Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Куй железо пока горячо (январь 1979)


Куй железо пока горячо (январь 1979)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Антонин Долохов и Беллатрикс Лестрейндж встречаются в 1979.

0

2

"Сможете зайти к матушке после двух? Белла"
Сова улетает, хлопая крыльями, и Беллатрикс покидает совятню, чтобы после обеда оставить поместье.
Наверное, это нехорошо, не чувствовать боли от потери отца, используя помощь матери лишь как предлог покинуть опроотивевший дом, но вины за собой она не чувствует.
Со смерти Сигнуса прошло уже чуть больше месяца, а желающие выразить соболезнования до сих пор тянутся в дом его вдовы. Некоторым из них Беллатрикс особенно рада.
Антонина Павловича она помнит кусочно. Обрывками из детства, обрывками из её послесвадебного кошмара. Но того краткого общения, что у них состоялось, достаточно, чтобы мадам Лестрейндж жаждала встречи.
Он человек не из чопорной Англии, не из этого мира. Он может перевернуть всю её жизнь. Ему достаточно захотеть, убеждена Беллатриса, и она готовится его убедить.
Надо только встретится.

— кто сегодня в гостях, mama? — Беллатрикс влетает в поместье сразу после аппарации, не останавливаясь, чтобы снять отроченную мехом мантию, расстёгиваясь на ходу.
Взгляд Друэллы, всё ещё носящей траур, полон упрёка, но Беллатрисе никак на него не среагировать. Она слишком рада и полна предвкушением неизвестно чего. Возможно, ей придётся разочароваться и разочаровать, но сейчас она ждёт чего-то грандилзного.

— Рада видеть Вас в Британии, герр Долохов, — светски приветствует Беллатриса старого приятеля отца, отчаянно путаясь в географических тонкостях континента, — как Вам Англия?
[icon]https://pp.userapi.com/c836339/v836339774/3bad5/pN1pSGT3yIU.jpg [/icon]

Отредактировано Bellatrix Lestrange (15 мая, 2017г. 13:16)

+1

3

Антонин поднимается из кресла одним плавным, гибким движением, отставляя чашку остывающего чая. Друэлла, после смерти Сигнуса кажущаяся собственной тенью, оборачивается к влетевшей в гостиную дочери с, Долохов готов поклясться, неодобрением, но юная мадам Лестрейндж едва ли испугается упрека в глазах матери. Антонин помнит ее выходку на церемонии бракосочетания и прячет белозубую волчью ухмылку - Друэлле не совладать со старшей дочерью.
Девочки Блэк - его любимицы. Дружба с Сигнусом зародившаяся по необходимости, приносила обоим немало удовольствия, и теперь, после смерти Блэка, Долохов считал своим долгом оказывать вдове и дочерям любую поддержку.

Беллатриса, прямо с улицы, являет собой саму жизнь - блестящий ждущий взгляд волнует, щеки покрыты томным румянцем будто патиной от перепада температуры. В тусклой, утерявшей со смертью Сигнуса лоск гостиной она кажется райской птичкой, залетевшей на миг и готовой умчаться прочь.
Антонин склоняется к ее руке, позволяя себе вольность по меркам чопорной Британии, обдавая дыханием прохладную кожу.
- С каждым приездом моя надежда на взаимность возрастает, - неторопливо отвечает он на приветствие Беллатрисы, не отказывая себе в этом поддразнивании. Его английский безупречен, но сейчас он намеренно подпускает в речь небольшой акцент  - не отрывистый немецкий, но мягкий румынский, сглаживающий согласные и растягивающий гласные.
Друэлла складывает руки на коленях, вновь погружаясь в себя - у Антонина появляется чувство, что она тяготится его присутствием. Что же, ему знаком такой тип скорби - быть может, ей нужно побыть в одиночестве, чтобы окончательно примириться со смертью мужа.
- Я надеялся застать вас в здравии, моя дорогая, - тем же ленивым тоном продолжает Долохов, только взглядом давая понять, что записка от Беллатрисы нашла своего адресата. Леди Лестрейндж играет в опасные игры, назначая ему едва ли не свидание за спиной мужа, но Антонину прекрасно известно, что Рудольфус сейчас изрядно занят, чтобы отслеживать визиты жены в отчий дом. - И лично принести извинения за то, что отнимаю у вашего мужа время, которое он мог бы посвятить вам.

0

4

На надежду на взаимность Долохова Беллатрикс отвечает светской улыбкой, в которую вкладывает всё своё природное обольщение и умение флиртовать. Во времена её матушки — и Антонина Павловича, о чём она так часто забывает — подобный комплимент, пожалуй, был бы неприличен. Впрочем, услышь это Рудольфус, Блэк не сомневается ни чуточки, он вспылил тут же бы.
Кольцо на пальце подёргивается дымкой, и Беллатриса привычным для себя жестом разворачивает перстень большим пальцем, направляя камень внутрь. Артефакт не поддаётся, плотно обхватывая палец, но она справляется. Снова.
От румынского акцента по спине пробегают мурашки. Любознательная от природы, Беллатрикс обожает всё непривычное. А Долохов с его акцентом именно такой.
Друэлла практически не выходит из своего, ставшего для неё обыкновенным задумчивого состояния. Беллатрисе немного досадно за неё — Антонину, верно, было скучно в её обществе, хотя мать, не сыплющая замечаниями и указаниями, как ей вести себя, нравится Беллатрисе куда больше. Это жестоко и эгоистично, но Беллатриса ничего не может с собой поделать. У её родителей был счастливый брак, и они могли бы дать ей возможность устроить такой же, но нет.
Беллатриса любит мать, и жалеет её, но чувствует себя нелюбимой дочерью. И даже её отношения с Долоховым не только назло Рудольфусу, но и ей, кажется, остануться незамеченными.
— я в прекрасном самочувствии. И это к лучшему — моей матери как никогда нужна поддержка, — Беллатриса сочувственно кивает Друэлле. Знаками велит эльфам подать чай — она была на морозе всего ничего, но он ей не помешает.
— Мой муж не уделяет мне достаточно времени, — сухим тоном, какой обычно у неё стал проявляться, когда она слышит о супруге, отвечает Беллатриса, — достаточно, чтобы я успела Вам наскучить чопорными английскими традициями. Не хотите прогуляться после чая?
Лестрейндж почти не смотрит на того, кого обращается, делая вид, что поглощена разливанием заварки из фарфорового чайника и заботой о Друэлле. Она же не захочет их сопроводить? Правда не захочет?
[icon]https://pp.userapi.com/c836339/v836339774/3bad5/pN1pSGT3yIU.jpg [/icon]

+1

5

Светская улыбка юной мадам Лестрейндж ничуть не преуменьшает кокетства во взгляде. Друэлла не оставила бы без внимания ни этот взгляд, ни его более чем сомнительный комплимент, подчеркнутый жестом, но сейчас она слишком подавлена и этот фривольный обмен телепатическими сигналами по большей части ускользает от нее, прежде проявляющей поистине феноменальную чуткость.
Долохов не торопится отпускать лишенную перчатки ладонь Беллатрисы, насмешливо и дразняще глядя на нее, такую яркую, такую полную энергии, и не обращает внимания на ее манипуляции с кольцом.
- Ваша матушка, несомненно, получает поддержку от обеих своих прекрасных дочерей, - без запинки Антонин уменьшает количество дочерей Друэллы - Андромеды более не существует в этой гостиной, о ней не говорят при светской беседе, - но я счел своим долгом проведать ее, раз уж оказался в Англии.
Отпуская ее руку и возвращаясь в кресло, едва Беллатриса садится, Долохов гадает, что в самом деле думает эта сумасбродка: примчался ли он, получив ее записку, по первому зову, как послушный щенок? Ждал ли ее здесь с полудня, надеясь на встречу, пользуясь отстраненным гостеприимством Друэллы, лишенным прежней сердечности и живости?
Ему, по большей части, все равно, и он улыбается Беллатрисе через комнату на ее сухой тон, жестом отказываясь от чая, внесенного домовиком.
Антонину претит английская манера пить чай, претят крохотные сэндвичи, тонкостенные фарфоровые чашки.
- Английские традиции - моя слабость, моя дорогая, - Долохов кивает Друэлле. - В том диком краю, откуда я родом, их считают charmant.
Он по нескольку лет прожил в крупнейших и роскошнейших европейских столицах - Париж, Вена и Рим сходятся во мнении, что Лондон устарел и абсолютно непригоден для жизни. Антонин же ценит эти моменты, когда после ярких впечатлений на грани благопристойности, а то и за ней, может погрузиться в размеренное течение быта английской аристократии, в который он влюбился раз и навсегда с легкой руки Тома.
Вдова - а на лице Друэллы внезапно будто проступает это клеймо, высвечивая ранее незаметные легкие морщинки у глаз и губ - принужденно улыбается ему в ответ.
- Прошу извинить меня, начинается мигрень. Антонин, ваш визит мне чрезвычайно приятен. Надеюсь, после ухода Сигнуса вы не забудете, что мы с Нарциссой всегда рады вам в нашем доме.
В ее тоне бесконечная вежливость, и Долохов приходит в восторг от того, с каким изяществом Друэлла вычеркивает из лона семьи не только предательницу-Андромеду, но и старшую дочь, принадлежащую теперь другому роду.
- Беллатрикс, - Друэлла изящно поднимается на ноги, - благодарю за поддержку. Не будешь ли ты так любезна и не покажешь господину Долохову мой цветник? Я как раз рассказала ему о новых сортах редких орхидей и ему захотелось взглянуть. Увы, я сама не чувствую себя настолько хорошо, чтобы быть гостеприимной хозяйкой, а Нарцисса в очередной поездке. Я рассчитываю на тебя, Беллатрикс.
Антонин отчетливо слышит в ее голосе распоряжение, которое не обговаривается - очевидно, Друэлла не желает, чтобы они показывались в Лондоне без сопровождения, раз использует предложение прогуляться, озвученное дочерью, для того, чтобы отправить их в огромный и скучный до зевоты цветник.
Не выдавая, что намерение Друэллы не осталось неразгаданным, он встает, как только поднимается она, кланяется без улыбки.
- Я предвкушаю визит в вашу сокровищницу. Надеюсь, мадам Лестрейндж не будет в тягость сопровождать меня на этой экскурсии.
- Уверена в том же, - эхом откликается Друэлла, больше адресуя свои слова дочери, чем ему, и покидает гостиную под едва слышное шуршание юбок.
- Несносная девчонка, - тянет Антонин с восхищением, оставаясь на ногах и разглядывая Беллатрису сверху вниз, - хотите, чтобы вашу матушку хватил удар?
Он похлопывает ладонью по бедру, равнодушно скользя взглядом по чашкам, чтобы вновь вернуть внимание Беллатрисе.
- И если вы в самом деле собираетесь показать мне обещанные орхидеи, то будете должны за бездарно потраченное время, - дерзость его слов смягчается безукоризненно-вежливым тоном, и Долохов знает, какое впечатление производит это сочетание. Беллатриса и сама любит играть с огнем, она достойный партнер  - и ему приходится вновь напомнить себе, что некоторые игры между ними противопоказаны. Не из-за ее статуса замужней дамы и уж точно не из-за того, что он боится ее мужа - но из-за того, что связывает его и Рудольфуса Лестрейнджа. Победа Организации все ближе, осталось потянуть руку. Он не может подвести Тома, превратив во врагов Лестрейнджей из-за минутной слабости.

+1

6

Charmant, значит. Беллатриса улыбается в чашку, совсем как девчонка, которую за шалость не наказали, а умилились и как будто поощрили лакомством.
— Именно поэтому Вы отказываетесь от чая, — домовик не понимает её желания с первого взгляда. Может, отвык, может, не считает, что женщины в этом доме имеют право распоряжаться так.
— Что-нибудь покрепче господину Долохову, из сейфа отца, — мадам Лестрейндж улыбается, чувствуя, что уже не сможет просто так взять и опустить уголки рта, не общая внимания на то, что скажет мать. Это очередная проверка, хотя Беллатриса не продумывала её до мелочей. Она действует скорее инстинктивно, сначала провоцируя, а потом используя эти провокации.
Вот только сейчас это явно не тот уровень, на котором она чувствует себя уверенно.
Друэлла уходит. Беллатрисе приходится изображать сожаление, но беспокойство ничуть не наигранное. Она ценит мать, но только как фигуру, к которой может сбегать из дома мужа.
Беллатриса немного ненавидит себя. Она не должна хотеть только общества Антонина. Она не должна бояться, что мать может стать для неё обузой.
И в лёгкой, как всегда безупречно выдержанной фразе, не чета её собственной эмоциональности, то и дело выскальзывающей из-под маски чопорности, Беллатрисе видится, как её выделяют нелюбимой дочерью. Оно и всегда так было.
— Я могу проводить Вас, матушка, — ровно отзывается Лестрейндж, с готовностью поднимаясь на ноги, и, не простояв дольше положенного, опускаясь обратно в кресло. Она знает всё, и что мать высказывает, и что оставляет висеть в воздухе предупреждением, угрозой.
Бедная Друэлла. После того, как другой Род принял Беллатрису, проблем с ней меньше не стало. Зато рычагов воздействия осталось куда меньше.
Наверняка для Антонина не секрет, что является главными сокровищами Друэллы. И что одним лишь своим присутствием здесь он покушается на них.
Она терпеливо дожидается, пока миссис Блэк скроется за дверью и её шаги утихнут, прежде чем посмотреть на Антонина. Краем глаза она знает, что заморский гость, приносящий головокружительное чувство необычности происходящего, до сих пор стоит, но уходить не собирается.
И то, что он говорит, Беллатрисе, едва не покрывшейся пылью за тоскливым коротанием дней, кажется сущим комплиментом.
— Странно слышать сетование на бездарно проведённые часы от того, кто пришёл выражать соболезнование, — перехватывает дерзкий тон Беллатриса, не стесняясь прямого взгляда в глаза. Она не моргает, поднимаясь с кресла, и выскальзывает из-за чайного столика, забыв поставить чашку.
— Идёмте за мной, — ей нравится командовать, тем более, когда ей дают насладиться тем, что с её мнением считаются. Не важно, иллюзия это или нет. Она не даёт Долохову открыть перед ней дверь, сначала выскальзывая из гостиной, а потом, не теряя времени на объяснения, отпирая тяжёлую дверь, в кабинет отца.
В кабинете тихо, и, хотя слуги заботятся о том, чтобы ничто здесь не запылилось, помещение выглядит сиротливо. Беллатрикс проводит ладонью по дубовому столу, опускается в кресло за ним, игриво кивая Долохову на кресло для посетителей.
— Вы часто бывали у нас, Антонин Павлович, — с лёгкой запинкой выговаривает отчество Беллатрикс, привыкшая ко вторым именам, — отец не пускал нас с сестрой сюда. Он считал, что всё, чем он занят — не женское дело.
Мать не знает, что она была здесь. Как и никто из эльфов.
— Рейналф Лестрейндж и мой муж того же мнения.
Беллатриса играет со связкой ключей.
— Но это не помешало мне изучить здесь всё с тех пор, — она не уточняет, что именно произошло, чтобы не выдавать свой поступок за крамольное деяние.
— Кажется, я знаю, что может Вас заинтересовать, — то, что их отец всегда придерживался больше нейтралитета, чем был острым ревнителем традиций чистокровности, для старшей Блэк не было секретом. Но она связывает и все деловые разговоры в доме Лестрейнджей, и визиты незнакомцев, зачастую неожиданные, и часть переписки Сигнуса воедино. И Беллатрикс больше чем уверена, что Долохов — недостающее звено в этой цепи.
[icon]https://pp.userapi.com/c836339/v836339774/3bad5/pN1pSGT3yIU.jpg[/icon]

0

7

[icon]http://s3.uploads.ru/FNuE1.jpg[/icon]
Долохов смехом отвечает на ответную дерзость, но Друэлла не возвращается проверить, что же насмешило ее гостя.
Беллатрикс легка на подъем, ей свойственно командовать - право, если бы она родилась мужчиной, Сигнус был бы доволен наследником, но увы, она родилась женщиной, как и Андромеда, и в конечном итоге это заставило его обратиться к древним тайнам.
Антонин любит Нарциссу как дочь, но ни на миг не забывает, кто она и чему обещана, зато Беллатрикс вызывает у него куда большее смешение чувств.
Вслед за ней, как будто это веселая и невинная игра, он проходит по коридорам, чтобы оказаться в знакомой обстановке. Кабинет Сигнуса выглядит нетронутым после его смерти, и хотя Сигнус умел и любил поддерживать порядок, здесь нет ощущения покинутости - на подлокотнике кресла у окна по-прежнему лежит книга, а шторы раздвинуты. Впрочем, быть может, Беллатрикс, лишившейся отца, кажется иначе.
Ее присутствие заполняет кабинет, оживляет его.
Долохов не опускается в указанное кресло, улыбкой отвечая на милостивый кивок Беллатрикс - в его стране она могла бы стать королевой - или самой дорогой шлюхой, и он не уверен, что даже она сама знает, какого рода власти хочет больше. Эльф, появляясь, копошится у столика в углу, звеня коньячным бокалом.
- Рейналф Лестрейндж и ваш муж, моя дорогая, заинтересованы в продолжении рода, - веселится Антонин, наблюдая за своевольством Беллатрисы и гадая, ради чего все это затеяно. Как далеко она способна зайти. Как далеко способна загнать ее скука.
Долохов не льстит себе искренностью ее внимания - он считает, что знает такой тип женщин, к которым принадлежит и старшая дочь Сигнуса. Таким женщинам противопоказана скука, от нее они теряют голову. В них мало склонности к благопристойной тоске, мало желания быть всего лишь надежным тылом и опорой - в Беллатрикс никогда не было этого, и старший сын Рея должен был быть слеп, если не разглядел это до свадьбы, но теперь Беллатрикс уже нет пути назад. Лестрейнджи не терпят своеволия, а Рудольфус не станет мириться с проявленным неподчинением.
Впрочем, смакует эту мысль Антонин, ему ли боятся самоуверенного мальчишки, который никак не повзрослеет.
Его улыбка становится откровеннее, и он обходит стол, останавливаясь за креслом,в  котором сидит Беллатрикс, опирается на спинку и наклоняется, чувствуя запах ее духов от тяжелой копны уложенных в прическу волос.
Их отражение чуть смазано в стеклах книжного шкафа напротив, и Антонин смотрит в глаза двойнику Беллатрикс.
- Не сомневаюсь, что знаете, - продолжает он улыбаться, разглядывая ее отражение с веселой наглостью. - Не сомневаюсь, meine Herzchen. Но вряд ли вы пригласили меня лишь для того, чтобы это сказать.

+1

8

Беллатриса в восторге от того, как именно всё происходит. Она изо всех сил сохраняет серьёзное выражение лицо, хотя хочется улыбаться. Долохов ни на мгновение не показывает, что она далеко зашла в своих играх, что не одобряет её поведение или недоволен происходящим.
С Долоховым интересно играть, и Беллатрикс не хочет разочаровать его.
Напоминание о продолжении Рода кажется Беллатрикс неудачным. Она едва заметно дёргает плечом, продолжая сохранять легкомысленное выражение лица, чтобы не показать, что ему удалось её задеть. Беллатриса, наверное, всё-таки хочет детей, но не сейчас, когда ей всего двадцать восемь. Да и постоянные напоминая Рудольфуса об этом, его поведение в постели не способствуют материнству, как и противозачаточные зелья, которые она варит и пьёт назло ему.
— Что поделать, мы не всегда получаем что хотим, — немного с опозданием реагирует Беллатриса. Ей нравится эта фраза. в том числе и потому, что Долохов может использовать её же оружие против неё.
Он оказывается сзади. Это будоражит. Волна напряжения поднимается снизу вверх по Беллатрисе, заставляя её напрягать плечи, застывать истуканом. Ей нужно сосредотачиваться на своём отражении, чтобы не развернуться на кресле, всматриваясь в лицо румына.
То, что она делает, опаснее всех интриг, которые она задумывала раньше. Смертельно опасно.
Правда, Беллатриса думает, что опасность исходит от Рудольфуса, а не от Долохова — муж убьёт её, если узнает.
Лестрейндж отодвигает ящик, случайно, но удачно, задевая бедро Антонина. В её руке оказывается пачка бумаг. Есть ещё письма, и она до сих пор не знает, что лучше: шантажировать или отдать их Антонину как жест доброй воли и попросить. Нужно решить.
Или сделать то и то.
— Это выписки о переводе средств. Больших средств, — она играет с пачкой, как с колодой карт, заставляя её шелестеть. Среди имён, написанных там, есть и фамилия Долохова, и тех, кого она не знает. Подставные лица, подозревает Беллатрикс.
— С какой целью? — она переворачивается на кресле, разворачиваясь лицом к Антонину. Они теперь близко, преступно близко. Хорошо, что поместье защищено от проникновений — любой журналист душу бы отдал за такой кадр.
— Расскажите мне, Антонин, — называет его Беллатриса по имени, опуская пачку счетов в его нагрудный карман, — пожалуйста.
[icon]https://pp.userapi.com/c836339/v836339774/3bad5/pN1pSGT3yIU.jpg[/icon]

0

9

[icon]http://s3.uploads.ru/FNuE1.jpg[/icon]
Маленькая английская девчонка выросла и теперь может свести с ума любого, стоит ей только захотеть. Неудивительно, что старший сын Рейналфа готов был на все, чтобы жениться на этой вздорной и прихотливой кошечке, приходит в голову Антонину, но он лишь чуть сторонится, когда она выдвигает ящик.
Признаться, он почти равнодушен к избранному предлогу - в его жизни было немало прогулок по оранжереям, якобы деловых разговоров, просьб почитать вслух или подобной изящной чуши. Беллатриса действует куда прямолинейнее, даже напористо, что англичанкам вообще не свойственно, и Антонин очарован, положительно очарован. Кровь Блэков дает о себе знать, с теплой ностальгией вспоминает он другую представительницу этого семейства, хоть и принадлежащую младшей ветви Бёрков.
Беллатриса играет пачкой счетов - Долохов бросает лишь один взгляд на пергаменты в ее руках и смутно начинает понимать, какие вопросы она хочет задать.
Среди тех счетов на переводы, что она держит в руках, немало выписано на его имя - и суммы явно больше проигрыша в дружеской партии в покер.
Антонин сверху вниз смотрит на Беллатрикс, продолжая опираться о спинку кресла, даже когда она, будто непоседливый ребенок, разворачивается к нему, поднимая голову.
На миг ему приходит в голову вымести из ее хорошенькой головки эти вопросы поцелуем - и Антонин уверен, что она была бы рада поцелую не меньше, чем ответам: все в Беллатрикс тянется навстречу ему, и хотя он догадывается, что большая часть этого волнения вызвана тем, что она прекрасно понимает, как сильно рискует, едва ли зная своего мужа хуже Долохова, ему все равно непросто отвлечься от этой мысли.
Беллатрикс вкладывает пачку счетов в его нагрудный карман, чуть царапая ногтями тонкое полотно рубашки, зовет по имени - испытывает, как далеко простирается ее власть?
- И что я получу взамен? - понижает он голос, вкладывая больше ласкающих ноток.
Долохов не собирается рассказывать капризной хорошенькой кошечке о том, что спонсировал Сигнус - и внушительная часть глав древних аристократических родов Магической Британии, но в глазах Беллатрисы проглядывает не просто искушение, но и что-то другое. Жажда знания, а не обладания. Не каприз, а воля.
Ловя ладонь Беллатрисы, он прижимает ее к своей груди, чуть насмешливо наблюдая за ее реакцией - с нее станется отвесить ему пощечину и сбежать, но он бы предпочел, чтобы она была искренней. Эти переводы не должны попасть не в те руки, и он планировал позже просить Друэллу разобрать бумаги покойного мужа, планировал вернуть себе эти документы, которые могли вызвать ненужные вопросы вроде тех, что сейчас задает Беллатрикс - Антонин чувствует досаду, что Сигнус со своей любовью к порядку не уничтожил эти счета.
- Ваш отец любил сыграть в покер, meine Herzchen. Вам нет нужды об этом думать. А теперь я буду вознагражден? - тем же ласкающим тоном спрашивает Антонин, сдерживая веселье - страсть, которую в нем будит Беллатриса, не того мрачного, убийственного толка, который вызывает черную меланхолию. Скорее, он чувствует себя будто за игорным столом, перебирая в уме возможные комбинации на руках у противника.

+1

10

Беллатриса тяжело дышит, остро реагируя на каждое движение румына. Это опасная игра, но она была создана для этого, а для того прозябания, которое сейчас влечёт под пристальным взором мужа.
Она боялась этого вопроса. И как наивно было полагать, что он не спросит.
Мадам Лестрейндж облизывает губы. Ей правда нечего предложить Долохову. Бумаги могут не оказаться достаточно привлекательными для Антонина Павловича, если она вообще не ошиблась в их ценности. А она ведь даже толком не представляет, кто их не должен видеть, чтобы это послужило основой для шантажа.
Беллатриса улыбается, чуть ведя головой в сторону, предпочитая не говорить, какие у него могут быть мотивы. Она улыбается, склонив голову на плечо, но не более. Она же не шлюха, она способна на большее.
Подчиняясь движениям руки Долохова, Беллатриса скользит ладонью по его груди, оставляя ногтями волны на его мантии, скромной, но безупречно выглаженной.
Она усмехается, как будто поражается собственной глупости и удовлетворяется ответом Долохова.
— Как пожелаете, — выдыхает Беллатриса, обнимая свободной рукой его за плечи, наклоняясь ниже.
Даже с женихом, который был обещан ей до Рудольфуса она никогда не была на таком близком расстоянии. Очень волнительно. Ладони покрываются испариной, Лестрейндж наклоняется к уху мужчины. На подсознании бьётся мысль о том, а не перешла ли она границы.
— Знаете, Антонин, — беспечным тоном сообщает ему Беллатриса на ухо, — мой отец не был азартен.
Рука соскальзывает с его груди, аккуратно обхватывает рукоять палочки.
— Я — да.
Она упирает кусок деревяшки ему в рёбра. Что с этим делать она не представляет — всё, что услужливо подсказывает воображение, это ступефай. Но для Беллатрисы это не изящно.
Такого развития разговора она в голове не рисовала, хотя тщательно пыталась продумать всё с тех пор, как отправила записку, с тех пор, как прочла все переписки отца.
Она даже не представляет, во что вляпалась.
[icon]https://pp.userapi.com/c836339/v836339774/3bad5/pN1pSGT3yIU.jpg[/icon]

+1

11

Упираясь ладонями в подлокотники кресла, заключая Беллатрикс в эти полуобъятья, Антонин с неослабевающим интересом ждет, как мадам Лестрейндж собирается спасать положение.
Ее наигранная ласка - впрочем, так ли в ней много наигранного - его не обманывает, хотя, разумеется, весьма приятна. Его приятно радует, что у нее крепкие нервы - иначе бы она уже давно покинула кабинет, по дороге пригвоздив его к полу убийственно-холодным взглядом, на которые так горазды английские ведьмы, чувствующие себя оскорбленными.
Беллатрикс Блэк другого сорта - если она сочтет его поведение оскорблением, она, пожалуй, не удовлетворится одним лишь укоризненным взглядом, и Долохову, пожалуй, любопытно, насколько далеко она в самом деле готова зайти и насколько интересуется тем, о чем его спрашивает. Что поняла - и поняла ли хоть что-нибудь.
Она касается его плеча, не то обещающе, не то намекающе, но, бесспорно, весьма многозначительно, и он даже позволяет ей отвлечь его внимание этим жестом. Впрочем, палочку ей стоило бы вытаскивать более незаметно.
Долохов смеется - долго, с видимым удовольствием, с каждым вздохом чувствуя, как острие ее палочки упирается ему под ребра, но не выпрямляется.
- Никогда не угрожайте, если в самом деле не хотите ударить, mon cher, - отсмеявшись, говорит он, опуская взгляд на ее пальцы, крепко сжимающие палочку. - И никогда не переходите к угрозам, если не уверены, что ваш собеседник их оценит.
Он снова смотрит ей в лицо, широко, нагло улыбаясь. У нее крепкие нервы, но вот в глазах сомнение - знает ли она сама, что собирается сделать?
- Согните большой палец. Расслабьте кисть. Это даст возможность ударить несколькими заклинаниями, в зависимости от того, какое вы выберете.

+2

12

Смех Долохова, конечно, задевает. Не то чтобы Беллатрикс считала себя непобедимой воительницей, но со стороны, как ей казалось, вполне однозначная угроза должна вызывать уважение.
Но если она отступит — будет выглядеть ещё смешнее. Тем не менее, она отстраняется, чтобы не дышать ему в ухо и рассмотреть, что же его так рассмешило.
Замечания Антонина — справедливы. Беллатрикс готова к ним прислушаться, но ощущение обиды — детской-детской — всё равно колет.
— Вы оценили. Я же видела, Вам понравилось, — фраза вырывается раньше, чем Лестрейндж успевает её обдумать. От того, как она прозвучала, Беллатриса отводит глаза. Право, надо было сразу со ступефая начинать.
Она сдерживает миг секундного замешательства, снова твёрдо смотрит в глаза Антонину, делая вид, что сказала то, что и собиралась. Признавать поражение — не в её стиле.
То, что запланированной цели она не добьётся, Беллатрикс поняла ещё в тот момент, когда достала палочку, но Долохова выпроваживать она не спешит. Из того, что сейчас происходит, она намеревается извлечь пользу. И, в конце концов, самая большая цель, которую она преследует, достигнута — ей больше не скучно.
Она следует указаниям Долохова, послушно, что очень иронично в их положении, следуя его инструкциям. Сгибает большой палец, расслабить кисть сложно, Беллатриса сейчас больше похожа на комок нервов, но она делает это, сосредотачиваясь на том, чтобы не пустить напряжение дальше локтя.
— Так, мастер? — обращение тоже вырывается неожиданно, но на этот раз Беллатрикс довольна. В её голосе есть и доля иронии, и провокации, и всего, что она была готова вложить.
— Что дальше? — она спрашивает, не отводя глаз от него, хотя внутри уже решила, что сделает, — ступефай!
[icon]https://pp.userapi.com/c836339/v836339774/3bad5/pN1pSGT3yIU.jpg[/icon]

+1

13

Антонина отбрасывает в сторону. Ступефай у Беллатрикс не поставлен, но не так слаб, как он ожидал - потенциал, как он и думал, налицо.
Впрочем, это его волнует уже меньше, чем несколько минут назад.
От удара, с которым он налетел на шкаф, с верхней полки падает несколько книг - домовику на радость. Последнюю, чуть задержавшуюся с падением, он ловит, взвешивает, убеждаясь, что не навредит, и швыряет в Беллатрикс, целясь в кисть, держащую палочку.
- Держите крепче, - все с той же наглой ухмылкой говорит он, преодолевая звон в ушах, и проверяет, на месте ли бумаги, которые Беллатрикс сунула ему в нагрудный карман.
Он по-прежнему не достает палочку, хотя соблазн велик - капризная кошечка напрашивается на трепку, но он ей не муж. И даже не отец.
Наклоняя голову поочередно к обоим плечам, чтобы совладать с оглушением, Антонин преувеличенно любезно кланяется.
- Спасибо за бумаги, meine Herzchen. Рад был повидать вас и вашу матушку.
Для человека, который хотел что-то взамен счетов, Беллатрикс на удивление легко с ними рассталась - или слишком ошиблась, решив, что Долохова что-то удержит здесь теперь, когда опасная игра в соблазнение закончилась немелодичным аккордом.

+1

14

Беллатриса не ожидает, что всё обернётся именно так. Может, верит во всесильность Долохова, что на него ступефай не подействует, и он с той же ухмылкой объяснит ей, почему так делать неправильно.
Но он с той же улыбкой врезается в шкаф.
— Салазар, — тихо выдыхает Беллатрикс. Ноги как будто к полу приросли, иначе она бы кинулась к гостю прямо сейчас, проверять, не наделала ли она делов.
Книга летит в неё, и Лестрейндж, сначала вздыхает от облегчения — ничего с Долоховым не сделалось, разве что промахивается, но это, вероятно, временное.
Потом вскрикивает от боли в кисти, роняя палочку — ушиб не серьёзный. это было неожиданно.
Обиделся — шаловливо подсказывает голос в голове Беллатрикс, но на этот раз она стискивает зубы, не давая себе сболтнуть что-то ещё более дерзкое. Она отвечает реверансом.
— Обращайтесь. Передам ей Ваши наилучшие пожелания. Выход найдёте или попросить домовика Вас проводить? — Лестрейндж знает, что предлагать свою компанию как минимум неуместно.
В столе отца остались ещё письма. Их Беллатрикс Долохову не показала, но в ценности бумаг, которые он уносит, она ещё не уверена.
Она опускается на пол рядом с креслом, подбирая с пола палочку. Так, значит.
Беллатрикс злится. В кои-то веки у неё всё получалось, всё было, как она хотела.
Долохов ещё не должен был успеть покинуть поместье.
— Акцио бумаги, — командует она, сосредотачиваясь на счетах отца.
[icon]https://pp.userapi.com/c836339/v836339774/3bad5/pN1pSGT3yIU.jpg[/icon]

Отредактировано Bellatrix Lestrange (16 января, 2018г. 12:37)

+1

15

Антонин, улыбаясь своим собственным мыслям, идет от кабинета - мелькает мысль пройти через пресловутый цветочник, посмотреть, на что он должен был полюбоваться по мнению Друэллы.
Когда нагрудный карман рубашки начинает топорщиться и застегнутая мантия идет рябью, он снова смеется, уверенный, что в кабинете его слышно - громко, оскорбительно, так, как, наверное, неуместно смеяться в доме, где недавно умер хозяин и куда он пришел с самыми вежливыми и искренними извинениями.
Он расстегивает мантию и пергаментный вихрь вылетает из кармана, будто ищущие путь в небо птицы.
Короткая вспышка Инсендио обращает счета в пепел, и он медленно оседает на паркет, отмечая путь, который прошел Антонин.
Определенно, Рудольфус выбрал жену по себе.
Никто в здравом уме не будет связываться с Блэками.
У выхода Долохов чуть задерживается, оглядывая себя в высоком зеркале холла, оставляет на низкой скамеечке наколдованный букет орхидей - прощальный комплимент своеволию.
И аппарирует, едва оказывается на крыльце.

+1


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (загодя 1991) » Куй железо пока горячо (январь 1979)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC