Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » Шаги сквозь туман


Шаги сквозь туман

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Дата и время: Август 1972 года, полнолуние.
Место действия: Нормандия, остров Мон-Сен-Мишель.
Участники: Максим Кревье, Нарцисса Блэк.
Описание: Приключение на фоне пламенеющей готики, в ходе которого Максим Кревье лишается жизни, а Нарцисса Блэк - последнего шанса избежать встречи с судьбой.[icon]http://s11.radikal.ru/i183/1711/65/e87612d8cfd7.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (26 ноября, 2017г. 14:25)

0

2

Остров Мон-Сен-Мишель – «гора святого Михаила» - ночью имеет сказочный вид. Мисс Блэк интересует вовсе не город и не известное сооружение, которое магглы называют «аббатством», однако стоя на крепостной стене, она с любопытством разглядывает знаменитые зыбучие пески внизу, ровную гладь моря, крупную желтую луну, напоминающую чье-то лицо. Нарцисса пришла на встречу заблаговременно, поэтому у неё есть время полюбоваться видами, подышать соленым морским воздухом и подумать о событиях последних месяцев. Событий не сказать, чтобы очень много, но они значительны и сулят перемены. Во-первых, младшая дочь Сигнуса Блэка закончила Хогварс и теперь свободна. Не сказать, чтобы в школе Цисси было так уж плохо, но она рада тому, что это своеобразное заключение в четырёх стенах закончилось. Во-вторых, из дома сбежала её сестра Андромеда и серия семейных скандалов по этому поводу способна была вывести из себя даже человека с темпераментом флоберр-червя. В-третьих (несмотря на «во-вторых») её помолвка с Максимом Кревье была официально объявлена и полным ходом шла подготовка к свадьбе. Нарцисса понимала, что это мероприятие должно – по мнению Друэллы Блэк – продемонстрировать окружающим, что род Блэк по-прежнему благополучен и являет собой образец семей голубой крови, но стремление к нарочитой безупречности в глубине души её коробило. Отношения с матерью испортились в конец, Друэлла называла дочь всеми аналогами слов «сумасшедшая» без явных – по мнению Цисси – оснований, так что последний месяц мисс Блэк проводила больше времени со своей скрипкой, чем с людьми. Сигнус – как ни странно – этому не препятствовал, и время от времени ловя на себе его изучающий настороженный взгляд, Нарцисса терялась в догадках, в чём дело. Объяснение, впрочем, находилось легко – наверняка допустив промашку со средней дочерью, он опасался повторения истории с младшей, но тут, по мнению Цисси, опасения были беспочвенны. Максим ей нравился – пусть даже их редкие встречи были слишком уж официально обставлены, выбору отца она вполне доверяла, да и никаких других кандидатов в женихи у неё не имелось. Причины увлеченности мисс Блэк музыкой родственники предполагали разные – одни говорили, что она скучает по сестре, другие – что боится перемен, связанных с замужеством и смены страны проживания, третьи – что она просто ищет повод ни с кем не разговаривать. Окружающие были правы и не правы одновременно – Нарцисса и скучала, и боялась, и избегала, но в гораздо большей степени она старалась одной увлеченностью перебить другую. Невинная любовь к этнографии, интерес к ритуалистике и забытым магическим искусствам рисковал обернуться навязчивой идеей, и это вносило в жизнь мисс Блэк резонанс как фальшивая нота. Она знала, что стоит ей положить скрипку на место, в руках непременно окажется книга определенной тематики, а потом она сядет писать письмо автору (если он ещё жив) с просьбой уточнить то-то и то-то. Это было неестественно, не укладывалось в голове и уж вовсе не приличествовало светской девушке. Увлечение набирало силу, и если бы Нарцисса была более внимательной, она бы заметила, что сила эта нарастает пропорционально числу прочитанных о ритуалах книг. Тех самых, что во время обучения в Хогвартсе были для неё недоступны. Безрезультатная борьба с собой привела к определенным (включая некоторое улучшение качества игры на скрипке) результатам – у мисс Блэк завязалась переписка со специалистом по обрядам древних ацтеков, который рассказал ей о кладе Венсана Фурнье. Этот волшебник двести лет назад вывез из Южной Америки сокровища затерянного города древних индейцев и спрятал где-то во Франции. След терялся на острове Мон-Сан-Мишель, и этот совпадение показалось мисс Блэк добрым знаком. Она понимала, что говоря о книгах жрецов прошлого (вдвойне ценных оттого, что большая часть подобных рукописей была сожжена воинственными магглами), мистер Грин пытался от неё избавиться, полностью уверенный в том, что поиски ей будут безрезультатны – за двести лет остров уж точно перерыли с помощью самых разных магических средств! – но ничего не могла с собой поделать. Она написала Максиму Кревье и поделилась своей идеей обследовать остров, который ранее принадлежал его семье и, пожалуй, ещё хранил какие-то следы фамильной магии. Тот согласился, и именно его согласие привело Нарциссу на этот живописный остров.
Смех магглов прерывает ровное течение мыслей мисс Блэк – они показывают на её мантию пальцем и подшучивают. Нарцисса сердится, впрочем, без особой злобы – простецы есть простецы, что с них взять? - и смотрит на часы. Максим прибывает вовремя – поздоровавшись с ним (не без некоторой неловкости), она говорит:
- Остров больше, чем я думала, хорошо, что ты согласился мне помочь. Я бродила тут полчаса и так и не нашла, где тут лестница вниз.
Цисси колеблется и всё же добавляет:
- Я решила никому не говорить, куда направилась, чтобы не тратить время на светские визиты и прочие положенные приличиями любезности. Ты не сказал дома, куда направился?
Младшая Блэк обращается со своей репутацией бережно как дама, которая несет шлейф платья через лужи и хотя светские кумушки сочтут её поступок безумно романтичным, ей совершенно не хочется, чтобы эта история стала достоянием гласности.[icon]http://s11.radikal.ru/i183/1711/65/e87612d8cfd7.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (26 ноября, 2017г. 14:26)

+1

3

[nick]Maxime Crevier[/nick][icon]https://image.ibb.co/fSHUsQ/image.png[/icon]
Ночи в августе - самые теплые в году, и Максим аппарирует чуть дальше, чем планировал изначально, чтобы немного пройтись и привести мысли в порядок. Мон-Сен-Мишель, как всегда,  вызывает у него противоречивые чувства: эта старинная вотчина его рода, ныне отданная на растерзание магглам, одновременно прекрасна и пугающа. Скалы и камень, из которого сложена величественная крепость, кажется, таят в себе угрозу. Они помнят. И не прощают.
Забавно, что Нарцисса выбрала для встречи именно это место.
У Максима нет поводов жаловаться на невесту: мадемуазель Блэк совсем юна – едва окончила школу, благовоспитанна, как и подобает английской леди, и хороша собой. История знавала и куда более неудачные договорные браки. Но слова Сигнуса Блэка не дают Кревье покоя. Чтобы столь знатный английский род буквально продал младшую дочь пусть чистокровному, но до неприличия обедневшему магу, который вынужден тащить на себе мать и двух младших сестер, а брата и вовсе сдать на попечение дальним родственникам... Причина должна быть весомее, чем запутанные и полные недомолвок намеки месье Блэка на некоторую врожденную ненормальность его ребенка. Семейное проклятье Максима бы не испугало – его род также хранит множество темных тайн. Но здесь было что-то иное, и неопределенность выводит его из себя. Кревье пытался разобраться сам – он немного интересуется темой, но книги, оставшиеся в значительно оскудевшей домашней библиотеке, оказались не более конкретными, чем его будущий тесть. Неудивительно, что Макс несколько опасался знакомства с невестой – даже отправился в Англию в одиночку, оставив Жюльет и Софи дома приглядывать за прихворавшей матерью. И в поместье Блэков увидел еще почти девочку – едва старше Жюли. Умную, смирную – нормальную настолько, насколько можно себе представить.
Впрочем, когда официальная церемония состоялась и между женихом и невестой завязалась обязательная в подобном случае переписка, Максим вынужден был признать, что пергаменты, приносимые совой из Англии, содержали в себе нечто весьма отличающееся от сентиментальной светской болтовни. Нарцисса живо интересовалась историей, ритуалистикой, древними магическими практиками, и Кревье, взявший сначала тон умудренного опытом наставника, был вынужден вскоре признать, что далеко не всегда может дать невесте компетентный комментарий, а порой вынужден расписываться в полном невежестве в тех областях, где мадемуазель Блэк чувствовала себя докой. Впрочем, слишком умная дочь – это все еще не настолько большое горе в семье, чтобы заманивать женихов баснословным приданым.
Последнее письмо мадемуазель Блэк было особенно любопытным, потому что касалось утраченных земель его рода. Макс чтил историю семьи со школьной скамьи, занимался серьезными исследованиями в областях, где оставили свой след его предки, но научную карьеру пришлось забросить, едва стало ясно, что последние представители некогда великой фамилии Кревье умрут с голоду, если старший сын не найдет себе приличную работу. Может быть, после свадьбы, если Сигнус окажется таким же щедрым на деле, каким был на словах... Противно было думать о невесте как о дойной корове, и Максим, устыдившись, горячо уверил Нарциссу в письме, что будет рад встретить её во Франции и провести экскурсию по заинтересовавшему её острову.
- Да, большинство тропинок проложены магглами, ума не приложу, чем они при этом руководствовались, - Максим улыбается и предлагает Нарциссе руку. Обращаться к ней на «ты» и небрежно называть по имени все еще слишком сложно: Кревье не может отделаться от мысли, что, видя в браке только сделку, он и невесту воспринимает не иначе как делового партнера. И, судя по настороженному взгляду Нарциссы, она столкнулась с чем-то подобным.
- Не стоит беспокоиться. Я давно не отчитываюсь в своих перемещениях, и твое письмо я никому не показывал.
Жюльет все равно не слишком нравится будущая жена старшего брата. Максим предпочитает считать, что это обычная неприязнь к хорошенькой девушке того же возраста. По крайней мере, об их разговоре с Сигнусом Блэком сестра знать не может.
- Хотел бы блеснуть своими знаниями и провести тебе экскурсию, но, боюсь, тебе известно об этих местах больше моего, - Макс старается, чтобы его голос звучал легкомысленно, хотя не так-то просто сознавать, что земля предков для него теперь чужая. – Что писал месье Грин? Откуда стоит начать поиски?
Конечно, он не верит в то, что его юная невеста действительно сможет найти хотя бы следы мифического клада, но пусть уж лучше она занимается своим необычным хобби под его присмотром. Хотя Макса не отпускает мысль, что за те деньги, что он готов был предложить, месье Блэк мог бы нанять для дочери гораздо более профессионального сторожа.

Отредактировано Ronald Weasley (24 августа, 2017г. 20:29)

+1

4

- Мистер Грин сказал, что начинать надо с крипты Богоматери Подземелья, которая находится на западной стороне, - Нарцисса берет Максима под руку, пальцы её немного дрожат, выдавая волнение. – Нужно войти в аббатство и спускаться по лестнице всё ниже и ниже. Эта крипта стоит на древней горе, на которой друиды совершали свои обряды, а Венсан Фурнье, который спрятал клад, очень интересовался друидами, проводил там много времени. Собственно, поэтому мистер Грин и полагает, что именно там он и спрятал свои сокровища, замуровал их в стену.
Несмотря на позднее время суток, магглов в городке немало – они толкутся на узких средневековых улицах, жалуются на духоту, щелкают какими-то своими приборами, что-то жуют. Цисси думает, что у них, в Британии, многие семьи сочли бы позором хозяйничанье магглов на своих землях, но не может не признать, что простецы использовали остров с умом и весьма его украсили. Без них здесь, скорее всего, была бы просто гора, покрытая лесом.
Нарцисса вынимает из кармана мантии карту – она бы и не подумала озаботиться покупкой её у магглов (тем более что маггловских денег у неё всё равно нет), но какой-то турист бросил её на скамейке, а она подобрала. Постаравшись мысленно подавить воображение, рисующее тетю Вальбургу, высказывающую свою отношение к племяннице, которая копается в мусоре магглов, Цисси разворачивает карту, чтобы определить маршрут. Лишний раз напоминать месье Кревье о том, что это его земля, наверное, неделикатно, да и он сам признает, что здесь не частый гость, так что она предлагает:
- Главный вход сейчас закрыт, но можно пройти с бокового входа, наверняка простая Алохомора его откроет.
Магглов наверняка придется отгонять чарами, но это наименьшая из проблем – гораздо сложнее будет найти в стене тайник. Нарциссу радует согласие Максима выступить её спутником – средневековые замки не очень-то приветливы в ночное время, темно, холодно, страшно, хотя она не совсем понимает причины его покладистости. На отчаянного авантюриста он не похож, да и не настолько хорошо они знакомы, чтобы ему идти на такой шаг из симпатии. Впрочем, это сейчас не очень важно – главное, что они пока ладят. В глубине души мисс Блэк очень боится не поладить с будущим мужем – не понравилась же она его сёстрам! Здравый смысл подсказывает, что вылазка в древний замок – это плохой способ показать себя с лучшей стороны, но азарт охоты говорит другое.
- Придется разбирать кладку, - говорит она, вспомнив о важном, - ты знаешь какие-нибудь заклинания, которые могут помочь?[icon]http://s11.radikal.ru/i183/1711/65/e87612d8cfd7.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (26 ноября, 2017г. 14:26)

+1

5

[nick]Maxime Crevier[/nick][icon]https://image.ibb.co/fSHUsQ/image.png[/icon]
- Ты имеешь в виду что-то, что не разнесет полстены? – усмехается Макс. – Думаю, что-нибудь подберем.
Деловитость Нарциссы его забавляет, хоть он и видит, что за этим скрывается чувство неловкости. Это естественно – им обоим приходится слишком быстро привыкать друг к другу. Тяжело видеть в чужом человеке того, с кем тебе суждено прожить всю жизнь, и Кревье исподтишка наблюдает за невестой, пользуясь возможностью узнать о ней чуть больше. Его удивляет, как спокойно она разворачивает маггловскую карту: Максим слышал, что Блэки – одна из наиболее консервативных магических семей Британии. С таким воспитанием можно было бы ожидать брезгливости и беспомощности, но его юная спутница, очевидно, привыкла довольствоваться тем, что есть, и извлекать выгоду из каждого подвернувшегося случая. Кревье пытается отгадать, не скрывается ли за этим комплекс нелюбимого ребенка, которого родители часто оставляли предоставленному самому себе и не так уж старательно вбивали в голову основные семейные принципы. В любом случае, ему бы не хотелось, чтобы его будущая жена слишком уж спокойно принимала маггловский мир. Как и все чистокровные волшебники, к простецам Макс относится с недоверием, однако открыто презирать их могут себе позволить только богачи: борясь за выживание, Кревье не раз доводилось иметь дело и с магглорожденными волшебниками, и с самыми последними магглами.
Территория аббатства живет даже ночью – с каждым годом здесь все больше туристов, и ради них остров круглые сутки переливался огнями баров, ресторанов и кофеен, втиснутых в узкие улочки. Впрочем, здесь любопытные взгляды Макса не пугают. Сложнее будет внутри.
- Ты же знаешь, что там до сих пор живут монахи? – спрашивает Кревье свою спутницу и поспешно объясняет: - Ну эти, служители маггловского культа. Здесь для них вообще хлебное место – мои предки до введения Статута любили показать себя, но простецам оказалось проще поверить в какие-то высшие силы, чем в магию. Как бы там ни было, нам лучше не привлекать к себе внимания внутри.
Вход действительно открывается небрежной Алохоморой, как и другие двери, преграждающие дорогу к крипте. Максим набрасывает на них с Нарциссой маскирующие чары, но по пути им так никто и не встречается. Под сводчатыми потолками темно, а от каменных стен веет холодом.
- Здесь много крипт, - Макс морщится и просит у Нарциссы карту: на обратной стороне он заметил подробный план внутренних построек. – Ага, вот, нам туда.
Он все еще видит в этой прогулке просто девичью блажь, но мрачная густая тьма, клубящаяся под потолком, давит и на него. Кревье невольно снова думает о своих предках, и ему кажется, что в этом намоленном магглами месте единственная сверхъестественная сила – это остатки старой родовой магии, настороженно встречающие своего уже вовсе не великого наследника.
Может быть, когда Нарцисса станет его женой, они вернутся сюда, и она еще это почувствует. Почувствует, что в этом месте для Кревье есть вещи ценнее любого клада.

Отредактировано Ronald Weasley (24 августа, 2017г. 20:30)

+1

6

Аббатство лучше посещать днем – пусть магглы и подсвечивают чем-то старинные колонны – внутри довольно тёмно. Узкие стрельчатые окна освещают кладку стен, скульптуры, какие-то маггловские приспособления. Простецов, которые приезжают сюда можно понять – здесь довольно красиво. Впрочем, особенно смотреть по сторонам некогда – они не на экскурсии, а летние ночи коротки – можно не успеть завершить поиски подземного тайника. Подсвечивая себе Люмосом, Нарцисса со спутником спускается вниз по лестнице.
Крипта Богоматери подземелья выглядит довольно интересно – некоторое время леди Блэк рассматривает своеобразное круглое окно, колонны с арками, маггловские картины. Неловким жестом она чуть не сворачивает высокий подсвечник и едва успев поймать его, говорит:
- Люди вообще склонны верить в небылицы охотнее, чем в правду. Скажешь правду – не верят, солжешь – поверят. Мои родственники в Париже, например, ни за что не поверили бы им, если бы я сказала, что собираюсь искать клад.
Цисси пожимает плечами, этот парадокс её удивляет, но причин она не знает, так что продолжает:
- Так что хорошо, что здесь живут магглы, которые верят в чудеса. Таким образом, даже если кто-то из них заметит что-то странное, он припишет увиденное сверхъестественным силам. Тем более, что этот остров производит впечатление. Очаровывает.
Нарцисса обрывает саму себя, осознав вдруг, что нашла определение тому чувству, что не давало ей покоя в последнее время. Очарование. Её, действительно, зачаровали – околдовала таинственность старинных легенд, скрытый смысл древних артефактов, романтика странствий. Казалось бы в этом не было ничего дурного – в семействе Блэк были и такие, кто находил очарование в чужой насильственной смерти – но мисс Блэк ощутила смутную тревогу. Не стоило ей сюда приезжать, не стоило просить Максима сопровождать её, не укладываются эти её ощущения в ту жизнь примерной жены и матери, которую она собралась вести. Это все сумасшедшие бредни и, если им не поддаваться, то со временем они утратят свою силу и бесследно исчезнут. Ход этих мыслей логичен и верен, и Нарцисса уже собирается, было, ему последовать, но, коснувшись ладонью холодного камня стены, изменяет своё мнение. С убежденностью – той самой, с которой алкоголик тянет руку к рюмке спиртного, полагая, что именно она будет последней – младшая дочь Сигнуса решает, что глупо бросать дело, ради которого они сюда пришли. Надо хотя бы проверить свою догадку, а уже потом спокойно уходить.
- Надо проверить кладку, - говорит она, трансифигурируя маггловский подсвечник в трость с тяжелым набалдашником. – Постучать по стенам и найти пустоту. Так всегда делают в рассказах об искателях приключений. Меня всегда интересовали такие рассказы – о домах с приведениями, старинных кладбищах, проклятиях злых жрецов.
В этом есть что-то большее, чем интерес – сладковатая жуть, которая обволакивает мисс Блэк в аббатстве, построенном на священной горе древних друидов, свидетельствует об этом без слов – но она предпочитает не принимать свои чувства во внимание.
- А тебе что интересно? – спрашивает она Максима в ответ, стараясь унять страх и неясную тревогу. Приходит в голову мысль, что неплохо было бы узнать о том, какие девушки его интересуют – не оказаться бы не в его вкусе, вот будет кошмар! – но об таких вещах, пожалуй, не спрашивают. [icon]http://s11.radikal.ru/i183/1711/65/e87612d8cfd7.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (26 ноября, 2017г. 14:26)

+1

7

Макс уважительно – ирония лишь мимолетно проскальзывает во взгляде – глядит на приготовления Нарциссы и комментирует:
- А я подумал было, что это не первый твой поиск клада. Истории про призраков я тоже в свое время любил, только больше обращал внимание на ту часть, где герой сражается с порождениями тьмы или древним проклятьем, - он трансфигурирует похожую трость: - Позволишь мне? Знают твои родственники о настоящей причине твоего приезда или нет, но они не простят мне, если ты явишься домой в пыли и каменной крошке.
Немыслимо, чтобы леди Блэк ползала вдоль старых маггловских стен, пытаясь расслышать что-то в череде стуков. Впрочем, стена довольно большая, и, возможно, вдвоем они бы управились быстрее.
Разговаривать за работой неудобно, но это дает Максу время обдумать ответ: не то чтобы он собирается приукрашивать действительность, но его давно не спрашивали о его увлечениях, все больше – о способностях и умениях.
- Трудно сказать, - наконец честно признается он. – В школе я рано заинтересовался узкими, локальными областями магии – родовой, экспериментальной, в общем, той, что используется в ограниченной среде и часто бывает популярной довольно непродолжительное время... Мой дед был экспериментатором, - Макс морщится: Этьен Кревье в зрелые годы поддерживал взгляды борцов за чистоту крови, и его заклинания порой бывали чересчур... требовательными. - Он не слишком преуспел, но, видимо, передал свою страсть мне. В общем, чтобы не прослыть книжным червем, мне пришлось научиться играть в квиддич, и тренировки стали отнимать много времени. А на седьмом курсе пришлось с разрешения декана взять экспресс-курс маггловедения...
Тогда Макс окончательно осознал, что за работу в архивах платят мало. А тем специалистам, работа которых предполагала контакт с простецами, французское министерство давало небольшую прибавку, и у старшего сына Кревье просто не было выбора.
- В общем, о собственных увлечениях пришлось забыть – у меня все-таки на попечении две сестры, - Максим старается, чтобы его голос звучал непринужденно. Он не знает, много ли месье Блэк рассказал своей дочери о бедственном положении ее жениха, но его старые мантии и разбитые башмаки сами по себе достаточно красноречивы.
- Поэтому я рад, что могу помогать тебе, - заканчивает Кревье совершенно искренне. Он действительно не завидует Нарциссе и, как его сызмальства воспитывали, хочет сделать все, чтобы его будущая жена ни в чем не нуждалась и в дальнейшем. Увы, это стремление он пока может реализовать исключительно вне материальной плоскости.
[nick]Maxime Crevier[/nick][icon]https://image.ibb.co/fSHUsQ/image.png[/icon]

Отредактировано Ronald Weasley (24 августа, 2017г. 20:30)

+1

8

Нарцисса ничуть не возражает против того, чтобы стеной занялся Максим. Конечно, они обыскали бы крипту вдвоем куда быстрее, но торопиться вроде бы и некуда. Можно даже представить, что у них с женихом романтическое свидание. Младшая Блэк мало смыслит в свиданиях – у неё никогда не было толпы поклонников, но ей нравится присутствие Максима Кревье и ещё больше нравится отсутствие при этом посторонних.
- Нет, клады искать не доводилось, - говорит она, не заметив иронии в тоне собеседника. – Доводилось проклятый дом исследовать. Начиналось-то всё интригующе – вылетающие стекла, цветной дым, кровавые подтеки на фасаде, но на самом деле выяснилось, что не было никакой магии, а был банальный преступный сговор. Месть жильцам или что-то вроде этого.
Нарцисса осекается, сообразив, что инцидент вовсе не красит семью – и так оказавшуюся в весьма щекотливом положении после побега Андромеды – и добавляет:
- Разумеется, такими вещами должны заниматься специалисты, отец крепко отругал меня за любопытство.
О том, что впрок воспитательные меры не пошли, мисс Блэк умалчивает. Она любит Сигнуса Блэка и честно старается себя контролировать, помнить об осторожности, но жажда приключений сильнее. Неисследованные области магии манят тайнами, привычные рамки возможного так и просят проверить их на прочность – Нарцисса пропускает мимо ушей упоминание Максом квиддича (она ничего не мыслит в спорте), а вот про магические эксперименты слушает с живым вниманием. Она опирается рукой о каменную стену и говорит:
- Эксперименты – это здорово. Хотелось бы мне поучаствовать в каком-нибудь большом эксперименте, имеющем значение для науки. Ещё лучше его организовать, но…
Мисс Блэк не договаривает, лишь сокрушенно пожимает плечами, давая понять, что ей не хватит на это ни знаний, ни способностей. Она старается говорить короткими фразами, чтобы не мешать Максиму прислушиваться к звукам, которые идут из стены, поэтому не спрашивает о том, какими исследованиями занимался его дед, а следующие слова Кревье и вовсе возвращают её из мира приятных амбициозных грёз на грешную землю.
Вне острова она не даёт себе труда задуматься о причинах, по которым её отец решил устроить её судьбу, сослав во Францию. По мнению Нарциссы, Сигнус Блэк ошибаться не может и слепо доверяет его решениям. Её сложно назвать примерной дочерью, но никто не может упрекнуть младшую дочь Сигнуса в недостатке преданности.
Сейчас же, после слов Максима она всерьёз задумывается о том, что же именно привлекло отца в семействе Кревье. Семья не особенно богата, не сказать, чтобы со связями. Старинная кровь, фамильная магия – но разве Блэки нуждаются в улучшении родословной? В давнем знакомстве семьи тоже не заподозришь. Словом, загадка.
- Я тебя понимаю, ведь у меня тоже есть сестры, - говорит она уже серьёзнее, - и ради их блага я могу на многое пойти.
Она уже пошла, хотя никто об этом не знает – ритуал, который они с Беллатрисой замыслили, должен вернуть в семью Андромеду. За него они заплатили деньгами, но младшая Блэк понимает, что ради сестер вполне может пожертвовать и чем-то большим.
Понимание того, чем именно для своих сестер жертвует Максим, поражает разум как молния – Нарцисса опирается на так и не пригодившуюся её трость и спрашивает:
- Судя по хроникам вашей семьи, у вас не заведено жениться на иностранках. Твоя договоренность с моим отцом, - она делает паузу, - это ведь не случайное исключение?
Мисс Блэк спрашивает, чтобы узнать правду, хотя в глубине души не уверена, что эту правду нужно знать и что она придется ей по вкусу. Может быть, будет лучше, если месье Кревье отделается галантной ложью, сохранив при этом её душевный покой?[icon]http://s11.radikal.ru/i183/1711/65/e87612d8cfd7.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (26 ноября, 2017г. 14:27)

+1

9

Максим, пожалуй, слишком увлекается разговором – не в последнюю очередь потому, что видит живое сочувствие. Он правда давно не говорил о своем прошлом, о тех явных и неявных жертвах и уступках, которые диктовали ему две неравные, борющиеся друг с другом силы – его вечный долг перед родом и каждодневная ответственность перед семьей.
Кроме того, ему интересно узнавать и собственную невесту, находить в ней черты, которые могут обещать если не хороший, то хотя бы вполне удовлетворяющий обоих брак. Нарцисса говорит о науке со страстью, которую редко встретишь в юных  девушках, а ее теплые отношения с сестрами дают надежду на то, что она сможет поладить и с Жюльет – в отличие от Софи, та более строптива и уже позволяла себе заочно прохаживаться насчет будущей невестки.
Как бы то ни было, Кревье слишком увлекается – и не замечает, как разговор уходит в опасную плоскость.
Месье Блэк не запрещал ему говорить о сделке прямо – то есть не брал с Максима Непреложный обет и не предупреждал, что в случае огласки сделка расстроится. Но им обоим было очевидно, что Нарциссе следует как можно позже узнать о своей проблеме. Макс считал это здравым – до текущего момента. Сейчас же он понимает, что мадемуазель Блэк может быть сколь угодно послушной дочерью, но в ее возрасте у всех девушек есть мечты. И, возможно, она ждала брака с кем-то более знатным, более достойным – блестящим кавалером,  которого не стыдно представить в высшем свете. Выбор отца – даже если Нарцисса никак не показывает этого – мог оскорбить ее и настроить против семьи. 
Макс не хотел бы такого, но одно это вряд ли заставило бы его говорить. Однако он воспитан на честности и верит, что даже самая горькая правда лучше домыслов, тем более таких, что могут появиться в голове женщины. Кревье надеялся, что этот разговор случится позже – может быть, если бы они лучше знали друг друга, он бы смог подобрать слова, которые уводили бы их договоренности с месье Блэком из сферы товарно-денежных отношений. Но, видимо, не судьба. Что ж, худшее, что может случиться: Нарцисса спешно покинет Францию и разорвет помолвку. По крайней мере, ему не придется путаться в собственном вранье. 
Максим откладывает трость в сторону – все равно простукивание не дает никаких результатов. Он неловко ерошит волосы и виновато глядит на невесту. Может быть, если он сможет сказать это достаточно мягко, она просто решит не расспрашивать дальше?
- Да, это не было случайностью. Твой отец считал, что от этого брака выиграем мы оба, - Макс все еще не уверен в этом: если проклятье, лежащее на Нарциссе, столь сильно, то маг со средними способностями без специального образования вряд ли будет хорошей защитой. А если месье Блэк преувеличивает опасность, то его дочь будет всю жизнь считать, что отец просто хотел поскорее сбыть ее с рук, а муж хорошо нажился на этом. – Он очень заботится о тебе, Нарцисса.
У Блэков, видимо, какое-то свое представление о заботе, и то, что сейчас делает Максим, идет в разрез с этими представлениями. Впрочем Максим не чувствует себя предателем: Нарцисса уже почти Кревье, а в их роду принято встречать опасность с открытыми глазами.
[nick]Maxime Crevier[/nick][icon]https://image.ibb.co/fSHUsQ/image.png[/icon]

Отредактировано Ronald Weasley (24 августа, 2017г. 20:30)

+1

10

Ответ Максима звучит осторожно и делает честь его дипломатическим талантам. Он не лжет, скрывая очевидный факт договора с Сигнусом Блэком, но и не говорит об этом напрямую, проявляет деликатность.
Младшая мисс Блэк, разумеется, не лишена тщеславия и в глубине души она несколько раздосадована тем, что жених не ответил комплементом, но здравомыслия у неё всё же больше, чем тщеславия. От отца ей правды не добиться – он обходится общими фразами, за которые она не может уцепиться, даже желая того, а Максим хоть что-то говорит. Ему вряд ли приятен этот разговор – кому захочется признаваться в том, что обстоятельства загнали в угол? – но Нарцисса считает, что должна знать правду. Ей, действительно – тут Кревье прав – свойственно немного витать в облаках, и, зная об этом своем недостатке, она желает твердо убедиться в том, что их с Максом будущий брак – это сделка. При этом она ловит себя на мысли, что не чувствует себя оскорбленной. И не считает ни себя, ни Максима жертвами. В конце концов, её же никто не гонит под венец Круциатусами. Да и на Кревье незаметны следы Империо.
Нарцисса потирает пальцами переносицу – либо у неё проблемы с пресловутой блэковской гордостью, либо она глупа и слишком мало знает о жизни. В романах, которые ей доводилось читать  (хотя она и небольшой любитель такой литературы) дама непременно расплакалась бы или упала в обморок.
- Мой отец – очень умный человек, - говорит она с уважением, - и хорошо разбирается в людях. Скорее всего, он прав и мы найдем общий язык. И, может быть, клад при этом тоже найдем.
Мисс Блэк шутит и улыбается, сглаживая неловкость, которую сама же и вызвала, но последняя фраза Макса и интонации, с которой она была сказана, почему-то застревает в памяти как заноза, вызывая смутную тревогу. Что это ещё за забота такая? И почему Кревье делает на этом акцент. Тревога нарастает как снежный ком – улыбка пропадает с лица Цисси, она мотает головой с выражением непонимания и спрашивает:
- Подожди, а почему отец считает, что мне нужна забота? Это из-за моих увлечений, да? Они небезопасны, конечно. Или есть ещё что-то?
Ещё что-то есть – Нарцисса теперь это точно знает. Сигнуса Блэка можно назвать какими угодно именами, но только не человеком, который заключает невыгодные сделки. [icon]http://s11.radikal.ru/i183/1711/65/e87612d8cfd7.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (26 ноября, 2017г. 14:27)

+1

11

Английских девушек нельзя обвинить в отсутствии сдержанности и воспитания, и Макс со смешанным чувством облегчения и разочарования думает, что похвалой Сигнусу Блэку Нарцисса и ограничится, полностью вверившись отцовскому авторитету. Кревье улыбается невесте в ответ и кивает:
- Не сомневаюсь в этом.
Имеет в виду он, конечно же, вовсе не клад, в существовании которого весьма сомневается. Впрочем, это мифическое сокровище – отличный повод уйти от темы, и Максим с воодушевлением берется за трость снова. Он успевает постучать всего по двум-трем камням, когда Нарцисса заговаривает снова, и в ее голосе Кревье чудится что-то большее, чем робкие сомнения благовоспитанной дамы.
В крипте повисает тишина – в таких местах она становится особенно выразительной и гнетущей. Максим стоит вполоборота к невесте и надеется, что она не видит его лица, не видит сомнений, отражающихся на нем. Как бы часто Кревье ни говорил себе, что договорные браки и браки ради приданого – обычная вещь в их среде, что он не подонок и сможет обеспечить жене достойную жизнь, относиться к ней с вниманием и уважением, - сейчас, когда он должен напрямую сказать, что его слово куплено, Максим чувствует неловкость и стыд. И еще жалость. Он вспоминает, как Нарцисса встретила его сегодня - полная надежд и наивной решимости бороться с любыми сложностями на пути к заветному кладу и не подозревающая, с какими чудовищами ей на самом деле предстоит столкнуться.
- Нет, - Максим понимает, что прятать лицо дольше нельзя – это уже почти грубость, и поворачивается. – Твои увлечения – не причина.
Скорее следствие. Сигнус Блэк действительно с излишней горячностью осуждает интересы младшей дочери, но Максим считает, что он перегибает палку. Что Нарциссе просто нужен присмотр – и тогда ничего страшного не случится. Хотя, возможно, не стоило соглашаться на эту ночную экскурсию – по крайней мере, в гостиной Блэков Нарцисса вряд ли позволила бы себе задавать вопросы о настоящих причинах, побудивших родителей так быстро найти ей жениха. С другой стороны, чем больше Максим узнает свою невесту, тем больше склоняется к мысли, что она совершила бы вылазку на Мон-Сен-Мишель с ним или без него. И здесь приходится снова вернуться к фактам: оберегать мадемуазель Блэк отныне обязанность не только ее отца.
- Месье Блэк поделился со мной опасениями касательно некоторых обстоятельств твоего рождения, - Кревье подбирает слова не только потому, что щадит чувства своей спутницы – ему самому многие факты были раскрыты в подобных обтекаемых формулировках, и сложно пересказать их, не переврав. – Здесь замешана древняя и малоизученная магия, поэтому мало что можно сказать наверняка. Однако имеется что-то... что-то вроде проклятия или душевной болезни, которая может – может, но не должна! – проявиться в будущем. Твой отец показал себя честным человеком, рассказав мне о возможных рисках, более того, зная о моих стесненных обстоятельствах, он обещал, - Максим делает паузу, пытаясь справиться с неприятным чувством, горчащим на языке, - что позаботится о том, чтобы мы ни в чем не нуждались.
Кревье было бы легче, если бы он мог взять Нарциссу за руку и положиться на свое сомнительное красноречие, но поступать так ему кажется дерзостью и кощунством. Однако остановиться только на том, что он уже сказал, кажется ему неправильным, и Максим добавляет со всей искренностью, на какую способен:
- Но, познакомившись с тобой, я почти уверен, что твой отец перестраховался. Нарцисса, темные пятна есть у любого рода. Кому об этом знать, как не мне! Если помнить о них и быть осторожными, можно вести обычную жизнь. Я готов помогать тебе – по мере сил.
[nick]Maxime Crevier[/nick][icon]https://image.ibb.co/fSHUsQ/image.png[/icon]

Отредактировано Ronald Weasley (24 августа, 2017г. 20:31)

+1

12

Когда Максим снова поворачивается к стене, Нарцисса считает этот разговор почти законченным, полагает, что жених скажет пару обтекаемых фраз и всё. Но то, что он говорит на самом деле, оказывается далеко не формальной вежливостью.
Слова по поводу обстоятельств рождения и какой-то малоизвестной магии, она пропускает мимо ушей – это всё  кажется ей незначительным и не имеющим к ней особого отношения, меркнущим на фоне чёрного известия о душевной болезни.
Младшая Блэк смотрит на Макса Кревье – не как на будущего спутника жизни или напарника веселого приключения – а как на врача, сообщившего ей страшный диагноз.
Он, конечно, говорит деликатно, сомневается, но памяти Нарциссы деликатничать ни к чему. Против воли в голове начинают проноситься воспоминания – те мелочи жизни, на которые она не обращала раньше внимания. На вопросы, которые ей иногда задавал отец, вроде бы мягко, но настойчиво – о её самочувствии, снах, занятиях, на оговорки, которые иногда проскальзывали в его речи, на оскорбления матери, когда она злилась и не могла себя контролировать. Сейчас ей кажется, что все и всё всегда знали об её болезни, но окружали её стеной молчания.
По стене крипты пробегает дрожь – как от слабого землетрясения. Цисси кладет руку на ровный камень – таким жестом хозяин обычно успокаивает нервное животное – но делает это бессознательно. Её мысли сейчас находятся далеко от этого острова, она думает о том, что понимает, почему отец выбрал в женихи именно Максима Кревье. Он, действительно, подходит. Достаточно добрый для того, чтобы заботиться о не совсем здоровой супруге (тем более, имеющий сестер примерно того же возраста). Достаточно великодушный, чтобы этим не попрекать по любому поводу. И в достаточно отчаянном положении, чтобы согласиться испортить себе жизнь.
Горячая кровь Блэков – та самая, которая приводила её предков на эшафот, толкала на неразумные поступки и преступления – желает решить вопрос быстро и категорично. Отправиться к отцу и потребовать больше не покупать ей женихов, а нанять её сиделку или подобрать лечебницу, если уж на то пошло. Узнать правду, которую явно и самому Максиму не всю рассказали. Высказать все, что она думает по этому поводу в самых недвусмысленных выражениях.
Нарцисса отступает на шаг назад и ощущает спиной холодную стену. Камень приводит её в чувство, словно дает какую-то силу, она сжимает пальцы, потом расслабляет, понимая, что сгоряча такие вопросы решать нельзя.
Максим заверяет её, что со всем можно справиться, и Нарцисса понимает, что он не лжет, а сам, действительно, верит в это.
- Отец не перестраховывается, - эти три слова она говорит через силу, но раз уж жених нашёл в себе мужество сказать правду, не надо ему врать, создавая о себе благоприятное впечатление. – Действительно, что-то есть. Не могу описать что, но что-то чуждое.
На данный момент она может точно сказать, что нормальна. Она не видит никаких галлюцинаций, не слышит голосов, ей не снятся кошмары и не приходят на ум навязчивые идеи. Но всё же младшая Блэк чувствует неладное. И знает, что с ума, увы, сходят постепенно.
- В молодости сумасшедшие часто нормальны, - говорит она, разглядывая свои пальцы, но потом поднимает голову, - а потом начинают заговариваться. Что если я начну нести бред о каких-нибудь увиденных призраках? Или вполне серьёзно буду жаловаться на то, что кто-то хватает меня за пальцы во время игры на скрипке? Жуть берёт.
Жутко становиться Нарциссе ещё и от того, что она понимает, что вообще-то знает, как выглядит безумие изнутри. И это знание не дает ей усомниться в правдивости слов отца.
Думает она и о том, что у неё не будет детей. Зачем же передавать душевный недуг по наследству?
Младшая Блэк вздыхает и говорит:
- А почему свой род ты относишь к тем, что с темными пятнами? У вас ведь всё вроде бы было спокойно.
Нарцисса понимает, что её вопрос деликатным не назовешь даже издали, но чувствует, что ей нужно отвлечься. Оторвать свой  разум от мыслей, которые ходят по кругу, не думать о том, что сегодняшняя ночь, определенно, стала для её жизни красной линией, фронтиром. Границей между «до» и «после».[icon]http://s11.radikal.ru/i183/1711/65/e87612d8cfd7.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (26 ноября, 2017г. 14:27)

+1

13

Максим следит за лицом Нарциссы так внимательно, что не замечает ни странного поведения стен, ни того, что слабые отголоски старинной родовой магии становятся едва заметными, будто заглушаются или подавляются чем-то иным. Его невеста – истинная дочь своего отца: Кревье мог бы ожидать слез, истерики, отрицания - в конце концов, обвинений в свой адрес, но вместо этого Нарцисса встречает правду лицом к лицу, и та обрушивается на нее гигантской волной, сметая на своем пути не только крипту Мон-Сен-Мишель и незадачливого жениха, но и все те ширмы, укромные безопасные уголки, которые годами строила для нее семья. Нарцисса все глубже погружается в себя, и Максу становится страшно: что, если его необдуманная честность лишь ускорила процесс, и девушка уже никогда не оправится? В этот момент она наконец заговаривает.  И от болезненной сосредоточенности в ее голосе Кревье не по себе.
- Нарцисса! – Макс все-таки осторожно касается ее руки, силясь привлечь внимание невесты к себе. Нельзя оставлять ее в таком состоянии и дальше. Нельзя позволить ей в этом утонуть. – Если даже это случится, мы будем знать, что происходит. Ты будешь понимать, что с тобой творится неладное, и мы сумеем вовремя принять меры. К тому же, - Кревье беспомощно улыбается, стараясь поймать взгляд невесты, - в экстравагантной хозяйке дома есть даже некоторая изюминка. Не знаю, как в Англии, но здесь, на континенте, легкая эксцентричность женщину только украшает.
В эту минуту Максу на самом деле плевать, тяготеет ли над Блэками проклятье и есть ли у Нарциссы шансы на нормальную жизнь. Он, конечно, не успел сильно привязаться к девушке, но сейчас она неуловимо напоминает ему сестер, и Кревье не может не стремиться защитить и успокоить ее.
Вряд ли он сильно преуспевает в этом – Нарцисса все еще кажется ему ужасно подавленной, но она хотя бы начинает говорить с ним, а не сама с собой. Макс вздыхает. Он не уверен, что Нарциссе станет легче, если она выяснит, что и родня будущего мужа была со странностями, но пусть лучше ее беспокоит наследство Кревье, чем собственное.
- Знаешь, я не знаю ни одной чистокровной семьи, где все было спокойно. Младшая ветвь нашего рода прервалась в восемнадцатом веке из-за проклятья, делавшего всех мужчин крайне неудачливыми картежниками... Хотя я не уверен, было ли это проклятьем или просто неумением вовремя остановиться. В шестнадцатом веке призрак Летиции Кревье, первой жены Рауля Кревье, свел в могилу трех последующих хозяек дома – поговаривают, что она мстила мужу за то, что он отправил ее любовника на войну, но кто их там теперь разберет. Но есть истории и посвежее. Я говорил тебе про своего деда. Он рано увлекся идеей превосходства чистокровных волшебников, но подвел под это и научную базу. Он считал, что родовую магию можно использовать не только для защиты конкретной семьи, но и как оружие, выгодно отличающее древние роды от потомков смешанных браков. В результате экспериментов он действительно вывел формулу, которая наделяла любого Кревье огромной силой. Первым, на ком дед испробовал ее, был его племянник Теодор. Вот только магия потребовала свою цену: Теодор превратился в чудовище – без всяких метафор, в самом прямом смысле, - и убил свою семью, а потом, когда осознал, что натворил, - еще и деда. Это было в конце пятидесятых. Наше Министерство замяло дело. А моя семья осталась единственной в роду.
Макс смотрит куда-то поверх головы Нарциссы. Он был тогда слишком мал, чтобы помнить похороны, но потом, после школы, поднимал семейные архивы. Министерство полагало, что уничтожило все записи Этьена Кревье, но Максим лично листал тетрадь с заметками деда. Тот был великим волшебником. Одержимым идеей, выбравшим не ту сторону, больным, в конце концов, но – великим.
Кревье полагает, что Сигнус Блэк хорошо осведомлен об этой части его семейной истории.
[nick]Maxime Crevier[/nick][icon]https://image.ibb.co/fSHUsQ/image.png[/icon]

Отредактировано Ronald Weasley (24 августа, 2017г. 20:32)

+1

14

Нарцисса думает о своем, но на прикосновение к ней Максима реагирует и смотрит ему прямо в глаза. На какой-то миг в её сознании стрелой проносится мысль о том, что Кревье рассказал ей всё нарочно. Ему не хочется жениться на сумасшедшей (что вполне естественно), вот он и рассказал ей правду, пока не поздно. Впрочем, слова Максима это подозрение опровергают, и мисс Блэк становится стыдно. Мало того, что у неё дурная наследственность (или что там), так ещё и бред какой-то в голову лезёт. И ведёт она себя как дура, придумывая проблемы, которых ещё нет. Конечно, всю эту внезапно вскрывшуюся правду нельзя игнорировать, но и причитать о своем безумии, заставляя Максима основательно пожалеть о своей откровенности – это ошибка. В конце концов, их помолвку никто не отменил. Нарцисса относится к клятвам очень серьёзно, да и жених дал ей слово. Что на континенте, что в Британии, такими вещами пренебрегать не принято. Нехорошо утверждать своего будущего мужа во мнении, что Нарциссе и слова правды сказать нельзя – она расстраивается.
- Да, конечно, ты прав, - говорит она, стараясь взять себя в руки, - я паникую слишком рано. Ещё ведь ничего не случилось.
Мисс Блэк, действительно, расстроена, но решение не принимать скоропалительных действий, приводит её в равновесие. Она слушает рассказ Максима о своей семье, мысленно вспоминая о слухах, которые ходили о семействе Кревье и сопоставляя факты. Если бы речь шла о посторонних людях, Нарцисса отнеслась бы к этой истории с куда большим легкомыслием – приятно слушать разного рода жуть, зная, что к тебе она отношения не имеет! – но сейчас, узнав о себе неприглядную правду, младшая Блэк более серьёзна. История Теодора Кревье её почему-то трогает за живое, она даже забывает спросить, что сталось с призраком Летиции и не сводит ли она больше хозяек дома в могилу.
- Значит, слухи о звере вашего дома – это правда, - говорит она, выбросив, наконец, из головы мысли о собственном недуге, - я слышала разговоры о том, что в ваших краях был какой-то монстр, неуязвимый к заклинаниям и связанный с туманом. То ли охотился в туманные ночи, то ли сам вызывал туман. Но думала, что это просто легенда, которая позволяла объяснять некоторые странности … странности прошлого.
Нарцисса не говорит об этом прямо, но деятельность исследователей, которые увлечены идеями превосходства чистой крови (да и вообще исследователей определенного толка) часто приводит к исчезновениям людей. И богатая фантазия любителей злословия со временем окружает эти преступления мистической дымкой – легендарных магических тварей, влияние старинных проклятий, мстительных духов, злых волшебников. Мисс Блэк знает о том, что дед Максима был ученым, слышала она и об таинственных смертях в его семье, но соединить всё вместе как-то не догадывалась. А отец не рассказывал – то ли не знал, то ли хотел, чтобы Нарцисса всё узнала сама.
- А что стало с Теодором Кревье? – интересуется младшая Блэк продолжением истории. – Ему удалось снять с себя проклятие?[icon]http://s11.radikal.ru/i183/1711/65/e87612d8cfd7.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (26 ноября, 2017г. 14:27)

+1

15

Максим не силен в психотерапии, он не лучший утешитель и не знаток женских душ. И когда Нарцисса, кажется, берет себя в руки, Кревье вдруг начинает сомневаться, хорошо ли это. Он не поклонник английской сдержанности, и пусть маггловский храм – не лучшее место для истерики, он не уверен, что запрятанное внутрь горе не сведет его невесту с ума быстрее, чем пресловутое проклятье. Но, возможно, разрядка еще наступит. Пока же Нарцисса слушает его с неожиданным вниманием, и Максу почти неловко: все же фиаско его деда произошло не так давно, чтобы перестать считать это чем-то личным.
- Нет, - он отвечает несколько сухо. История дяди Теодора – не то, что может успокоить девушку, напуганную перспективой безумия. – Мой дед был выдающимся, но не слишком аккуратным ученым и противоядие от своего открытия продумал недостаточно хорошо. Теодор продолжал страдать приступами агрессии, и авроры были вынуждены... ликвидировать его.
Род Кревье до сих пор не знает, где могила их неудачливого родственника. Когда Максим был очень юн, он пытался восстановить ход мысли Этьена Кревье по черновикам и найти то звено, в которое закралась ошибка. Исключительно теоретические изыскания, продиктованные скорее задетой фамильной гордостью, чем желанием использовать подобное наследство. Но у Макса, конечно, ничего не вышло. В отличие от деда, у него хватало терпения и скрупулезности, но вот гениальности определенно недоставало.
- Так что легенды, ходившие о нас, пожалуй, менее печальны. Все-таки они говорят о том, что зверь может вернуться, а для дяди Тео и его семьи все давно кончено.
Максим перебрасывает трость из руки в руку и почти машинально вновь стучит по стене. Клад больше не занимает его, и, он уверен, Нарциссу тоже.
- Послушай, я думаю, на сегодня довольно. Давай выберемся отсюда и немного прогуляемся. Или, может быть, посидим где-нибудь, закажем по бокалу вина? Ночь вышла...
Он замолкает, потому что стена вдруг начинает дрожать, и с негромким шуршанием камни расступаются, образуя небольшой овальный проход, за которым клубится чернота, не идущая ни в какое сравнение с тьмой, в которой теряются своды монастыря.
-Нарцисса! – Макс изумленно смотрит на свою невесту. Она действительно оказалась права. Она нашла тайник – возможно, не тот самый, что искала, однако этот остров много раз обследовали французские специалисты – и его предки, и представители Министерства, проверяющие все места с остаточной магией, перешедшие во владения магглов. И ни в одном описании здесь не отмечен тайный ход.
Максим отправляет в черноту слабое сигнальное заклинание – что-то более конкретное или более сложное применять опасно: неизвестно, как это отразится на древнем магическом фоне, окружавшем это место. Сигналка возвращается – ничего. Макс снова глядит на Нарциссу – готова ли она? – а потом, подсвечивая себе палочкой, осторожно переступает через проход и, убедившись, что все в порядке, протягивает невесте руку.
[nick]Maxime Crevier[/nick][icon]https://image.ibb.co/fSHUsQ/image.png[/icon]

Отредактировано Ronald Weasley (24 августа, 2017г. 20:32)

+1

16

История Теодора Кревье довольно печальна – к сожалению, Нарцисса знает, что есть проклятия, перед которым всё бессильно. И наука, и время, и родовая магия, и древняя кровь. Судя по тону, Максим не хочет об этом дальше говорить – и мисс Блэк не настаивает, но она думает о том, что когда-нибудь уговорит его показать ей заметки деда. Такие исследования – вещь уникальная и наверняка очень-очень интересная. Хотя, конечно, связанная с семейной трагедией и потому, если и обсуждаемая, то только с родственниками. Мысль о будущих родственниках заставляет Нарциссу вспомнить сестер Максима и их холодную вежливость – они-то точно ни слова не скажут! – но думать о каких-то девчонках ей сейчас не хочется. Ей сейчас хочется подумать о чём-то приятном, выбросить из головы неприятные вести, неприятные мысли о том, кто ещё мог знать о её проблемах со здоровьем, отвлечься. Предложение жениха весьма подходит для этих целей – Макс ещё не успевает договорить, а мисс Блэк уже знает, что согласится, но тут стена крипты раздвигается. Нарцисса прижимает руку к сердцу – она смотрит в тёмный проем и сначала думает о том, не слишком ли громкий был звук, не услышали ли магглы, а потом до неё доходит. Тайник Венсана Фурнье, о котором писали историки, действительно, существует! А если есть тайник Венсана Фурнье, то, может быть, и клад Венсана Фурнье тоже существует! Это было бы потрясающим открытием – Цисси сразу думает о мистере Грине и о том, что если она принесет ему хоть что-то из этого клада, он уже не сможет найти отговорок, чтобы не взять её с собой в Южную Америку. Экспедиция, правда, очень плохо вяжутся с жизнью светской леди, не говоря уж о замужестве, но Максим Кревье кажется ей довольно доброжелательным человеком, и, наверное, с ним можно будет договориться. Хотя думать об этом ещё рано, так ведь можно спугнуть удачу.
Нарциссе хочется залезть в образовавшийся проход сразу же, но Максим применяет сигнальные чары и она понимает, что это разумно. Нельзя засовывать голову всюду – можно остаться без головы. Она ждёт, пока жених проверит таинственную комнату и, опершись об его руку, проходит в разверзшуюся стену. В помещении, куда они проходят темно, но отражающиеся от пола звуки говорят о том, что оно не такое уж и маленькое по площади.
«Как же его могли раньше не заметить, - думает Нарцисса, зажигая Люмос, - а, может быть, заметили и всё уже унесли?
Свет палочки, впрочем, эту тревогу рассеивает – в помещении что-то есть. По периметру комнаты стоят светильники – на вид древние, мисс Блэк озадачивается, но не понимает, как их зажечь. Она идет дальше, а дальше лежат сундуки. Много сундуков. И вряд ли они пустые. В этом хочется убедиться, посмотреть, что там, но Нарцисса и правда читала много сказок о проклятых сокровищах. Она остерегается прикасаться к сундуку голыми руками и скидывает крышку заклинанием. Ощущение при этом двойственное – с одной стороны, восторг от того, что она оказалась права (и так крупно права, одержав победу там, где потерпели неудачу многие!), а с другой стороны, какой-то страх. То ли неудачи, то ли перемен, которые непременно последуют за поднятием клада на поверхность, то ли чего-то ещё.
Она смотрит на Максима – хочет узнать, какое впечатление на него произвела их удача, потом говорит:
- Это золото или у меня мираж?
Колдовство, увы, способно на всякое – в том числе создавать и иллюзии, и фальшивки, но в глубине души Нарцисса уверена, что клад, действительно, лежал здесь очень долго, никем нетронутый. Да и какой смысл создавать на забытом Мерлином острове какую-то фальшивку? [icon]http://s11.radikal.ru/i183/1711/65/e87612d8cfd7.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (26 ноября, 2017г. 14:28)

+1

17

[icon]https://image.ibb.co/fSHUsQ/image.png[/icon][nick]Maxime Crevier[/nick]
Нарцисса, кажется Максиму, начисто забывает и о проклятье Кревье, и о своем собственном. Он позволяет себе отстать ровно на полшага: это ее победа и ее право первой шагнуть на покрытый вековой пылью каменный пол – но никто не знает, что ждет их впереди и как скоро ему придется выступить вперед и сменить безобидный Люмос Щитовыми чарами. Макс не доверяет этим стенам и поневоле задается вопросом: почему? Если это действительно тайник Венсана Фурнье, то почему он открылся только теперь? А если это случалось и раньше, почему никто об этом не рассказывал? Может быть, потому что некому было рассказать?
Кревье ругает себя за малодушие: нужно было сразу запретить Нарциссе заходить сюда, увести ее и вызвать ликвидаторов заклятий. Вот только никаких заклятий пока так и не появилось, а мадемуазель Блэк сегодня как никогда нужны были хорошие новости. А еще – и ему стыдно признаваться в этом самому себе – когда проход вдруг открылся, Максим почувствовал то, что, как он думал, давно уже потерял: жажду докопаться до истины и разгадать тайну. То легкое дрожание внутри, знакомое всякому исследователю на пороге открытия.
И Максим успокаивает себя тем, что сможет защитить их обоих в случае необходимости. А может, этого даже не понадобится – если они все же не первооткрыватели этого места.
Когда он видит тайник – нагромождение древних, но, кажется отлично сохранившихся сундуков,  он почти уверен в том, что они пусты. Разумеется, мародеры успели побывать здесь до них. Это было бы хорошей новостью – действительно хорошей: Нарцисса получила бы доказательство своей правоты, а Максу не пришлось бы опасаться, что они вот-вот поплатятся за свою самонадеянность. Но крышка одного из сундуков откидывается, подчиняясь заклинанию девушки, и то, что видит Кревье, ослепляет его.
Золото... Неужели все здесь – это золото? Максиму кажется, что от золотых монет исходит яркий свет, оставляющий пляшущие блики на стенах. Он непроизвольно шагает вперед.
Всего несколько таких сундуков – и его семья больше не будет ни в чем нуждаться. Софи и Жюльет получат богатое приданое, Тома вернется в семью, мать сможет жить в своем доме, а не в арендованных комнатах... А он сам наконец перестанет бегать за зачарованными маггловскими изобретениями по всей Франции, оставит Министерство и займется наукой...
Блеск золота ослепляет, но у Макса хватает сил отвернуться.
- Я не смогу проверить это наверняка, - говорит Кревье глухо. – Но похоже, не мираж.  Послушай, это... этот клад... невероятно! – теплый мягкий блеск золота стоит у Макса перед глазами даже тогда, когда он смотрит на невесту, отчего лицо ее будто расплывается в неясной дымке. – Но теперь мы должны связаться с Министерством и передать дело в их руки, - твердо говорит он, сопротивляясь наваждению.
Но туман расползается, занимая собой всю комнату и постепенно становясь все более густым. До уха Макса доносится неясный звук. То ли свист ветра за стенами монастыря, то ли волчий вой... Максиму становится не по себе. 
- Скорее, - он быстро хватает Нарциссу за запястье. – На выход.

Отредактировано Ronald Weasley (24 августа, 2017г. 22:00)

+1

18

Над сокровищами, действительно, имеется что-то вроде тумана, но в лихорадочном возбуждении Нарцисса этого не замечает. Чувство сладковатой жути смешается в её душе с восторгом первооткрывателя, и она не сразу понимает смысл фразы, которую ей говорит Кревье. Отставить всё тут? Отдать всё Министерству?
Это предложение мисс Блэк категорически не нравится – не то, чтобы ей нужна была слава (напротив, репутации младшей дочери Сигнуса упоминание в прессе пошло бы во вред!), но ведь французское Министерство заберет все найденные ценности себе! Отдаст реликвии музеям, а ценные рукописи сгноит в архивах! И потом золото.… Нет, Блэки, конечно, богаты, но разве Максим не понимает, что это золото – это его свобода? Ему больше не придется заниматься тем, чем не хочется и он может выбрать себе невесту по вкусу. Да и ей самой. Нарциссе не приходило это раньше в голову, а сейчас она думает, что иметь свой собственный доход – это тоже неплохо. Вдруг отцу не понравится вся эта затея с Южной Америкой, и он откажется финансировать её путешествия?

Алчные мысли искушают, рисуют радужные картины, но страх, вековой страх, живущий в этих стенах, всё же достигает сердца Нарциссы, к тому же она замечает туман, так что  обреченно кивает. Здесь что-то неладно, вполне возможно Максим и прав.
Впрочем, совсем от искушения она не удерживается – если золото и драгоценные камни ещё можно отдать Министерству, то скромный свиток пергамента такой участи точно не заслуживает. Даже не развернув его, она знает, что там записи на забытом и древнем языке, и уж их-то точно не стоит отдавать никому!

При непонятных звуках снаружи Максим хватает её за руку, Нарцисса не сопротивляется, но всё же свиток исчезает в кармане её мантии. От клочка пергамента Франция не обеднеет, а для неё – это пропуск в другой мир.

Шум повторяется – теперь в нём явно слышен волчий вой. Мисс Блэк напрягает память – ночной Мон-Сен-Мишель, легкий бриз, море, в котором отражается луна. Полная луна!
- Оборотни! - восклицает она, хотя, безусловно, Кревье догадался об этом сам. – И что же теперь делать?
В курс воспитания благовоспитанных леди не входит навык борьбы с оборотнями, так что Нарцисса пугается не на шутку. Она говорит себе, что оборотни просто воюют – полнлуние же! – но тут раздается звон стекла (видимо, витражам маггловского храма приходит конец) и слышен звук удара чего-то тяжелого об пол. И не один. [icon]http://s11.radikal.ru/i183/1711/65/e87612d8cfd7.jpg[/icon][nick]Narcissa Black[/nick]

Отредактировано Narcissa Malfoy (26 ноября, 2017г. 14:28)

+1

19

[nick]Maxime Crevier[/nick][icon]https://image.ibb.co/fSHUsQ/image.png[/icon]
Несмотря на то, что Нарцисса не спорит, видимо, сама напуганная происходящим вокруг, Макс все же медлит, напряженно вслушиваясь в звуки снаружи. Кревье не боец, но и не паникер, и после первой волны безотчетной тревоги он берет себя в руки и осознает, что прежде всего должен оценить обстановку. Возможно, крипта для них окажется более безопасным местом, если по острову действительно разгуливает обратившийся оборотень. Но откуда он здесь?..
Вой повторяется, теперь ближе и отчетливее, и испуганный голос Нарциссы сливается с ним в страшном аккомпанементе тяжелым Максовым раздумьям. Кревье старается говорить спокойно, но это не так-то просто – он никогда не встречался с оборотнями в их звериной сути и знает об их повадках не так много, чтобы выработать простой надежный план.
- Если он бродит за стенами монастыря, нам лучше переждать под здешней крышей, пока... – Максим досадливо обрывает сам себя, когда слышит звон стекла. Ну что ж, он все-таки специалист по артефактам. Должен был догадаться, что клад такого масштаба охраняется. Но чтобы оборотни?..
- Здесь есть другой выход? – торопливо спрашивает он у Нарциссы, не давая той снова впасть в панику. Макс понимает, что если он прав и оборотни пришли за ними – а за кем еще? – важно не пустить их сюда, в потайную пещеру с сокровищами, замуровать себя здесь, если угодно: тогда они смогут просто дождаться утра прямо тут, рядом с набитым древним золотом сундуками. Между клубящимся туманом и клыками волка Кревье определенно выбирает туман.
Но псы уже взяли след – вой все ближе, и Макс понимает, что не успевает.
...Первого зверя он сшибает Оглушающим – луч врезается прямо в костлявую, покрытую жидким мехом грудь поднявшегося на задние лапы оборотня. Тот заваливается на бок, отключаясь, тяжелое тело распластывается на каменном полу. Макс не знает, сколько такое заклинание действует на этих тварей, но почти не думает об этом, потому что в проход уже просовывается оскаленная морда второго зверя.
Кревье отступает на шаг, закрывая Нарциссу, и целится выше раскрытой пасти – в каменные перекрытия прохода. Бомбарда вгрызается в вековые стены, и оборотень с визгом пятится назад... Вот только Макс видит, что он просто сбит с толку громким звуком: подкрепленные древней магией этого места, перекрытия выдерживают – проход остается открытым, а за ним, с другой стороны, скулеж отогнанного оборотня сливается с хором торжествующего охотничьего воя, вырывающегося не из одной и не из двух волчьих глоток.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » Шаги сквозь туман


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC