменс, - ментальная магия - не его, его легиллеменция - будто тролль, пробравшийся в артефактную лавку. Там, где другие могут обойти преграду или разрушить ее хитростью и мастерством, Рудольфус - как и всегда - действует с грубой силой, прокладывая себе путь прямо вперед, к тому, что его интересует.
Он несется вперед, не обращая внимания на занимающийся в затылке очаг боли - Итон будет больнее, если она вообще сохранит способность соображать. После нескольких Круциатусов ее сопротивление ослаблено, и здесь не нужно владеть легиллеменцией как следует, чтобы проломить дорогу.
В ее мыслях очень много Рабастана - и речь явно не идет о случайных встречах в коридорах Министерства Магии. Вот почему она упоминала его младшего брата, у них какие-то дела - но это мало занимает Лестрейнджа, это он выбьет и из Рабастана.
Наконец-то он находит стычку с Арном - Итон не в себе, атакует прямо в дежурке, но Арн не сдается, ни словом, ни взглядом не давая понять, что задержка авроров - не только досадная ошибка, которую и ошибкой-то с трудом можно назвать.
Кто из них ему лжет?

Рудольфус отпускает взгляд Итон, поднимается на ноги, пинком в висок вышибая ее за границу.
- Она следила за тобой? - Он наигрался в анонимность, и если Итон слышит - его это не волнует. Ее судьба вообще его больше не волнует. - Как давно? С чего ты это решил?
О том, что Арном никто не интересовался, она, конечно, соврала - она сама им интересовалась, и эта увиденная им сцена говорит достаточно. Возможно, Арн перестарался с осторожностью - этой гребаной рэйвенкловской осторожностью, которая бесит Рудольфуса и в Рабастане.
Однако, если она в самом деле не следила, а все это примерещилось Арну, стоит ли убивать ее - стоит ли идти на то, что ее смертью заинтересуются на самом деле.
- Тебе нравится, когда она такая? - продолжает Рудольфус спрашивать, как будто ответ не единственный возможный. - Нравится, что ты можешь ответить ей за то, что она наговорила тебе и о тебе? Эта тупая сука - она же вся перед тобой сейчас, без палочки, едва живая. Вот что я даю тебе.
Ни золото, ни уверенность в завтрашнем дне - а вот это ощущение силы. Могущества.
И кто, во имя Темного Лорда, может дать больше.

+3

20

Он, конечно же, не замечает сомнений в Лестрейндже, не замечает напряжения, повисшего в воздухе и не разрешенного до конца даже круциатусом, по-школьному выполненным со второй попытки. В противном случае в Арне не было бы ни капли уверенности, ни грамма ощущения собственной правоты.
Что там Лестрейндж, Арн настолько увлечен происходящим, что не замечает сомнений и в себе: то, что еще пару минут казалось ему таким сложным, таким неправильным и бесчеловечным по отношению не только к Дженис, да по отношению к кому угодно, вдруг становится едва ли не самым важным в его жизни.
Так много власти над другим — только протяни руку и возьми ее.

Это гораздо приятнее, чем задерживать вызов и думать о том, что там, в каком-то далеком доме, Лестрейндж отрывается на полную катушку. Отрывается, пока Арн ждет, когда после плохо рабочего дня Итон еще раз решит размазать его по дежурке.

Арн с нескрываемым удовлетворением сверху вниз следит за тем, как Рудольфус пробивает Итон легилименцией, и страх отступает далеко-далеко, потому что он знает, что именно в голове Дженис найдет Лестрейндж. Не волнует его больше и то, что Лестрейндж обращается к нему так, прямо: ему, наконец, становится абсолютно все равно, останется Дженис живой или умрет.
А если умрет, то важно только, как.
— С МакКиннонов, — негромко отвечает Арн, перекладывая палочку Итон в другую руку, и не отрывая взгляда от Дженис.
Ей идет быть жертвой, как он этого раньше не замечал?
— Эта тварь ничего не забывает, — и, черт подери, он должен был перестраховаться. Два-три вызова, на которые будет опаздывать именно Итон, и он уже ничего не смог бы списать на халатность: она бы ему не позволила. Лестрейндж должен это понимать.
— Я не мог выслать ее еще раз с таким опозданием, — говорит он, но все это уже не имеет ничего общего с жалкими оправданиями, которые Лестрейндж вынимал из него в прошлый раз.

Но следующий вопрос Лестрейнджа застает его почти врасплох.
Нравится ли ему? Он еще спрашивает.
Арн, все-таки оторвавшись от созерцания распластанной на бетоне Итон, смотрит на Рудольфуса почти с благодарностью. Он еще никогда не чувствовал столько... дозволенности.
В самом деле, он даже мечтать об этом не мог.
— Да, — просто отвечает Арн. Добавлять что-то вслед за Лестрейнджем нет смысла: он все верно описал.
Точь-в-точь.

Отредактировано Weylin Arn (4 июня, 2017г. 19:46)

+3

21

То, что говорит Арн сейчас, хищно следя за телом Итон, вырубленной ударом в висок, не идет ни в какое сравнение с тем, что он бормотал у себя в квартире несколькими днями раньше, оправдываясь ради глотка воздуха.
Рудольфусу эти перемены нравятся - ему нравится Арн, как нравится все, добротное и крепкое, и он ухмыляется, видя этот хищный взгляд, полный жажды.
Эта жажда ему знакома - знакома с детства, сколько он себя помнит. Он видит ее отражение на лице Арна, знает, как у того кипит сейчас кровь, знает, что тот запомнит этот момент в деталях и надолго, очень надолго - когда он стоял над поверженным врагом, и не было разницы, кто там под его ногами, мужчина ли, женщина, ребенок. Значение имело только одно - осознание, что хищник загнал жертву. Осознание собственный возможностей - безграничных, всеобъемлющих.
Если Итон - о да, Лестрейндж знает, насколько она может быть упрямой, точь в точь нюхлер, вцепившийся в побрякушку,  - подозревала Арна еще с МакКиноннов, тот в самом деле не мог позволить ее подозрениям расцвести как следует.
И в то же время Рудольфус думает, что понимает, почему Арн пошел на все это - почему не рассказал сразу, в чем дело.
Признать, что жизнь ему портит кто-то вроде Итон, крошечной, слабой Итон, признать, что твои яйца в ее кулаке - Рудольфус бы тоже предпочел отпираться до последнего.
Зато теперь - вот она. Бери и...

Он кивает, подходит ближе к Арну, ловя эту чуть ли не благодарность во взгляде - кажется, впервые его первая линия заслона от авроров смотрит вот так, отпуская вечную отстраненность, граничащую с отрешенностью. Хороший взгляд, живой взгляд - взгляд человека, который понял наконец-то, что он вправе получить все, до чего дотянется и что сможет удержать.
Лестрейндж ухмыляется с одобрением - ни дать ни взять, гордый папаша. Хлопает Арна по плечу чуть ли не дружелюбно, смиряясь с тем, что ему придется отступить: сейчас, отдав Арну Итон, он не может забрать ее назад. И не хочет - для Арна эта ночь открытие, откровение о том, в чем Рудольфус был уверен от рождения, и Итон принадлежит ему.
- Ты ее выманил. Она твоя, - для Рудольфуса вообще мир очень прост и полностью укладывается в отношения собственника и собственности. Ни диалектичность. ни критичность мышления ему не свойственны, и это ведет его по жизни прямо и уверенно. - Сделай с ней, что захочешь. За каждое ее слово. За то, что она себе позволяет. За то, в чем она тебя обвиняет.
Ему не близка роль зрителя, но сейчас он бы посмотрел - и Арну, кажется, нужно это больше, чем самому Рудольфусу. Арн боится - боялся - этой маленькой кусачей сучки. Не мог даже мысли допустить, что с ней можно - нужно - вот так.
- Давай. Она же просила тебя о Круцио. Не останавливайся. Выеби ее здесь, сведи ее с ума, уничтожь ее. Все, что захочешь, потому что ты можешь - вот что такое магия.
Вот что такое свобода - истинная свобода, а не оскопленное подобие из рамок, навязанных другими.

+3

22

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНет, право, это даже смешно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПо сравнению с Рудольфусом Рабастан — не более чем щенок с едва прорезавшимися зубами.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Комары кусаются не больно, малыш, — хмыкает Итон, уже дрожащая всем телом, и тянется к Рудольфусу точно к любимому. — Научи его, Руди.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНо Руди учит кое-чему её. Например, умению не сопротивляться, когда разум вскрывают как консервную банку ножом. Итон, как всегда талантливая ученица, осваивает этот навык быстро и покорно льнёт к Рудольфусу, обнимает его за шею и смотрит в глаза.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПамять, будто клубок под когтистой лапой, разматывается перед ними, и в этой памяти Итон вдавливает Арна собой в стену, трётся об него, словно кошка в разгаре марта, и воспоминание пропадает в воспоминании. Дом МакКиннонов холоден и пуст, и пахнет в нём как в лавке мясника.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВедомая сухим позывом, Итон выгибается, отпуская Рудольфуса, перекатывается на бок — только рука, ноющая, кричащая болью, остаётся недвижимой, — а затем пропадает. Она просыпается снова, когда всё вокруг уже изменилось, и под маской рядом вовсе не Рабастан. По крайней мере не тот Рабастан, которого она знала, и Рудольфус говорит ему, что она теперь — его.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИтон смотрит на Рабастана с изумлением и отвращением. Морщится, вытирая губы целой пока ладонью, а затем, найдя для себя ответ, отворачивается:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Слабак.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИ ничтожество. Ни на что не годен. Ни к чему не приучен.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifБесполезен.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Слабак, — повторяет она уже для него, кривя в презрении губы. — Ничего без команды не можешь.

+3

23

Арн отдает палочку Прюэтта Рудольфусу — ему она больше не нужна.
Пожалуй, уже ничто Арна не заставит пожалеть о выборе, который он сделал пару лет назад. И если тогда он сомневался и боялся, то теперь, как он мог быть неуверенным в том, что такие как Лестрейндеж одержат победу? Кто, кроме? Может быть, Итон?
Смешно.
Арн даже не сразу понимает, что Рудольфус почти подбадривает его этим похлопыванием по плечу, и в очередной раз спрашивает себя: что ему мешало раньше? Очевидно же, что все это время Итон только и делала, что нарывалась.
Она должна за все заплатить.

Арн снова смотрит на Итон, вслушиваясь в слова Лестрейнджа, которому, наверняка, не легко уступать свою игрушку кому-то еще, но Арн ценит его щедрость даже больше, чем всегда. От того, что говорит Рудольфус, раскатывается жажда, до этого незнакомая, может, и нездоровая, но как никогда необходимая, и он не может этого не оценить.
А Итон в очередной раз проявляет чудеса сообразительности в этот вечер. Какая жалость, наконец-то до нее дошло, что перед ней не Рабастан, и что никто не собирается ей возвращать никаких долгов.
— Неожиданно, правда? — отвечает Арн на ее сначала немое удивление и только усмехается, когда она называет его слабаком. Бравада будет длиться не долго.
Арн даже жалеет, что еще раз влил в себя оборотное: сейчас он бы хотел, чтобы она видела его настоящее лицо. И плевать на отвращение, которое она так щедро источает, ей и не должно понравится.
Он еще слишком хорошо помнит, как два года назад она отправила его к дракклам из гостиницы.
Чуть задумавшись, Арн смотрит на нее изучающе, а потом, будто что-то вспомнив, тянет с помощью Акцио нож из ее сапога, и скидывает его рядом с собой на бетон.

Арн не торопясь подходит к Итон, и, пнув ее ногой под ребра, словно проверяя, сколько она еще способна сопротивляться и способна ли вообще, наклоняется, свободной рукой прижимая ее за горло к полу:
— Я вспомнил твой хороший совет, Дженис. И беру, что дают, — отвечает он, не заботясь, услышит ли его Рудольфус. Между ним с Итон, может, не так много, как между ней и Рудольфусом, но для уязвленного самолюбия Арна вполне достаточно.
Он сдавливает ее горло сильнее, почти перекрывая доступ воздуха, и вынужденно опускается рядом с ней на колено.
Палочку Итон, которая теперь ему мешается тоже, он откидывает назад, себе за спину, чтобы Дженис никак не могла до нее достать.
— Так чего ты боишься больше, Дженис, сдохнуть здесь как дворняга или забыть? Я-то буду помнить Дженис, каждый божий день, — он рывком стягивает с нее брюки вместе с бельем и, надавливая коленом, заставляет развести ноги, даже не вспоминая, что за его спиной остается зритель.

Отредактировано Weylin Arn (4 июня, 2017г. 22:30)

+3

24

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЭто и в самом деле неожиданно. И ещё неожиданнее то, что Арн изучил её настолько хорошо, что знает, чем она вооружена и где прячет козыри. Она недооценила его, этого щенка, ещё не отвыкшего от материнского молока. Видит Мерлин, это просто невероятно смешно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifНо Итон не смеётся. Итон смотрит Арну в глаза, накрывая его ладонь своей, и всего лишь улыбается:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Какое же ты дерьмо.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifДаже смотреть тошно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЕё в самом деле тошнит: подкатывает к горлу, и во рту пересыхает.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifУ неё ещё никого не было после Тома.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВидит Мерлин, это будет больно. Не так, конечно, как Круцио — по другому, — но тоже сильно.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЗдоровой рукой Итон тянет Арна к себе за лацканы мантии, выдыхает ему на ухо:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Я бы побрезговала тобой, даже если бы ты был последним мужиком на этой земле.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifУже громче, уже для Рудольфуса она всё же смеётся, через силу проталкивая смех по изодранному горлу. Отсмеявшись, вздыхает:
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Конечно, ты будешь помнить. Девочки ведь не дают тебе, если их не накачать. Ну, или не заставить.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifИтон совершенно пошлым жестом приподнимает бёдра. На правом чуть розовеют две продольные полосы — следы встречи с Пиритсом и кем-то ещё. Может, даже Рудольфусом, хотя вряд ли. В тот раз за ней пришли, но в этот... Сегодня не придёт никто. Она сдохнет здесь, в заброшенных доках — и перед тем её поимеют как последнюю шлюху.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifДостойный финал для леди Мейер.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Рада, что ты научился делиться, Рудольфус. Хотя бы объедками.

+3

25

Итон никак не может заткнуться, но Рудольфус одобрительно кивает и ей - вот так, да, Дженис, да, крошка, давай. Взбеси его. Доведи до исступления. Заставь возжелать рвать тебя на части. И прими все это как наказание и расплату.
Покажи, как нужно - потому что только так-то и нужно.
Он криво скалится, когда Арн, очевидно, полностью возвращает себе уверенность и отвечает Итон в тон.
Дело решенное - он больше не жмется к стенам, не наблюдает безмолвно и отстраненно. Он такой же полноправный участник, перехвативший у Рудольфуса бладжер.
Команде Итон не выстоять. Команда Итон уже в грязи - уже повержена.

Арн, двигаясь с такой легкостью, что Рудольфусу снова приходит на ум квиддичное поле, приближается к Итон. Лестрейндж втягивает воздух сквозь зубы, выдыхает жадно и жарко - он знает, чем все закончится. Он мог бы вести Арна на Империо - и вести к тому же, то его не нужно подталкивать, он знает, для чего они здесь.
В конце концов, это Арн выбрал доки - здесь и сейчас музыку заказывает Арн, а заплатит Рудольфус.
Он отходит на пару шагов, следя за отброшенной палочкой - нельзя, чтобы Итон дотянулась до деревяшки. Опирается о какую-то постройку, жадно следя за действиями Арна. Представление об интимности Лестрейнджу чуждо, а Итон сейчас значит не больше, чем кукла, чем домовой эльф, с которым можно сделать все, что заблагорассудится между двумя  глотками виски.
Хорошо, если она думает, что ее вжимает в бетон Рабастан. Жаль, что знает, что это не Рудольфус.
Жаль, если не думает об Арне.

Он вытаскивает из внутреннего кармана мантии фляжку, делает большой глоток - неплохо бы предложить Арну, но тому едва ли до огневиски.
Белизна тела Итон режет по глазам, и Рудольфус запивает эту вспышку еще одним долгим глотком, облизываясь.
Отсюда, со стороны, он ощущает себя совсем иначе - и пока только осваивается, разбирается, нравится ли ему быть не там, не возле Итон, раздвигая ее ноги.
Умиротворенность сменяется возбуждением, тесно переплетенным с желанием увидеть Итон мертвой - вколачиваться в ее вспоротый живот, рвать с нее зубами кожу под хруст ломающихся костей.
Он раздробил ей только одну ладонь - этого слишком мало. Даже Круцио - сколько там их было - слишком мало.
Лестрейндж хочет большего - такая уж у него проблема, он всегда хочет большего.
Прикуривая от палочки, он одной затяжкой превращает пол сигареты в пепел - ветер с реки сбивает его, развеивает вокруг.

Хохот Итон также уносит ветер - смейся, сука, смейся.
Рудольфус ухмыляется ей в ответ, не заботясь, видит она его или нет.
- Такие как ты ничего не стоят. Такие как ты здесь на своем месте. Заткни ей рот, Арн, или заставь кричать - она все еще считает, что ее слова что-то могут значить.
Она не заткнется, если он ее не заткнет - это Рудольфус уже понял. Она так и будет назойливым бормотанием цепляться за иллюзию, что чего-то значит - что ее слова могут кого-то задеть, кого-то смутить или заставить передумать.
Итон верит в слова, потому что у нее нет палочки. И потому что ей уже некуда бежать.
Рудольфус затягивается с наслаждением, позволяя возбуждению забираться еще выше по позвоночнику, дразня и обдавая жаром.
Тупая сука, кусок говорящего мяса - кого вообще волнует, что она скажет теперь, когда на ней нет трусов.
Может быть, когда Арн потеряет к ней интерес, а она еще будет на что-то годна, Рудольфус тоже примет участие в этом развлечении. Или отправится и найдет себе поблизости еще кого-нибудь, если с Итон все будет кончено.

+3

26

Итон по каплям выдавливает из себя оставшийся яд, но ни слова правды Арн не слышит: он помнит, когда Итон им бы не побрезговала, и помнит, что сейчас это не имеет значения. Ни одна из фраз его даже не подстегивает, не заставляет злиться и ненавидеть ее сильнее, чем раньше: пожалуй, сильнее невозможно, хотя Арн и не отдает себе отчета в причинах.
Ему важно только то, что она перед ним, как на ладони, и этого унижения ее гордость не перенесет.

Она только подтверждает это тем, что вымученно смеется, и всхлипы, вырывающиеся из ее горла рваными клочками, как бальзам ложатся на слух, как самая ласковая мелодия на свете.
— Смейся громче, Итон, — отвечает Арн, в нетерпении облизывая губы. — Сегодня твой день.
Пусть смеется, пока может.
У Рудольфусе Арн вспоминает только на мгновение, когда он подает голос, и тут же забывает, как о фоне.

Итон изо всех сил пытается храбриться, но то, как она двигает бедрами, только сильнее заводит, заставляя на глазах превращаться в одержимое животное. Одна беда: Арн — не Лестрейндж, и даже сейчас ему сложно перейти границу беспамятства. Много честнее признать, что он в большей степени просто мстит ей: низко, подло, грязно, — чем действительно хочет, потому что Итон никогда не было в его вкусе настолько.
И все же.
Он убирает руку с ее шеи, и, болезненно надавливая, ведет пальцами по скуле. Ему нравится смаковать чужую беспомощность, и он никак не может себе в этом отказать.
Арн расстегивает брюки и почти ласково отвечает ей на ухо:
— Как же низко ты себя оцениваешь, Дженис. Но может ты постараешься и тебя хватит на обоих?
Он входит в Итон резким толчком, выколачивая из нее крик, и, с наслаждением отмечая, какая она узкая, почти садистки думает, что все это доставляет ей только боль.
Он двигается в ней грубо, с остервенением вжимая ее за плечи рукой в бетонный пол.
Она заслужила. Заслужила.

+3

27

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПряжка ремня холодом ударяет о бедро, и Итон взвивается в последней отчаянной попытке предотвратить неизбежное. Она знает, что виновата — она заслужила, заслужила всё, — но она не готова. Она не готова совсем, и паника, бессознательная, такая не свойственная ей, заставляет её просить.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Не надо, — шепчет она, и голос едва слушается её. — Пожалуйста, Вейн. Не надо.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна же помнит его другим.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifТот, кого она помнит, умирает. Его завалило золотом, ему сорвало башню ощущением собственной силы, его поглотил без остатка и переварил страх.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifТот, кого она помнит, умирает у неё на глазах, и она оплакивает его смерть.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна кричит, предвещая его смерть.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКогда он входит в неё, она кричит тоже, только для него, только по нему. Она тянется пока ещё целой рукой к его горлу, оставляя следы, обломанными ногтями рвёт и пуговицы, и кожу, впивается зубами в зажавшее её предплечье, и горло смягчает кровь, грязная даже на вкус.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifБольше Итон не кричит. Даже когда Арн подхватывает её под колено — ей больше не для кого кричать. Арн умер для неё, и она уже бросила последнюю горсть земли на крышку гроба, а Рудольфус...
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОна ещё достанет его. Она Мейер, и она достанет его даже с того света.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifМейеры не прощают. Никого. Никогда.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Du wirst es bereuen*, — проникновенно шепчет она, притягивая Арна за окровавленный ворот. Она говорит тихо, откликаясь рваным вздохом на каждый толчок, на большее её не хватает. Она уверена: Арн запомнит каждое слово, а, кроме слов, у неё ничего нет. — Тебе придётся жить с этим, Арн.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifОн никогда не сможет стать таким же сильным и цельным, как Рудольфус, и рано или поздно эта ночь сведёт его с ума.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif— Надеюсь, я буду тебе сниться.


* Ты пожалеешь об этом (нем.)

+1

28

Арн не слышит ее просьбы, но каждое слово Дженис нехотя впечатывается в память, отчеканенной золоченной монетой отправляется за шиворот и как проклятье жжет у самого сердца.
Только теперь Вейн знает, как преодолеть это паршивое чувство вины, знает, как выбросить святую Дженис Итон из головы, сбросить с пьедестала, заменив ее чем-то более простым и доступным: например, минутным и опустошающим ощущением власти, снятой, как и многое другое, с чужого плеча.

Итон кричит, и от ее крика дерёт барабанные перепонки.
Но это ничего, ничего.

Она в кровь царапает ему горло, но Арн отвлекается на ее запоздалое сопротивление только в тот момент, когда прокушенное плечо щедро начинает кровоточить.
Тварь.
От того, чтобы не приложить ее виском о выщербленный бетон, Арна останавливает одно: он хочет, чтобы она была в сознании. Он не даст ей возможности сбежать, не в этот раз.
— Посмотрим, — оскалившись, бросает Арн, хоть и ни черта не понимает по-немецки — просто угадывает. И тут же спорит, в половину оправдываясь: — Но жить.
Уже через пару месяцев он поймет, как она была права.

Ему нужно еще всего-то пару толчков, и он действительно получает все, чего хотел, но наслаждение, которого Арн так давно искал, вдруг ускользает, уступая место глухому раздражению при взгляде на сломанную, но не сломленную игрушку.
Арн поднимается с колен, а теплое дыхание Итон как будто все еще опаляет ему шею.
Призрак власти растворяется в темноте, и не остается ровным счетом ничего, кроме острого чувства, что все это время за ним наблюдает Рудольфус.
Эдакое пошлое ощущение постороннего.

Арн одергивает продранную Итон рубашку, застегивает брюки.
Только бы не вспоминать, зачем он все это затеял. Зачем остался с Рудольфусом. Не сейчас: когда-нибудь в конце войны.

Арн оборачивается на Лестрейнджа.

+1

29

Рудольфус отбрасывает в сторону окурок, когда тот обжигает ему пальцы, ухмыляется в лицо Арну с таким весельем, как будто это лучшее из всего, что он видел.
Впрочем, почти так оно и есть. Даже необычная для него роль стороннего наблюдателя не портит ему вкуса победы - это все для Арна. От него, Рудольфуса, Дженис Итон свое уже получила - ее муж уничтожен окончательно, на сей раз даже призрака воспоминания в ее теле не осталось, вытесненного Арном. Это не его ночь, но кое-что у него для Итон все-таки есть.
Неуклюже - у него стоит так, что мысли крутятся только вокруг запаха Итон и ее белых бедер - он подходит ближе, едва не задевая обернувшегося Арна плечом, опускается на корточки между ног ведьмы, наклоняется  вперед и приподнимает ее за короткие волосы на затылке.
Опираясь второй рукой о ее бедро, Рудольфус широко улыбается.
- Тебе все понравилось? - спрашивает он, и для него, лишенного чувства юмора, это шутка года. Арну такого вопроса он не задает - знает, что понравилось, уверен в этом. Такое не может не понравиться: ради этого ощущения всесилия стоит жить. Стоит умереть. Стоит убить.
Он наотмашь бьет ее по щеке, отпуская, и, четко выговаривая слова, цедит уже без улыбки, будто завершающий рефрен древнего ритуала.
- Я убил твоего мужа, безмозглая сука. Мы с Антонином Долоховым сожгли твой дом, и твой муж пытался помешать нам, но не смог - он ничего не мог, твой ублюдок-полукровка. Ни обрюхатить тебя, ни оттрахать так, чтобы ты уяснила, где твое место. Он не хотел умирать, и, быть может, он не умер бы, если бы ты была дома, Дженис. Если бы ты умерла вместо него. И когда ты в следующий раз нацепишь свой аврорский значок и поднимешь голову, вспомни об этом.
Рудольфус выпрямляется - быстрый, сильный. Перешагивает через ногу Итон, разворачиваясь к Арну, протягивает ему раскрытый портсигар.
- В воскресенье снова играем у меня. Присоединяйся. А здесь закончи все. Только не слишком усердствуй, стирая ей память, над последними минутами. Я хочу, чтобы она слышала мои слова во сне. Чтобы они звучали в ее кошмарах.
Он кладет руку Арну на плечо, сжимает и тут же отпускает:
- Ей не выйти на тебя. С ней кончено.
Его посещает мысль остаться и проследить - Арн закончил бы сегодняшнюю ночь трупом или что похуже, не подстрахуй его Лестрейндж - но в штанах все еще слишком тесно и ему до смерти охота расслабиться, смакуя про себя крики Итон или заставив кричать какую-нибудь шлюху. И да, сегодня он трахнет брюнетку, в честь миссис Том Итон.
Захлопнув портсигар, Рудольфус аппарирует прямо с места.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC