Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (с 1996 года по настоящее) » Карманные расходы (13 февраля 1996)


Карманные расходы (13 февраля 1996)

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Название эпизода: Карманные расходы (13 февраля 1996)
Дата и время: 13 февраля 1996
Участники: Нарцисса Малфой (Блэк) и Беллатриса Лестрейндж (Блэк)
Небольшая таверна в Лютном, где за пару дополнительных сиклей не зададут вопросов и предоставят отдельный кабинет с предусмотренными заглушающими заклинаниями.

0

2

Нарцисса не особенно любит посещать Лютный в одиночестве. Причина в этом вовсе не в каких-то пережитых здесь приключениях (хотя всякое бывало), а просто в банальных слабых навыках самозащиты. Поднаторев в ритуалистике, она весьма слаба в боевой магии и тренировки с Рабастаном (не так давно и начатые) не сказать, чтобы в корне меняют ситуацию. Ещё меньше миссис Малфой любит посещать Лютный с карманами полными золота (всё равно, что прогуляться по плохом маггловскому району в мини-юбке), но тут уж выбирать не приходится – ведь встреча назначена с сестрой, а посвящать кого-то в тонкости их взаимоотношений Нарциссе совершенно не хочется.
Поэтому, к назначенному часу прибыв в таверну, где тёмные люди проворачивали не менее тёмные сделки, миссис Малфой успокоилась, только признав во входящей в комнату женщине сестру. С ней-то можно было чувствовать себя спокойнее, даром, что портреты разыскиваемой Беллы были развешены по улицам, что магического, что маггловского Лондона.
- Привет! Хозяин прислал нам бутылку вина в подарок, - сказала она, рассматривая содержимое бутылки на свет. – Не красное ли вино мы пили на празднике, когда отмечали моё окончание Хогвартса?
Настоящая Белла должна была помнить, что никакого праздника не было, потому что Меда убежала из дома и родня находилась в прострации. Несмотря на то, что Нарцисса не сомневалась в том, что сумеет понять, сестра перед ней или кто-то другой, лучше было выяснить всё с самого начала. Пить что-либо в Лютном, было, само собой, опасно – ядом и снотворным тут торговали в равной степени интенсивно. Надо, конечно, поискать безумцев, которые решат связываться с Лестрейнджами (да и с Малфоями в какой-то степени), но всё-таки встреча задумывалась как тайная, поэтому своего лица посетителям таверны Нарцисса не демонстрировала.

Отредактировано Narcissa Malfoy (25 июля, 2017г. 14:16)

+1

3

Попасть в Лютный — проблема. Накладывается и состояние здоровья, и бдительность Рудольфуса, и нелегальное положение Беллатрисы в магической Британии. Посвящать супруга в необходимость встречи с сестрой Лестрейндж не хочет. С другой стороны, случись что-то, необходимо, чтобы он как можно скорее начал её искать.
— Через час придёшь за мной на это же место, — приказывает она домовику в одном из закоулков Лютного, посильнее натягивая капюшон. Её тошнит от аппарации, но не так сильно, как если бы аппарировала она сама.
— Если через полчаса после назначенного времени не появлюсь, передашь записку Рудольфусу, — полтора часа ей точно хватит. Всяко должно хватить.
Беллатриса борется с желанием избавится от завтрака прямо на месте и медленно идёт к месту встречи. Она немного опаздывает, но это неважно. Никто из посетителей не обращает на неё ни малейшего внимания, и только бармен за стойкой как бы невзначай кивает ей на лестницу, ведущую наверх.
Капюшон Лестрейндж опускает только в кабинете, убедившись, что никого кроме сестры там нет.
На проверку Нарциссы хочется ответить как-то хитроумно, чтобы Нарцисса и уверилась, что перед ней родная сестра, и не тратила бы свой талант на прелюдии. Но ничего из себя Беллатрикс выдавить не может.
— Я бы не пила, что дал тебе Хозяин, даже если он зовёт тебя на свидание и готов руку отдать за безопасность этого напитка. Впрочем, после Хогвартса ты пару месяцев не выпила не капли.
В положении Белатрисы пить тоже не рекомендуется, но она уже трижды нарушила эти рекомендации с того момента, как узнала о грядущем пополнении.
Она подходит к сестре, чтобы заключить в краткие объятия, а потом с облегчением опускается в кресло рядом.
— Как твои дела? Уже навела чары от подслушивания или сначала стоит что-то заказать?
С самого утра кусок в горло не лезет.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (29 марта, 2017г. 19:50)

+1

4

- Опасно предлагать ритуалисту руку в качестве гарантий, он же может понять эти слова буквально, - убедившись, что перед ней, действительно,  родственница, Нарцисса оставляет бутылку в покое и обнимает Беллатрису с немалым облегчением. С ней в таверне становится спокойнее – всё-таки сестра является боевым магом, весьма полезное качество в таких местах как Лютный. Не говоря уж о том, что видеть Беллу в добром здравии она просто рада.
На рабочем столе лаборатории миссис Малфой всё ещё разложены останки Регулуса (а до этого красовались фаланги пальцев почивших Лестрейнджей), так что насчёт руки она шутит лишь отчасти, но всё же шутит.
- Я заказала уже, хотя разнообразием кухня тут не блещет, - на столе лежат легкие закуски из таверны, - а вот чары ещё не набрасывала.
Нарцисса осторожна и, понимая, что их встречи с сестрой так же надёжны как рябь, идущая по воде, до последнего не прибегает к чарам. Закончив с заклинанием против подслушивания, она опускается в кресло и вынимает из карманов мантии два мешочка с золотом.
- Если бы не бессонница, то всё было бы замечательно, - говорит она, отвечая на вопрос о делах, - и визит в банк прошёл без происшествий. На всякий случай, я прихватила ещё несколько безделушек в дополнение к тем серьгам.
Матовый блеск жемчуга ожерелья и рубины браслета очень ярко контрастируют с грубой поверхностью стола в таверне – продать их пока не получилось и Нарцисса считает, что лучше бы им пока храниться у сестры. Кто знает, не сорвется ли их следующая встреча, а драгоценности всегда можно обернуть в деньги.
- А как твои дела? – спрашивает она в ответ. – Добралась благополучно?
Вопрос вполне светский, вот только в виду имеются не трудности дороги, а возможные встречи с аврорами.

+1

5

—это не помешало Люциусу, — Беллатриса не знает точно, как именно Малфой делал предложение её сестре, но уверена наверняка, что всё было пафосно и как полагается, со всеми фразами закорючками вроде предложения руки, сердца, огромного мэнора...
Обсуждать Люциуса, так некстати всплывшего в мыслях, Беллатрисе не хочется, но куда больше ей не хочется приближать тот момент, когда придётся делиться собственными новостями.
В нормальных семьях такие новости воспринимаются исключительно как счастливые, но Лестрейндж не знает, причисляются ли её к таким же из-за целоо ряда проблем, которые они тянут за собой, как тянет камень привязанный к нему груз на дно.
Закуски, заказанные Нарциссой, выглядят аппетитно. Беллатрисе по срокам рано требовать вкусовых исхищрений, но то броккли, которым пытается нашпиговать их домовой эльф и к котором с совершенным равнодушием относится Рудольфус, держит её впроголодь. И даже периодические насильственные попытки накормить её не заканчиваются успехом.
— выглядит аппетитно, — Беллатриса придвигает к себе тарелку, пробует чесночную палочку. Собственно, до кухни мэнора и Блэков не дотягивает, но после нескольких месяцев в коттедже с безумным эльфом — пир живота.
— Бессоница? — переспрашивает  Лестрейндж. Иногда ей кажется, что она. как старшая сестра. не должна была допустить, чтобы Нарцисса ввязывалась во всё с ритуалистикой. Потом вспоминает про метку на собственном предплечье, но всё равно остаётся при своём мнении. Но об этом позже.
— Благодарю тебя, — Беллатриса ссыпает всё золото прямо в мешочках вместе с драгоценностями в сумку — разберётся дома, там же и пересчитает, и поймёт, насколько её долг Нарциссе теперь возрос.
— Да. Относительно благополучно, — если можно назвать благополучным для чистокровной леди перемещение с домовым эльфом.
— У меня много новостей, даже не знаю с какой начать, — Беллатриса запихивает миниатюрную колбаску в рот и договаривает с набитым ртом.
— Давай начну с ритуалистки, которую ты мне посоветовала, — Лестрейндж избегает называть имена, хотя на комнату Нарцисса наложила чары лично при ней. Драккл знает, чем они рискуют, но первое правило тех кто в розыске — не рискуй понапрасну.
— Она хочет круглую сумму за свои услуги. Я не уверена, что в моей доле в сейфе столько есть. Но она согласна принять в дар книги, — Беллатриса протягивает сестре небольшой перечень, — они сильно тебе нужны. Список небольшой — труды Лоренцо проклятого и Иоганна Беумного, "Тракт о простых вещах". Беллатриса не знает, много это или мало.

+1

6

- Люциус просто не интересуется ритуалистикой, - говорит Нарцисса и думает, что это к лучшему. Для семьи более чем достаточно одного безумного ученого. Как достаточно и одного Пожирателя Смерти.
Список, протянутый ей Беллой, она изучает с особым вниманием. Значит, книги. Упомянутые издания дороги, действительно, стоят целое состояние, и миссис Малфой впервые задается вопросом – а что, интересно, Беллатриса получит взамен? И Беллатриса ли?
Сестре не свойственна особенная скрытность, наверное, если бы она покупала артефакт для себя, то рассказала бы Цисси об его свойствах (или даже позвала её с собой в лавку), так что, возможно, артефакт нужен для Пожирателей Смерти.
Не сказать, что идея финансировать Волдеморта очень нравится Нарциссе, но выбора у неё нет.
- Книги ценные, но я думаю, проще отдать их, чем собирать денежный эквивалент, - говорит мадам Малфой, возвращая сестре бумагу, - тем более что половина библиотеки Блэков твоя по праву.
С книг можно снять копии, а вот золото Беллатрисе ещё пригодится.
Нарцисса пододвигает к себе чайник и говорит:
- Последнее время мне либо не спится, либо снится туман и холод. И я пью зелья, которые нельзя смешивать с алкоголем. А тебе, может, заказать что-нибудь вроде глинтвейна?

+1

7

Лицо Нарциссы, когда она изучает список, практически ничего не выражает несмотря на опасения Беллатрисы. И Лестрейндж не знает, что хуже — если бы миссис Малфой скрывала неудобства, которые причиняет ей старшая сестра или напрямую выразила бы своё недовольство.
Лестрейндж кивает.
— мне было бы жаль растрачивать семейную библиотеку, тем более, что эта потеря в отличие от золота, невозвратима, — добавляет она на вердикт сестры, но кивает. Книги и правда отдать намного проще.
— Спасибо.
Лестрейндж вздрагивает, когда сестра упоминает туман и холод. Эти два слова ассоциируются у Беллатрисы исключительно со стражами Азкабана. Развивать эту тему не хочется, да и нет смысла, наверное. Глупо рассчитывать, что она, находясь едва ли не на грани нищеты и в розыске, сможет чем-то помочь сестре. Но Беллатрикс всё равно замечает:
— Если я могу для тебя что-то сделать, ты только скажи, — на предложение глинтвейна она качает головой. Ей совсем не хочется пить что-то в Лютном. К тому же, пока она старается следовать рекомендациям Вэнс, насколько вообще может.
— Знаешь, мне вообще тоже не стоит принимать алкоголь, — она пододвигает чашку сестре, чтобы та разлила чай и ей тоже. Вот разговор и подошёл к главной для Беллатрисы на сегодня новости.
— Мы с Рудольфусом ждём наследника, — спокойно, хотя на самом деле это не так, говорит Беллатрикс. Эта беременность много значит для неё, хотя, наверное, выглядит неуместно в свете того, что всего год назад Беллатриса сидела в ледяной камере без права выйти на свободу.

+1

8

- Если мне понадобится твоя помощь, я скажу, - Нарцисса кивает, именно этого – безоговорочного одобрения Беллатрисы – ей не хватало последние годы.
Новость о ребенке, однако, становится для миссис Малфой большим сюрпризом – она смотрит на сестру, широко раскрыв глаза и жалеет о том, что не заказала хорошую порцию огневиски. Мерлин бы с ними – с зельями.
- Поздравляю, - говорит она, наконец, в силах промолвить хоть слово, - мы так давно этого ждали.
Появление племянника не может не радовать – при всех её своеобразных жизненных взглядах, Нарцисса понимает ценность детей для семьи вообще и для рода в целом, однако, на лбу её тут же пролегает морщинка. Не хотелось бы, чтобы долгожданный племянник появился на свет в тюрьме или ей подобном месте.
Взгляд миссис Малфой непроизвольно спускается с лица сестры на её талию – после Азкабана беременность сродни чуду. Догадка о том, что не обошлось без магии, не посещает Нарциссу – её гораздо больше беспокоит другое.
- Тебе нужно позаботиться о своем здоровье, - говорит она, забыв о том, что указывать - это прерогатива старших, а не младших. – Может быть, нам стоит поискать тебе более спокойное жилье, чем то, которое у вас сейчас?
Миссис Малфой понятия не имеет, где в настоящий момент живут Лестрейнджи, но вид Рабастана, когда он приходит к ней в коттедж, не говорит о том, что условия эти слишком комфортны. Не говоря уже о том, что в жилище Лестрейнджей могут нагрянуть авроры, притащившись хвостом за кем-нибудь из хозяев.

+1

9

Нарцисса молчит довольно долго, как будто и не рада. Беллатриса нервничает. При всей пикантности ситуации она не сомневалась, что преподнесённый ею сюрприз будет приятным, а теперь в этом не уверена.
Она кивает на отрывистое поздравление сестры, которая словно увидела Мерлина, торопится глотнуть чая, чтобы замять момент. Ей чудиться что-то фальшивое в тоне Нарциссы, и мадам Лестрейндж изо всех сил старается списать это на своё воображение. Они не ждали. Никто не ждал.
Выйдя из Азкабана Беллатриса сама жила с тем, что никогда не сможет забеременеть, и то, что произошло, действительно чудо.
Нарцисса выглядит взволнованной, но Лестрейндж наконец-то понимает причину её волнения. Это сродни облегчению. Сестричка и правда рада, просто волнуется, забывая, кто из них старше на самом деле.
Беллатриса осторожно улыбается, опуская руку на живот.
— Всё хорошо. Меня наблюдает хороший колдомедик. Лучший, чем ты можешь представить, — она говорит осторожно, поскольку у неё нет оснований предположить, что Нарцисса в курсе того, с кем связано похищение Вэнс, и что она может быть в курсе. Она не боится поделиться с сестрой этой информацией, но не видит необходимости, а чем меньше миссис Малфой будет знать, тем крепче будет спать.
— Я не уеду из Англии, — Беллатриса качает головой, — будь у нас возможность перебраться куда поспокойнее, мы бы давно уже это сделали.
Ей не приходится подчёркивать это "мы", это выходит естественно. Это Беллатриса, которая не так давно, всего-то пятнадцать лет назад, отрицавшая что у неё с супругом есть что-то общее кроме фамилии.
— Хотя, есть некоторые сложности, конечно, — Беллатриса уходит от темы, возвращаясь к ребёнку. Ей так давно нетерпелось излить душу, а ни Рудольфус, ни Рабастан для этой роли, увы, не подходили. Вэнс Беллатриса видит только пленницей, она не в счёт.
— Тут накладывается не только здоровье — Рудольфус умудрился нажить себе проблем ещё до... ты поняла. Приходится пользоваться услугами ритуалиста. Меня преследует магическое истощение, уже нежелательна трансгрессия, а я едва на пороге второго месяца, — Беллатриса увлекается, вздыхает, призывая себя остановиться, жадно глотает чай.
— Мы с Рудольфусом ещё это не обсуждали, но я хочу, чтобы ты стала крёстной моего сына. Ты не против?

+1

10

Нарцисса не считает себя хорошей кандидатурой в крёстные матери – почти выживший из ума ритуалист с врагами по всему миру – но предложение сестры ей льстит.
- Я буду очень рада стать крёстной, если вы так решите, - говорит она и улыбается.
Ей доводилось воспитывать сына, заботиться о чужом ребенке, пристраивая его в приемную семью, но племянник – дело другое. Миссис Малфой примеряет на себя роль тети – не номинальной, как это было с Нимфадорой – а вполне реальной и понимает, что эта роль ей нравится. Не нравится ей другое – опасная жизнь, которую сейчас ведёт её сестра. И уезжать она не хочет.
Нарцисса внимательно смотрит на Беллатрису – она не упоминает о Тёмном лорде, о своей верности, бросает только многозначительное «мы» - потом протягивает руку и берет ладонь сестры в свою.
- Ритуалист надежный? – спрашивает она, пытаясь угадать, кого имеет в виду Белла. – Может быть, я смогу чем-нибудь помочь? Что за проблему нажил Рудольфус?
Рудольфус – это всегда проблема, сам по себе, в этом миссис Малфой уже неоднократно убедилась за последние месяцы, но деликатное положение сестры вынуждает её интересоваться деталями. В памяти всплывает и образ неназванного Беллатрисой колдомедика – Нарцисса вспоминает, что в коттедже Лестрейнджей была Эммелина Вэнс. Хотя, возможно, что что-то успело измениться – может быть, Пожиратели привлекли ещё какого-то колдомедика себе в помощь.

+1

11

Беллатриса кивает. Лучшей крёстной в целом свете не сыщешь, она в этом уверена. Рудольфус тоже в это поверит.
— Спасибо. Для меня это важно, — родить-то она родит. А вот в том, что ей удастся пережить роды, Беллатрикс не уверена. Каким бы искусным колдомедиком Эммелина не была, даже она способна не на всё. Об этом не хочется думать, но Беллатриса всё равно думает. Нарцисса сможет позаботится о ребёнке даже наперекор Рудольфусу, если что.
— Он понимает, что на кону не только его заработок, но и жизнь, поэтому сделает всё, что от него зависит, — у их ритуалиста нет выбора, как и у всех, кто имеет дело с Лестрейнджами. Она сжимает в ответ руку Нарциссы, — разумеется, даже с этой оговоркой тебе я доверяю больше, но просить помощи я не могу. Дело даже не в том, что ты сделала для меня столько всего и мне нечем отплатить. Я боюсь тебя потерять, а проводить ритуалы с Рудольфусом, сама понимаешь, опасно.
К тому же в скором времени её супругу предстоит смириться с миссис Малфой как с будущей крёстной его сына. Учитывая их напряжённые отношения, не стоит усложнять дело ещё и проволочками с ритуалом.
— Если не считать той проблемы, что за наши головы назначена награда, — Лестрейндж хихикает. Какая-то часть гордой, чистокровной женщины до сих пор не считает себя опасной преступницей, а мысль об этом считает абсурдной, — то на род успели наложить проклятие. Я не до конца вникала в подробности, но без кровной жертвы со стороны Рудольфуса ребёнок не проживёт и года. И всё это сопровождается кучей ритуалов.
Она разводит руками. Нарцисса не хуже не её знает генеалогическое древо, а значит и то, что у Рудольфуса родственников меньше, чем раз два и обчёлся.
— Я была поражена, что он не нагулял себе бастардов, но он не нагулял. А уж мой занудный деверь тем более. У него всегда были какие-то проблемы с девушками, что говорить о теперь. Это даже слишком грустно, чтобы быть забавным. Бедный Бастик.

+2

12

Беллатриса не называет имени ритуалиста, Нарцисса, поразмыслив, приходит к выводу, что имя ей знать необязательно. Желательно, конечно же – у каждого ритуалиста есть своя репутация, но необязательно. Белла и так много рассказала.
Упоминание родового проклятия заставляет миссис Малфой нахмуриться. Подобные чары довольно сильны, завязаны с кровью и смертью. Наследие древней крови – не только в родовой магии, но и в родовых проклятиях. Нарцисса думает о том, что в их семье только Андромеда родила дочь без ритуалов – хотя кто знает? Может быть, неспроста дочь только одна.
- Да, мне лучше держаться от твоего мужа подальше, - Нарцисса кивает, благодаря сестру за заботу, - но всё-таки, если почувствуешь что-то неладное, скажи мне.
Миссис Малфой не очень-то доверяет людям, которые вынуждены работать в плену – наверняка, они только и одержимы мыслью о побеге, но других вариантов у беглых преступников нет. Разве что Долохов, но наверняка к нему Беллатриса обратилась в первую очередь.
Нарцисса хочет, было, уточнить насчёт Антонина Павловича – принимает ли он участие в планировании пресловутого ритуала – но Белла упоминает о жертве, и миссис Малфой холодеет. Её семья связана с Лестрейнджами узами родства и в первую очередь она думает о Люциусе и Драко, пугается, не сразу осознав уточнение насчет того, что жертва нужна со стороны Рудольфуса.
- И как же вы думаете выходить из этого затруднения? – спрашивает она не без тревоги. – Из отсутствия жертвы?
Надо сказать, что этот вопрос её волнует больше, чем должен был, потому что Нарцисса тут же вспоминает об алхимическом союзе с младшим Лестрейнджем, не говоря уже о дружеских узах с ним и далеко идущих заговорщицких планах. Не пожертвует ли Рудольфус своим единственным братом ради того, чтобы заполучить наследника?

+2

13

Нарцисса заметно волнуется, и это передаётся и Беллатрисе. Не перегнула ли она палку с новостями? Может, о чём-то следовало сообщить мягче? Беллатриса не умеет мягче. Умолчать? Было бы нечестно. Раз Нарцисса подписалась ей помогать, она имеет право знать всё. И как сестра, и как подруга. К тому же, со всеми проблемами, связанными с беременностью Беллатрисе больше не к кому идти.
Если добраться до остатков старого гардероба ей удалось, вещей для беременных у неё не завалялось. а в Англии не так много беременных ведьм, чтобы это не привлекло внимания. А если война вопреки словам Рудольфуса не закончится? Сколько всего нужно малышу?
Только сейчас до Беллатрисы доходит насколько сильно ей нужна сестра.
И было бы глупо её потерять, сболтнув лишнего.
— Отсутствия жертвы? — переспрашивает Беллатриса, уже и думать забывшая про бедного Бастика, поглощённая размышлениями, где взять подгузники, — ты же понимаешь, жертва есть. Теперь это проблема Рабастана. Я не думаю, что ему захочется пойти на заклание.
Лестрейндж наматывает прядь волос на палец, дёргает.
— Ритуал обязывает Рудольфуса хранить мне верность, — она не может сдержаться от смешка, — не хуже азкабанских решёток. Так что, он вроде бы ищет себе жену. Или любовницу. Не знаю. Но, думаю, скоро узнаю — у него не так много времени на самом деле.
Мысли уходят дальше, к тому, как Беллатриса волнуется о беременности. Ей хочется поделиться этим потоком соображений, но выражение лица миссис Малфой её останавливает.
— Ты взволнована? Переживаешь из-за него? — она никогда не замечала, чтобы её младшая сестра была близка с её же деверем. Либо ей кажется, либо она плохая сестра. И Беллатриса однозначно знает, что предпочитает, торопясь всё сгладить шуткой, — тебе не стоит волноваться. Ты, слава Мерлину, занята.
Сестру она бы второму Лестрейнджу точно не отдала.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (5 июня, 2017г. 20:38)

+2

14

Нарцисса, действительно, беспокоится. Она не любит ритуалы с жертвоприношением родных детей и на это есть целый частокол причин. Ей доводилось встречать мнение, что для шаманки самым страшным преступлением считается убийство собственного ребенка. Противоестественный поступок, открывающий дорогу во тьму, начальная ступень к тому, что называется темной инициацией. Процентов на девяносто пять миссис Малфой убеждена, что алхимическая связь не реагирует на преступления, которые совершают связанные ей люди, не уверена она и в том, что автор мнения безоговорочно прав (разные ведь бывают ситуации), но всё же на оставшиеся пять процентов она сомневается. Другой вариант, что Рудольфус убьет Рабастана, ей нравится ещё меньше. А кроме того ритуалы жертвоприношения бередят её собственные психологические травмы – она не может думать о них спокойно.
Это наблюдение удивляет миссис Малфой, удивляет отстраненного наблюдателя внутри её сознания – оказывается, она всё ещё переживает тот неудачный ритуал Сигнуса Блэка, наградивший её шаманской болезнью. Не то, чтобы она очень злилась – в конце концов, она приспособилась к своему положению и научилась извлекать из него выгоду (чего стоит её последнее творение – двойник Скримджера, вышел почти безупречно), но всё же внутри подсознания бросило якорь какое-то неприятие, непонимание мотивов отца. Нарцисса думает о том, чтобы рассказать об этом Беллатрисе – может быть, если она расскажет, это непонимание уйдет, якорь раствориться и ненужная эмоция исчезнет? – но обрывает саму себя. Ещё не хватало рассказывать беременной женщине, что ритуал может повлиять на физическое и психическое здоровье ребенка! Не то, чтобы Белла об этом не знала или хотя бы не догадывалась, но зачем усугублять-то? О редких способностях сестры Беллатрисе тоже нельзя знать – этим лучше не козырять, да и об алхимическом браке лучше помалкивать. Вот так всегда с враньем – оно как паутина, не успеешь оглянуться, как уже окажется в коконе, лишенный возможности пошевелиться и поступить как хочется.
Нарцисса улыбается, но не спешить шутить в тон Беллатрисе. Больше вранья – больше паутины. Она лишь говорит:
- Мы с Рабастаном раньше неплохо ладили, меня не порадуют новости о его смерти, так что я надеюсь, он решит свои проблемы. А что меня волнует – так это обилие ритуалов, да ещё таких сложных. Они ведь накладывают ограничения,  забирают много сил.
Твердо решив держать язык за зубами, миссис Малфой предпочитает перейти на более безопасные темы. Она спрашивает:
- Судя по тому, что тебя радует верность Рудольфуса, у вас всё наладилось?
Семейная жизнь Лестрейнджей не для слабонервных, но Беллатриса её сестра, так что Нарцисса мужается и всё-таки интересуется её делами.

Отредактировано Narcissa Malfoy (11 июня, 2017г. 07:59)

+1

15

Беллатриса облизывает губы, делая вид, что ответ сестры её удовлетворил. Ей всё ещё кажется, что "неплохо ладили" недостаточное основание для тревоги в глазах сестры. А Беллатриса уверена, что видела эту тревогу. Но это и не важно. Если кого и мучить расспросами, то не Нарциссу.
Обилие ритуалов, которые и раньше для Беллатрисы были тайной за семью печатями, волнуют её не меньше. Но для Нарциссы она безмятежно улыбается. Сестра, наверное, ещё не осознала, что это единственный шанс, который есть у Лестрейндж. У Лестрейнджей. И если чуду суждено сбыться, то только через обилие ритуалов.
— У меня не слишком много сил в последнее время. Кажется, так не должно быть, но я не знаю, на что и списать. Возможно, это связано с проклятием, а не с обилием ритуалов.
Лестрейндж морщится. Даже если забыть про то, что теперь она вынуждена либо докладывать обо всех своих встречах, пусть и не частых, одному из родственников, чтобы быть сопровождённой, или просить эльфа — как унизительно — аппарировать её к месту встречи, что, к слову, тоже не гарантирует сохранения её визита в тайне, беременность доставляет не мало забот. Кажется, в прошлый раз её так не тошнило. И Нарциссу, когда она вынашивала Драко, тоже вроде бы не тошнило. И тётушку Вальбургу, когда планировались драгоценные кузены. Никого в общем ничего подобного не мучило.
Ладно, если такова цена за ребёнка — она небольшая и Беллатрисе по карману.
Чай кажется неожиданно горьким. Лестрейндж морщится, оставляя стакан. А может дело и не в чае, а в их с Рудольфусом браке.
— Как тебе сказать, — вынужденная с кем-то делиться своими переживаниями, Беллатриса никогда не держала в секрете от сестры то, что твориться в её семейной жизни. И правда, хотя и ставшая значительно пригляднее после Азкабана, всё ещё немного волнует.
— Он меня в последнее время не... мы не дерёмся, — задумчиво подбирает формулировки Беллатриса. Как она сама бы реагировала на подобные откровения сестры — неизвестно, но ни сочувствия, ни ярости, видеть не хочется, — он заботливый. Слишком.
Жаль, что это не мешает страдать ему алкоголизмом.
— Но если ты помнишь кризис наших отношений, жаловаться мне не на что, — Лестрейндж косится на сестру, переживая за её реакцию. Тяжело быть на месте Нарциссы Малфой, — но я рада, что ты спросила. Как у тебя?
Вряд ли сестра может похвастаться подобными драматичными откровениями. И Беллатриса счастлива за неё, иначе бы не спрашивала.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (27 июня, 2017г. 15:20)

+1

16

Нарциссе хватает такта молчать об Азкабане, но когда Беллатриса жалуется на слабость, её сестра думает о тюрьме в Северном море, о вечно царящем там холоде, от дементорах. Если смотреть правде в глаза – здоровье сестры подорвано, и беременность только усугубляет ситуацию. Ребенок забирает у Беллы жизненные силы, и это не говоря уже о проклятии и, вероятно, не самых лучших условиях быта. Что ни говори, а её крестник выбрал крайне неудачное время, чтобы решить появиться на свет.
- Без магии тут не обойтись, - кивает она, думая о том, что наблюдающие Беллу волшебники позаботятся о том, чтобы поддержать её физические силы в норме. Со стороны Нарциссы неразумно что-то предлагать, рискуя вступить в конфликт с уже проведенным лечением. – А что касается проклятий, то они и правда очень неприятно влияют на самочувствие при беременности. Я тоже плохо себя чувствовала, когда носила под сердцем сына. Только не совсем усталость.
Нарцисса делает неопределенный жест рукой – она не может подобрать подходящее слово для описания её тогдашнего состояния. И вина там вряд ли на проклятие, но всю правду сейчас сказать она не может. Хотя ложь давит на плечи, сковывает сердце и заставляет чувствовать себя скверно.
- Если ты помнишь, наш отец хотел наследника, - говорит она, поясняя свои слова насчет проклятия. – А я – последний ребенок, так что он в своё время предпринял попытку повлиять на мой пол магически. Ничего, как видишь, не вышло, но из-за неудачной попытки я не совсем здорова. У меня бывают галлюцинации и тому подобные вещи.
Наверное, все дочери Сигнуса немного не в себе от рождения и глупо всё сваливать только на тот ритуал, но Нарцисса знает, что особенности её психики выбиваются из нормы. Да, они дают определенные магические преимущества, но из нормы всё равно выбиваются.
- Это не слишком заметно, поэтому не страшно, - поясняет она, - и я никому об этом не говорю. И ты, надеюсь, тоже никому не расскажешь.
По сравнению с проблемами сестры её жизнь просто образец благополучия, когда Беллатриса упоминает о рукоприкладстве Рудольфуса, она хмурится. Когда-то давно Нарцисса думала о том, чтобы предложить Белле избавиться от мужа, если уж она настолько его не любит, но молчала, не будучи уверена в том, что им удастся всё провернуть достаточно аккуратно. Сейчас она тоже не уверена, но сейчас её разум измучен туманом и подступающим безумием.
- Это хорошо, что у вас с Рудольфусом всё не так, как тогда, - говорит она медленно, стараясь, чтобы её слова не звучали оскорбительно. – Но если тебе будет угрожать опасность, мы всегда можем что-нибудь придумать.
Нарцисса не бросается словами – это не шутки, уж на что Рабастан ей друг, а не простит таких намерений в отношении брата, да и сама Беллатриса может быть против – но она считает нужным дать понять сестре, что она на её стороне.
- А с Люциусом у нас всё хорошо, пока он меня выносит, - улыбается она, хотя в душе не очень-то уверена в терпении супруга. С ней в последнее время явно неладно, и самое плохое в этом неладно то, что Нарцисса не может понять причин этого «неладно». Хотя, разумеется, Малфой был в курсе её болезни, когда женился на ней. Все мужчины, к которым она относилась серьёзно, были в курсе. За исключением, пожалуй, Максима Кревье, ему она не сказала, потому что сама ничего не знала. Мысль о первом женихе почему-то отзывается в голове вспышкой боли. Нарцисса невольно морщится и сжимает пальцами виски.

+1

17

Брови Беллатрисы сходятся в недоумении, когда Нарцисса заговаривает о проклятии. Если ей память не изменяет, то когда миссис Малфой носила Драко, всё было хорошо. Что произошло за эти пятнадцать лет? Неужели у неё могли появиться племянник или племянница, да ещё и под проклятием, а она узнаёт об этом только сейчас?!
Всё оказывается проще.
— Вот как, — кивает Беллатриса. Она-то думала, что между ними нет секретов. Ан-нет, о чём-то Нарцисса говорит только сейчас. Обида не идёт, и в голову снова почему-то лезет лицо сестры, когда разговор коснулся Баста.
Неважно.
Лестрейндж всегда знала, что затеи их родителя ничуть не уступали выходкам дочерей, поэтому она даже не удивлена. Это так похоже на Сигнуса — вмешиваться в судьбу с помощью ритуалов. Беллатриса не винит его. Отец действительно был в отчаянии, и не его вина, что он пытался сделать всё возможное, чтобы старшая ветвь рода не угасла. Он не смог. И, какая ирония, его дочь сейчас в такой же ситуации. И она сможет.
Она кивает, обещая хранить молчание, но всё равно с тревогой смотрит на сестру, даже забывая о собственной беременности и проблемах.
— Я думала, все твои болезни связаны с... твоим путешествием? — Беллатриса не задумывается об этом, не проговаривает эту мысль в голове, не хочет знать, о чём ещё сестра соврала. То есть недоговорила.
С другой стороны, даже спустя столько лет, факт остаётся фактом — теперь она посвящена в тайну. Возможно, первая, кто удостоился этого. И она не убьёт веру сестры в себя какими-то странными подозрениями, основанными на эгоизме. Малое, что она может для неё сделать.
Тема мужей плохо ложится на только что сказанные откровения, но для того, чтобы отвлечься, подходит лучше некуда.
— Ты сокровище, что бы ты не говорила. Я думаю, Люциус счастлив, — отвечает Беллатриса на улыбку сестры, тоже улыбаясь. Её слова могли бы показаться шутливыми, но на фоне всего, что уже было сказано, Беллатрисе они таковыми не кажутся.
— Я не представляю, что можно придумать, на случай опасности. Я и так тебя напрягаю с деньгами, ритуалами и всем этим, — Лестрейндж потряхивает мешочком с золотом. Нарцисса должна не хуже неё понимать — ей некуда идти. Некуда было до Азкабана, что говорить о настоящем времени. Но одно стремление чего стоит.
— Но ты знаешь же, мы друг друга стоим, — Беллатриса не прочь ответить на каждый выпад Рудольфуса. Это основа их брака, если уж на то пошло. Хорошо, что у Нарциссы не так.
Последний жест Нарциссы заставляет Беллатрису поволноваться. С тем, как она сжимает себе виски, связано изрядное количество неприятных воспоминаний молодости. И, хотя, не исключено, что она преувеличивает трагичность ситуации, Лестрейндж готова обхватить запястья сестры, помогая перенести, чтобы у неё там не случилось.
— Что с тобой?

Отредактировано Bellatrix Lestrange (27 июня, 2017г. 16:59)

+1

18

Нарцисса отвечает не сразу – взгляд её направлен куда-то внутрь себя, она прислушивается к своим ощущениям. Когда-то её злила зависимость собственного самочувствия от внешних причин, удачных исследований или, напротив, неудачных магических действий, сейчас она понимает, что это полезная черта организма. Происходит что-то не то и это «что-то» связано с прошлым.
- Не знаю, - миссис Малфой отвечает на вопрос сестры, - просто почему-то, когда я вспоминаю Максима Кревье, ну, ты помнишь, наверное, моего первого жениха из Франции, у меня начинается мигрень.
Цепь событий, которая привела к смерти вышеупомянутого Кревье, стерта из памяти Нарциссы, поэтому она не понимает, откуда берется головная боль. Впрочем, она многого сейчас не понимает, так что эта загадка просто занимает своё место наряду с прочими.
- Впрочем, это неважно, - Нарцисса поднимает голову и говорит, - мои болезни связаны не с путешествиями, в своих путешествиях я искала средства ослабить проклятие. Иногда находила, иногда нет.
Вероятно, сейчас ей тоже следовало бы заняться тем же – поисками новых смыслов известных вещей, тогда, по всей вероятности, ей стало бы лучше. Перестал бы сниться густой туман, исчезло бы эта чехарда неестественных недомоганий с неестественной бодростью, прекратились бы приступы удушья. Другое дело, что сейчас она просто не может сосредоточиться на своих исследованиях – постоянно возникают то одни, то другие неотложные проблемы.
Тему их с Беллатрисой мужей Нарцисса больше не затрагивает – она уверена, что они с сестрой друг друга поняли и пока этого довольно для обсуждения.
- У меня для тебя ещё кое-что есть, - миссис Малфой открывает сумочку и достает оттуда складное зеркальце. – Это артефакт, Сквозное зеркало. Одна половинка у тебя, другая – у меня. Так нам проще будет общаться.
Нарцисса любит символические подарки – она не лишена сентиментальности, да и к красивым вещицам испытывает слабость, но в данном случае надежный артефакт связи, действительно, нужен им с Беллатрисой. Раз уж они возобновили общение и не собираются его прекращать.

+1

19

Беллатриса кивает, терпеливо дождавшись ответа. Удивительно, но она ничуть не забыла какой бывает эта замкнутость, не связанная с очевидными причинами. Максима Кревье она помнит только по имени и по тому, что он что-то значил для младшей Блэк. У них с Нарциссой куда больше общего, чем могло бы показаться на первый взгляд. У обеих первые женихи французы, и у обеих свадьба сорвалась по причине их смерти. И, хотя на этом совпадения кончаются, Лестрейндж всё равно чувствует некое единство с сестрой.
Мыслей о лжи и недомолвках больше нет. От старых воспоминаний у Беллатрисы не появляется мигрень, зато с последствиями ритуалов она знакома теперь не понаслышке.
Когда нибудь, когда она не будет вздрагивать от каждого шага за дверью, ожидая прибытия авроров, когда и если ребёнок благополучно родиться и оставит её в живых, когда они отстроят Лестрейндж-холл и они с Нарциссой смогут занять гостиную в женской части дома, она расспросит сестру о всех её путешествиях и о том, что она там нашла.
Вряд ли ей найдётся что рассказать взамен, но это придумается походу.
Беллатриса удовлетворённо кивает и не спускает с Нарциссы внимательного взгляда исключительно ради собственного удовлетворения.
Очередной подарок от Нарциссы — очередной долг, хотя она старается избегать этого слова даже в мыслях. Но Лестрейндж он по душе.
Она вертит в руках зеркальце, задевая ногтем обод стекла. Милая штучка, хотя отражение в последнее время не радует. Но она так отвыкла от того, чтобы смотреть на себя, что не в силах отказаться от самолбования даже ценой разочарования теперь, когда зеркала доступны.
Но это лучше, чем самолюбование. Полезнее.
— Какая прелесть! — искренне восклицает Беллатриса. Лучше способа связи Нарцисса придумать не могла. С точки зрения маскировки даже везде сующий свой нос Рабастан ничего не заподозрит.
— Как им пользоваться?

+1

20

По сосредоточенному лицу Нарциссы скользит тень улыбки. Она любит делать подарки Беллатрисе, но, пожалуй, слишком увлекаться этим не стоит. У миссис Малфой не всегда всё хорошо с деликатностью – сейчас, когда она нездорова, с этим хуже, чем обычно – а задеть сестру ненароком ей не хочется. Но Сквозное зеркало в данном случае не роскошь, а средство связи.
- Нужно всего лишь назвать меня по имени, - говорит она и открывает своё зеркальце, чтобы показать. Отражение говорит Нарциссе о том, что спать надо больше, но хозяйку зеркала сейчас это не волнует. – Тогда соловей, который изображен на крышке зеркала, придет в движение и пропоет, и я пойму, что ты хочешь со мной связаться. Для того чтобы закончить разговор, зеркало нужно просто закрыть.
Миссис Малфой не любит соловьев и понятия не имеет, как относится к ним Беллатриса, но, покупая артефакт, она редко ориентируется на свои вкусы в оформлении. Сквозное зеркало не должно без слов говорить присутствующим, у кого вторая половина – это небезопасно. 
- В обратную сторону связь тоже работает, - поясняет она, - надеюсь, это будет для нас удобно.
Она вынимает и свою часть зеркала – на случай, если Белла захочет проверить и говорит:
- В ближайшее время я постараюсь забрать из нашего сейфа книги и принести тебе. Наверное, мы и дальше будем встречаться в каких-нибудь тавернах? Есть, правда, ещё наш с Люциусом охотничий дом, но я не знаю, насколько там безопасно.
О домах, принадлежащих семейной чете Пожирателя Смерти и ритуалиста, нельзя сказать, что они безопасны даже в мирное время – наверное, на основании таких строений магглы и складывают легенды о проклятых особняках - но дело не столько в магии и своеобразных увлечениях Малфоев, сколько в подозрениях Аврората. Хотя в публичных местах тоже может быть неспокойно, поэтому Нарцисса сомневается.

+1

21

Зеркальце захлопывается, Беллатриса внимательно изучает искусно вылепленного соловья, следуя инструкциям Нарциссы. Птица как птица. Из всех пернатых Лестрейндж умеет отличать только сов. Ну, может, если бы довелось, страуса бы вычислила.
Механизм прост и понятен, да и с конспирацией не самых плохой вариант. Рабастан наверняка не удивится, если заметит свояченицу, разговаривающую с зеркалом.
— Цисси, — зовёт Беллатриса в холодную поверхность своего артефакта, по отражению проходят волны, как будто она смотрится в озеро, однако рябь успокаивается и ничего не происходит.
Лестрейндж хмурится, но на сестру не смотрит. Она верит ей, что инструмент рабочий, значит, проблема в ней, и она сама с ней разберётся.
— Нарцисса Малфой, — требует она сестру, которая сейчас всё-таки рядом, а не через пол-Англии. На этот раз рябь не прекращается, и Беллатрикс отчётливо слышит, как нарастает пение соловья.
Смотреть в зеркало и видеть отражение сестры — очень необычно, но Беллатриса привыкнет. Наверное, для миссис Малфой было бы лучше, если бы это не произошло так скоро. Маггловский коттедж не изобилует развлечениями, а уж с отслеживанием непростительных, тоска и вовсе не выбирается из-под горла.
Но если сравнивать с Азкабаном, Беллатриса не жалуется. Главное, не замучить сестру вызовами. Не чаще пары раз в неделю. Или хотя бы не больше раза в день.
— Очень скоро я тебя заболтаю так, что ты пожалеешь, что дала мне эту штуку, — доверительно кивает головой Беллатриса. Всё это шутки, но ведь в молодости они и в правду много общались, почему бы сейчас и не возобновить, пусть даже и таким экзотическим способом.
— Да, книги мне очень нужны. Не уверена, что таверны лучше всего для этого подходят — несмотря на уединённый кабинет, стоит только кому-то что-то заподозрить, и у тебя будут большие проблемы. Не хочу, чтобы это было проблемой. В ваш дом я бы даже не рискнула лезть проверять. Не верю, что говорю это, но мне кажется, в маггловских районах безопаснее.
Беллатриса задумывается над главной проблемой, с которой она столкнулась в последнее время.
— Аппарировать мне нельзя самой, поэтому, ты ни за что не поверишь, я пользуюсь домовиком, когда нужно оставить Рудольфуса дома. Когда мы договоримся о встрече, я смогу его заслать к тебе, чтобы ты как-нибудь передала ему, где мы увидимся. Так можно будет встречаться и у магглов, и в лесах, и что у нас ещё есть в Англии? Министерство же не опустилось до того, чтобы отслеживать входящих в поместье домовиков?

+1

22

- Если Министерство будет проверять ещё и домовиков, у них точно людей не хватит, - замечает Нарцисса, - да и как они отличат одного от другого?
Идея Беллатрисы приходится ей по душе – у неё в доме много эльфов и, поди разбери, к гости к своим чужой эльф пришёл или по поручению? Конечно, ухо востро надо будет держать - откуда ей знать, какие меры безопасности примет на вооружение Министерство? – но на случайных местах, по крайней мере, не может быть засады.
Когда сестра проверяет артефакт, она открывает зеркало и говорит:
- Пустяки, мне всегда будет приятно поболтать с тобой.
Жизнь миссис Малфой складывается так, что у неё нет подруг – в смысле, настоящих подруг, которые бы знали её тайны и утешали в несчастье, поэтому она, действительно, рада возможности поговорить с сестрой. Хотя та и права – в таверне встречаться небезопасно.
- Если тебе нельзя аппартировать, то может быть, можно пользоваться порт-ключом? – уточняет она. – Хотя домовика всё равно присылай, это хорошая идея. И маггловские кварталы тоже неплохо. Там тоже есть интересные места.
Нарцисса думает о том, что Беллатрисе бы понравилось в салоне красоты – где бы сейчас Лестрейнджи не скрывались, вряд ли это дворец, а положительные эмоции беременным женщинам полезны, но проблема в том, что слишком долго мозолить глаза простецам нежелательно – маггловская полиция ищет Лестрейнджей и не факт, что при разрушении маггловского участка не выжил какой-нибудь свидетель.
- Но нужно учитывать, что в маггловских кварталах тебя могут узнать в лицо, - предупреждает она на всякий случай, - насколько я знаю, колдографии сбежавших Пожирателей Смерти есть теперь и у магглов тоже. Многого они, конечно, сделать не смогут, - Нарцисса слегка кривит губы, - но всё равно сообщат аврорам.
Миссис Малфой не уверена, что магглы проводят целые дни, изучая портреты разыскиваемых преступников (своих тоже, у них и своих, верно, полно), но всё же риск есть.
Она протягивает обе руки и берет ладони сестры в свои.
- Мне нужно идти, - говорит она, - рада была тебя повидать и узнать хорошие новости про будущего племянника. Это очень славно. Кстати, - вспоминает Нарцисса, - тебя не мучают никакие особенные желания, которые свойственны женщинам в положении? Помнится, на меня напала какая-то любовь к глине, - она смеется, - при полном-то отсутствии у меня каких-либо способностей скульптора. Помнишь, до чего уродливые штуки я делала? Пригодилось, правда, потом, при изучении магии вуду, но всё равно после рождения Драко словно рукой увлечение сняло. И что за блажь такая была?
Миссис Малфой пожимает плечами – она всегда любила чудные увлечения, но чудные увлечения поры её беременности не шли ни в какое сравнение с обычными. Может быть, Белла испытывает тоже самое?

Отредактировано Narcissa Malfoy (12 августа, 2017г. 17:53)

+1

23

— знаешь, я не очень в курсе того, как в целом изменился контингент министерства, но это не мешает мне быть уверенной, что среди кучки магглолюбцев найдутся те, кто печется о правах слуг.
Беллатриса фыркает, показывая свое пренебрежение к подобным слоям общества. Но как бы такие персонажи в министерстве не были ей противны, Лестрейндж, вынужденная по их милости скрываться в обшарпанном маггловском коттедже, не хочет сбрасывать со счетов возможность найти проблемы и здесь.
Однако ничего придумать лучше она не может. Наверное, все для их встреч так или иначе сопряжено с риском.
— Можно, — соглашается она. Теперь, обремененная вынашиванием наследника рода, она всегда носит с собой порт-ключ. Вернее, должна носить всегда, но иногда забывает. Рука скользит в карман, и прохладный металл напоминает Беллатрисе, что на сегодня она в безопасности.
— У меня есть только тот, что ведет в Лестрейндж-холл. Но если ты сможешь незаметно сделать ещё один, будет весьма кстати.
В способностях сестры не просто сделать порт-ключ, но и создать его безопасным, Беллатриса не сомневается даже несмотря на максимальную осторожность, которую ей следует соблюдать. Да и потом, даже будь у них порт-ключ, его придется как-то передавать.
— Магглы настолько тупые, что даже если узнают меня на улице, скорее спутают с какой-нибудь знаменитостью.
Она кокетливо наматывает прядь волос на ухо, отказываясь признавать, что опасность может исходить даже от тех, кто в жизни не держал в руках палочку.
К тому же в последнее время мир магглов, к которому Беллатриса была вынуждена приблизиться, кажется ей интересным. И хотя она сама бы в этом никогда себе не призналась, от небольшого приключения в их мире она бы не отказалась.
Вопрос Нарциссы кажется забавным. Беллатрису всегда преследовали странные желания, не только во время беременности.
— я пока не вижу большой разницы. Ну и понимаешь, у меня сейчас не слишком большой выбор хобби.
Она обнимает сестру на прощание, замирает, наслаждаясь по-семейному теплым прикосновением.
— Спасибо, что столько делаешь для меня, — шепчет она на ухо Нарциссе. Потом добавляет, отстраняясь:
— Нам не стоит выходить вместе, иди первая. Я допью чай и пойду минут через десять. Мне нужно расплачиваться?
После ухода Нарциссы становится совсем скучно, и она не выдерживает и покидает здание не выждав обещанных минут.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (с 1996 года по настоящее) » Карманные расходы (13 февраля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC