Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » У всех бывают неудачи (21 февраля 1996)


У всех бывают неудачи (21 февраля 1996)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название эпизода: У всех бывают неудачи
Дата и время: 21 февраля 1996, день
Участники: Араминта Мелифлуа под антидепрессантами, Рабастан Лестрейндж под оборотным, Нарцисса Малфой под вуалями, появление усов невинно убиенного Карла Клэйтона

Магазин мадам Мелифлуа

+1

2

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon] Звякнул колокольчик над дверью, заскрипели зубы Араминты. Послышался голос Борджина, заискивающего перед покупателем.
- Цезарь! У нас переучёт! – завопила со второго этажа Мелифлуа, высунув из-за двери голову на лестничную площадку. – Поднимись сюда и умри, как полагается!
Ведьма громко стукнула дверью (отчего та открылась снова), фыркнула себе под нос и оглядела комнату. Гостиная выглядела так, будто по ней пронеслись… ну, не всадники Апокалипсиса, но пони хаоса – точно.
Звякнул колокольчик внизу.
Араминта оглядела стеллаж с тубусами, и, кровожадно потирая ладони, направилась к нему.
То, что она поседела за вчерашний вечер (слышали бы вы злопыхания Борджина по этому поводу!), ещё ничего не значит!

Правда, седина обычно приходит к людям в месте с мудростью. Об Араминте, ясное дело, подобного сказать было нельзя: практически всенощное отмокание в ванне со всякими зельями и травяными настоями, да последующий ритуал на рассвете привели к тому, что энергии у  ведьмы было много, а девать её было решительно некуда.
Ну, разве что навести порядок в гостиной. Весенняя уборка, вот это всё.

Звякнул колокольчик в лавке.
Араминта злобно запыхтела – эй, она же сказала Борджину, чтобы закрывался и пилил наверх! Здесь завалы всякого хлама, пусть его сортирует, ленивая тварь! Голос Цезаря вдруг дал петуха – это ведьма не могла вынести, и, распахнув дверь настежь заклинанием, заорала в сторону лестницы:
- Цезарь, шо ты со мной делаешь?! Цезарь, шо ты со мной вытворяешь?! Цезарь, ты ждёшь моей смерти или позора – скажи мне сейчас и в лицо!
Как он только смеет тратить своё время на визитёров, когда тут Араминта в истерике (которую не убрал и галлон Умиротворяющего бальзама, что намекало, насколько дело дрянь), когда тут Араминта в трудах и заботах!
Мелифлуа, повернувшись к стеллажу лицом, к двери – спиной, призадумалась. Артистично и выразительно – спасибо отвратительной роже, которая для мимических ужимок ведьмы словно была создана.

Волшебница вытащила один из тубусов – естественно, тот, который мирно себе покоился в самом низу (вся конструкция тубусов тут же пришла в движение и по закону подлости рассыпалась, завалив пол вокруг и подол юбки Араминты), отвинтила крышку – а оттуда…
Словом, разрезанного на тонкие полоски-ленты пергамента, исписанного вдоль и поперек, она не очень ожидала. Тем более, пергамента, который возомнил себя осьминогом, соскучившимся по женской ласке – ленты-щупальца тут же обвили Мелифлуа и, мило подрагивая, пергамент уткнулся в тощую грудь ведьмы.
- Цезарь! Как это назвать?! Цезарь, шо оно такое?! Как его от себя отодрать?! Цезарь, иди сюда, и отцепи его от меня, иначе я тебя так разрисую, что даже могила тебе не поможет! Цезарь, как это продать?! Цезарь, у него щупальца! Ты видел пергамент со щупальцами?! Поди и спроси деда Моисея, видел ли он пергамент со щупальцами. Так он тебе ответит – нет, не видел, и не хочет даже думать, что за папа с мамой были у этого несчастья!
Умиротворяющий бальзам явно действовал на Араминту не так, как положено.

- Цезарь! Почему ты ещё не здесь? Цезарь! За что ты меня ненавидишь?
Мелифлуа палочкой скрутила надоедливый горррячий перрргамент, и бестактно затолкала его обратно в тубус.
- Цезарь! Чтоб продавать пергамент-мутант, нужны клиенты-мутанты! У меня нет клиентов-мутантов. Я люблю своих клиентов, и желаю им такого ума и находчивости, как у меня!
Ещё парочка тубусов на полу игриво подпрыгнули.
- Цезарь! Где ты нашёл тонну этого непотребства?!

Араминта наконец вышла на лестничную площадку. Огладила недобрым ястребиным взором лестницу вниз, в лавку, и виднеющийся кусок прилавка. За прилавком виднелся Борджин и пара посетителей.
- Цезарь, во мне есть идея, и мы её сейчас будем говорить, как только нас покинут твои милые друзья!
- Твои, Араминта.
Мелифлуа почти позы не изменила – только прислонилась плечом к стене и сложила руки под грудью в жесте уголовницы.
- Дааа?
Сверху, да ещё и с такого расстояния, было затруднительно рассмотреть лица гостей. Впрочем, гостеприимностью сегодня в лавке и не пахло.
- Что ж ты их держишь на пороге, лоботряс?! Никаких манер – сколько я тебя помню!
Мелифлуа пригладила выбившийся из причёски локон.
- Поднимайтесь, поднимайтесь! – Араминта поманила визитёров пальцем.
Аллюзия на злую ведьму и двух крохотных безобидных деточек, попавших в ловушку, была очень кстати.

Араминта отправила чайник на огонь, расчистила палочкой место на столике у камина и магией разгребла завалы барахла, чтобы гости дорогие могли пройти к креслам, не рискуя переломать себе все кости на каждом шагу.
- Здраааавствуйте! – показала зубы мудрости ведьма. – Хм. Не узнаю вас в гриме!
Радостью и энтузиазмом Араминты можно было забетонировать весь Лютный, и ещё на часть Косого хватило бы.

+2

3

[AVA]http://se.uploads.ru/wGkXZ.jpg[/AVA]Лестрейндж - он все рассматривает Нарциссу, чувствуя себя не то проходимцем - не то самозванцем, - мнется в проулке, хотя прекрасно знает, что в этом облике его видели разве что гоблины Гринготтса, а миссис Малфой едва ли в принципе может быть дело до того, как он выглядит.
- Словом, если мы будем держаться настороже, она не догадается, кто ты, - наконец выдает он. - Мало ли, с кем я мог участвовать в ритуалах...
Последняя фраза лишняя и Лестрейндж тоскливо затыкается. Ну, действительно, мало ли. Мало ли - любая ведьма от Лондона до Эдинбурга, конечно, была бы счастлива вступить с ним в союз настолько специфический. А уж учитывая, что он и до Азкабана не особенно покидал Лондон...
Впрочем, совсем уж погрузиться в пучины самоуничижения Лестрейнджу не дает деловая хватка - они тут по делам. И чем скорее он продемонстрирует Мелифлуа свою алхимическую партнершу, тем больше у ритуалистки будет времени, чтобы предусмотреть всевозможные сложности в их затее с Гамп.

Они продефилировали через улицу - Лестрейндж уныло путался в полах длиннющего пальто и старался не таращиться на свою спутницу - и вторглись в широко известную в узких кругах вотчину мадам Мелифлуа.
- Переучет, - буркнул Борджин, не поднимая головы и полируя латунную обводку прилавка.
- Мы договаривались с мадам Мелифлуа о визите, - ответствовал Лестрейндж, прекрасно помнящий говорящий взгляд Борджина в тот, первый раз его визита к Араминте - маг явно не был в восторге от контактов Мелифлуа и разве что не плюнул под ноги, ублюдок.
- Переучет, - с нажимом ответил упомянутый ублюдок, мельком окинул визитеров взглядом и продолжил свое занятие. Лестрейндж с тоской подумал, что это и есть минусы оборотного - иногда люди реагируют на тебя ну совсем, совсем неправильно.
Сверху доносились не слишком разборчивые вопли Мелифлуа - но, судя по роже Борджина, ее едва ли прямо сейчас насиловали-убивали. Лестрейндж, который и в этом бы случае едва ли собрался вмешаться, тоже сделал вид, что подобные вопли - часть атмосферы. Мало ли. Кровь Блэков заставляла быть готовым к любым сюрпризам.

- Мадам Мелифлуа будет рада нас принять, - очень-очень занудно проговорил Лестрейндж, всем своим видом давая понять, что препирательства с Борджином - лучшее, что с ним случилось за сегодня, и он вообще никуда не торопится.
- Переучет! - куда громче и куда настойчивее возопил Борджин, в сердцах кидая на прилавок тряпку.
- Зови Мелифлуа!
Мелифлуа, будто чувствовала - и сразу же появилась на лестничной площадке второго этажа.
Рабастан изобразил подобие улыбки, прищурился - что-то не так было в женской фигуре, взиравшей на них сверху вниз.
От глупого вопроса - "а где мадам Мелифлуа" - воздержался и направился вверх, бросил на Нарциссу заинтересованный взгляд.

- Это взаимно, - заторможенно ответил Лестрейндж, пробираясь к указанному креслу - было что-то в Араминте такое, что заставляло его подумать и сделать то, что велено, в каком бы виде она перед ним прямо сейчас не стояло. - Мы с вами не так давно вели разговор об алхимических браках - а также браках рунических. Вы приглашали меня прийти еще раз и не одного - я так и сделал.
Мелифлуа изменилась - но не до неузнаваемости. Пожалуй, он узнал бы ее и будучи слепым - и по манере держаться, и по злорадным нотам в голосе, не говоря уж о крайне специфических ухмылках. Тех самых, которые намекали, что лучше бы ему не нарушать их договоренности - и помнить о своей благодарности.
Однако теперь - как будто мало было ему непривычно выглядящей Нарциссы - он таращился еще и на Араминту.

+2

4

Нарцисса, которая сегодня нацепила личину Бертины Каннингем, в очередной раз подумала, не напрасно ли она решила идти под Оборотным, а не под своим собственным обликом. Строго говоря, особой тайны алхимический брак не требовал – наверное, тетушку можно было бы попросить держать всё в тайне, родственница как-никак, но, наверное, миссис Малфой просто привыкла к этому секрету и не была готова предать его хоть небольшой, но огласке. Кроме того, последний месяц она чувствовала себя довольно странно. В частности, в ритуальных видениях и снах стал часто фигурировать образ тумана. Иногда она просто смотрела на местность, подернутую предрассветной дымкой и блуждающие в ней огни, иногда гуляла по улицам, слабо различимым в светло-серой пелене, а порой наблюдала за тем, как туман, заползая в дверную щель, медленно наполняет собой комнату. Сегодня ночью ей снилось, что она играет с туманом как с живым существом – сидя на полу, рисует в воздухе узоры, а дымок послушно повторяет движения рук. Потом ей пригрезился холодный зимний воздух, звезды, ледяная вода, от которой стыли зубы и грудь наполняло ощущение свободы…
Славный сон, только вот пробуждение от него настигло миссис Малфой не там, где она засыпала – почему-то на диване в гостиной. Нарцисса озадачилась.
Нет, в прошлом она имела привычку терять минуты, часы и дни, впадая в особый транс, но тогда сны были другими. В них не было ничего приятного, скорее, они выворачивали наизнанку душу, выскребая оттуда забытые воспоминания и нехорошие мысли, но после них всегда было ощущение спокойствия и умиротворенности. В нынешних снах не было ничего тревожного, но после них Нарцисса чувствовала себя усталой и больной. Ныли кости, так что, напившись обезболивающих зелий, миссис Малфой всё утро просидела в библиотеке, чуть не свернула себе шею, оступившись на лестнице, а цели так и не достигла.
Залечив синяки, в весьма скверном настроении она собралась на встречу к тетушке, испытывая насчёт этой встречи самые дурные предчувствия.
Хотя, судя по воплям Араминты, день не задался не только у неё. При виде поседевшей мадам Мелифлуа Нарцисса на какой-то миг потеряла дар речи, а потом подумала, что, наверное, ещё легко отделалась со своими провалами в памяти. Жизнь ритуалиста полна невзгод – иные, вон, преждевременно стареют.
- Меня зовут Бертина Каннингем, - представилась она, присаживаясь, - мне говорили, что у вас есть ко мне вопросы.
Образ Бертины всегда был немного экзотичным и как никогда сегодня он казался Нарциссе слишком уж гротескным и как будто тесным. Кольцо с рунами, шляпа с вуалью, узкий воротничок платья, напоминающий миссис Малфой почему-то о домах с приведениями. «Надо было просто прийти», - подумала она и посмотрела на сторонам.
[nick]Bertina Cunningham[/nick][icon]http://s42.radikal.ru/i096/1704/e9/b83c75ceef87.jpg[/icon]

Отредактировано Narcissa Malfoy (1 апреля, 2017г. 15:20)

+1

5

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon] Араминта признала Лестрейнджа в этом… кругленьком рыхлом тюфячке, только когда он прошёл мимо, оставив между собой и Мелифлуа предупредительный фут свободного пространства. Ровная, плавная походка. Тюфячки так ходить не умеют, хоть убейся. Человек явно привык к другому телосложению – и росту тоже другому.
А вот дама… девица? Насколько, интересно, она моложе? - ревниво и с завистью подумала Араминта, - так вот, девица смотрелась гармонично. Даже рядом с тюфячком.
Хорошее, однако, это у них давнее знакомство.

Араминта взмахнула палочкой по направлению к двери – прибитый к косяку амулет вспыхнул и погас, замыкая контур от подслушивания.
- Да, браки, - отозвалась ведьма тоном, который подразумевал скорее врождённые дефекты, укорачивающие жизнеспособность примерно до минус бесконечности, чем всякие жениховско-невестинские штуки.
Мерлин, слышали бы вы, как Лестрейндж отчитывается! Как на ковре у Лорда, точно! Загляденье!
Араминта даже улыбнулась. От улыбки гостей передёрнуло.

- Да, Берта, душа моя, - щебетала соловьём волшебница, - вопросы есть. Но сначала я потребую от вас, - ведьма звонко хихикнула, - крохотную безделицу. Сущий пустячок, - Мелифлуа даже рукой так взмахнула, будто от мошкары какой отмахивалась. Посмотрела ласково на гостью и голосом, в котором не было даже намёка на добродушие и гостеприимность, отчеканила: - Клятву, что всё, увиденное, услышанное, и сказанное сегодня здесь в этой компании останется между нами. Я, конечно, люблю своих клиентов, но конфиденциальность – гарантия моей долгой, и, смею надеяться, счастливой жизни.
Араминта даже губы поджала под конец монолога. И посмотрела так требовательно на визитёров.

Ведьма отошла к столу, разгребла в стороны завалы из всякого барахла и очень невоспитанно умостила свою костлявую задницу прямо на столешнице.
Мелифлуа покопалась в огрызках пергамента в одной из корзин, и выудила туго скрученный в трубочку свиток. Развернула его очень артистично, встряхнула, расправляя – конец исписанного убористым почерком пергамента свесился на пол.
- Та-да! Итак, дорогие мои. Я провела тут небольшое исследование касательно алхимических союзов, и дельного не нашла практически ничего, - взгрустнула волшебница. – Поэтому, Берта, будьте добры, расскажите про оба ваши алхимические ритуала. Особенно меня интересует момент, скажем так, вашей взаимной настройки – как именно он проходил поэтапно. И, - вдруг неожиданно для себя самой ласково улыбнулась ведьма, - действовала ли эта связь – если да, то как – когда вы, - Араминта посмотрела через воображаемый прицел на Лестрейнджа, - были в Азкабане.

Отредактировано Araminta Meliflua (24 апреля, 2017г. 21:59)

+2

6

[AVA]http://se.uploads.ru/wGkXZ.jpg[/AVA]Мелифлуа отреагировала как-то странно. Лестрейндж всмотрелся внимательнее в отчетливые следы перенесенных тягот, отсутствовавшие еще пару недель назад, но уточнять, понимает ли ритуалистка, о чем он толкует, не стал. Во-первых, с сединой не всегда приходил маразм, а во-вторых, Араминта Мелифлуа в маразме по личным впечатлением Рабастана могла быть поопаснее Темного Лорда для Британии, так что о плохом он постарался не думать.
Впрочем, взращивая в себе оптимиста, он в последнее время старался не думать о плохом хотя бы полчаса кряду, так что собрался с мыслями и сосредоточился на деле.

Требование сохранить конфиденциальность разговора его не удивило - на месте Мелифлуа он бы еще и память чистил после оказания услуг, ведь в ее увлекательном бизнесе благодарность довольных клиентов могла часто подразумевать недовольство каких-то третьих сторон, так что Лестрейндж неопределенно пожал плечами в ответ на требовательный взгляд: клятва, конфиденциальность... Да хоть коньки впридачу.
Однако последнее, кажется, было лишним - несмотря на ту лихость, с которой Араминта взобралась на стол, выглядела она на все сто, и комплиментом это не было.
Рабастан все гадал, какого драккла Мелифлуа понадобилось перевоплощаться в эту бодрую каргу в собственной лавке - не по случаю переучета же - но минуты шли, а к прежнему облику задорной вдовушки, из-за которого Лестрейндж готов был безоговорочно поверить в любые россказни как о личной жизни ведьмы, так и о ее манере вести дела, она все не возвращалась.

Он убрал ногу, позволив концу свитка скользнуть мимо и затеряться где-то под стулом Нарциссы, уныло вздохнул - так и есть, Мелифлуа снова будет собирать материал. Дело, конечно, нужное при любом раскладе - только вот он мог найти занятие плодотворнее. Может быть, даже связанное с размножением.
Верный своему решению хотя бы полчаса в день думать о чем-нибудь приятном, Лестрейндж постарался сфокусироваться на этом, но, как назло, размножение упорно ассоциировалось с Рудольфусом, а потому любая приятность не выдерживала такой конкуренции. К тому же, сама Мелифлуа не слишком располагала к умиротворяющему созерцанию - а оставить ее наедине с Нарциссой Лестрейнджу и в голову не пришло.

Под направленным на себя свитком Рабастан почувствовал себя в западне - Араминта задавала такие острые и конкретные вопросы, что он даже мимоходом заскучал по Ирвингу Дрейку, чей журналистский азарт существенно поубавился после легиллеменции в исполнении Рудольфуса. Журналист оставил туманный Альбион вместе с надеждами Лестрейнджа на более-менее ровный тон в описании целей и мотивов Организации, но приходилось признать, что авантюра сама по себе была и сомнительной, и опасной, и даже если Дрейк поплатился мигренью и провалами в памяти, это всяко лучше, чем помереть здесь на войне, не имеющей к нему ни малейшего отношения.
Несмотря на то, что вспоминать об Азкабане было еще неприятнее, чем о брате, начал Лестрейндж все же с последнего вопроса Мелифлуа:
- Мы склонны считать, что действовала, - осторожно начал Рабастан, не глядя на Нарциссу. - Ухудшение моего самочувствия вследствие условий пребывания было отмечено и миссис Каннингем на ее собственном здоровье. Соответственно, как только моя ситуация улучшилась, улучшение отметила и она.
Он помолчал, размышляя, стоит ли упоминать более чем сложные отношение их обоих со здоровьем душевным, но счел, что это может не иметь отношение к проведенному ритуалу, и оставил этот нюанс на усмотрение Нарциссы, излагая моменты, связанные с физическими проявлениями алхимической связи.
- Обратное отношение тоже работало - не только мое нездоровье влияло на миссис Каннингем, но и ее болезни отражались на мне. Как только она разбиралась с причинами, у нас обоих состояние улучшалось. Разумеется, мне с причинами разбираться было затруднительнее, а потому и улучшение наступало намного медленнее.
Впрочем, после того зелья, что Нарцисса смогла пронести ему в Азкабан, смерть близко больше не подбиралась - но эти подробности только дадут Араминте понять, что Бертина Канннингем имела и желание, и возможность посетить тюрьму, а это не должно было всплыть.

Лестрейндж посмотрел на Нарциссу, предлагая ей либо дополнить, либо подтвердить его слова, и снова повернулся к Мелифлуа: ее внешний вид беспокоил его все сильнее с каждой минутой.
- Мадам Мелифлуа, вас прокляли? - без тени неуверенности в приличности настолько прямого вопроса спросил Лестрейндж, разглядывая собеседницу. Если кто-то смог обойти наверняка точно настроенную защиту Мелифлуа, кто знает, не стоило ли Лестрейнджу сменить ритуалиста.

+2

7

Нарцисса почувствовала себя на допросе в Аврорате и с трудом подавила желание огрызнуться. Не то, чтобы Араминта спрашивала что-то не то – всё то, что надо для работы ритуалиста, для Рабастана, для его успешного брака – просто до сих пор её не оставляло послевкусие ночного сна. Желание странной свободы заставляло видеть вокруг решетки, и миссис Малфой невольно провела ладонью по узкому воротничку, придя к выводу, что её сумасшествие, по всей видимости, перешло в новую фазу.
- Да, разумеется, лучше сохранить этот разговор в тайне, - согласилась она на предложение клятвы, - хотя мне хотелось бы обойтись без Обета.
Обет полностью уничтожал её анонимность, да и подвергал жизнь опасности, без чего хотелось бы обойтись.
- Насчёт Азкабана мистер Лестрейндж прав, - подтвердила она слова Рабастана, - после его побега у меня прекратились приступы угнетенного настроения, которые, как я понимаю, вызывали дементоры. И когда мы обсудили наши прошлые недуги, выяснилось, что сильные болезни одного накладывали отпечаток и на другого.
Лестрейндж не стал упоминать о встрече в Азкабане, Нарцисса тоже сочла, что для ритуала этот факт несущественен. Она предпочла рассказать о двух алхимических ритуалах более подробно, описав значение символов в черте ритуального круга, последовательную смену четырёх стихий и их с Рабастаном смерть от каждой из них, потерю магии и её возвращение.
По мнению миссис Малфой (которое она совсем не собиралась озвучивать), именно тот факт, что первый ритуал был завязан на взаимодействиях со стихиями, и обеспечил его успешность. Стихии всегда благоволили ей, чувствуя вмешательство древних – со времен язычества редко пробуждаемых – сил, хотя, разумеется, это не мешало им временами обходиться с ней бесцеремонно и вообще требовать её крови. В голове всплыли воспоминания о пещере с инфери и тошнотворный вкус мерзкой озерной воды, заполнившей легкие. Потом образы сменились на другие – с кровью. Чужой кровью. Нарцисса ощутила неприятный холодок, пробежавший по спине – ей всё это не нравилось.
- Одним из условий успешности ритуала был тактильный контакт, - продолжила она, - нельзя было размыкать рукопожатие во время прохождения стихий: огня, воды, воздуха, земли. Второй ритуал был повторением первого, только без смертей и касался больше ментального тела.
Тут надо было рассказать о телепатии, но Нарцисса не уверена, надо ли посвящать в этот секрет кого-либо ещё. Они с Рабастаном пошли на этот ритуал, чуть не свихнувшись от вихря двойных воспоминаний, именно для того, чтобы иметь в рукаве неизвестную никому способность. Да и вообще не слишком ли подозрительно установление этой связи? Даже закадычные друзья предпочитают держать мысли при себе, если им ничего не угрожает. Хотя, с другой стороны, Лестрейнджи в бегах, да и Бертина – лошадка тёмная. Не придя ни к какому решению, миссис Малфой добавила:
- Эмоциональная связь стала более стабильной, но не подконтрольной. Доходит до того, чтобы при сильном нервном потрясении одного, второй может упасть в обморок.
Пока всё звучит почти по-викториански пристойно – если не брать во внимание факт, что только отъявленные сорвиголовы, в принципе, согласились бы на такой смелый эксперимент – о голосах Розье в голове и прочих веселых играх разума Нарцисса не упоминает. Это не имеет отношения к алхимическому браку, а вот погубить её может. Её саму и вообще всю ветвь забытой магии – в том случае, если Пожиратели Смерти узнают, кто именно создал Скримджеру двойника.[nick]Bertina Cunningham[/nick][icon]http://s42.radikal.ru/i096/1704/e9/b83c75ceef87.jpg[/icon]

Отредактировано Narcissa Malfoy (29 мая, 2017г. 17:32)

+2

8

[icon]http://oi67.tinypic.com/sg7c5u.jpg[/icon]
- Берта, у вас есть ребёнок, - задумчиво произнесла Араминта. – Вы родили его до того, как Рабастан попал в Азкабан или после?
Интересно, как эта их связь могла ударить по плоду? Ребёнок – не сквиб, Лестрейндж уже упоминал, но вдруг там есть иные милые отклонения?
- И ребёнок только один, верно? – крутилась в голове какая-то въедливая, но неоформленная до конца догадка. – Вы пресекали возможности будущих беременностей, или больше не могли понести?
Если да, то это ну очень интересно. А теперь, интересно – после того, как Лестрейндж оказался на свободе – может?.. Как бы это на практике-то проверить?

- Всё-таки, я была права, - Араминта бросила мимолётный взгляд на Лестрейнджа, про себя ухмыляясь выбранной им личине для сегодняшнего визита, - у вас именно алхимический союз, а не брак.
Но теперь Мелифлуа вцепилась в слова о смерти, и раздумывала, не получились ли из этих двоих дракловых экспериментаторов пара недоритуалистов.
Мысль потянула за собой воспоминание о собственной смерти, и ведьма передёрнула плечами.
Буэ.

- И настоятельно рекомендую браком этот ваш эксперимент не делать. Ясно? Никакого секса друг с другом, - Араминта сказала это максимально строго, как двум горячим подросткам сказала бы злая бабуля-ханжа, порицающая любой намёк на интим до брака. – Во избежание – поскольку я не уверена на сто процентов, что у проведённых вами ритуалов не может быть отложенной природы, а проверять это сейчас не следует.
По крайней мере, пока у Лестрейнджа не родится ребёнок. А потом хоть пусть запроверяются до умопомрачения – это уже Мелифлуа и её работы не касается.

Ведьма задумывается на какое-то мгновение, а потом протягивает руки ладонями вверх:
- Ваши браслеты. Те самые, парные. Всего на пару минут – я хочу их проанализировать одновременно. Никаких правок вносить не буду, вы же понимаете, - занудным голосом добавила она скорее для протокола.

Пока Араминта отточенными скупыми движениями проводит быструю диагностику заклинаниями и сверяется с ещё одним пергаментом, оставшимся от первого разговора с Рабастаном с зарисованным на нём наспех браслетом и схемами плетения чар, она продолжает говорить.
Скорее потому, что привыкла отвлекать своих гостей от своей работы болтовнёй по теме, а не потому, что желает перевести их внимание на какой-то другой предмет обсуждения.
Что тут обсуждать-то ещё, в конце концов?!

Вопрос Лестрейнджа звучит почти обыденно. Араминта такая молодец, что ни руки не дрогнули, ни голос не надломился.
- Ха, прокляли, как же! Вы под Обороткой – вот и я под Обороткой, - сварливо ответила волшебница, магией удерживая браслеты в воздухе и быстро зарисовывая их взаимные сцепки.
С одним только браслетом тогда, две недели назад, она всё же упустила пару деталей.
- Хорошая работа, - Араминта возвращает артефакты обратно их владельцам, быстро чертит что-то в пергаменте и откладывает его в сторону. – Лестрейндж, это клиенты платят ритуалистам за их работу золотом – или чем-то иным материальным.
Ну ладно, тут Мелифлуа лукавит и кокетничает, но будь у Рабастана достаточно денег – ими бы расчёт и обошёлся.
- Ритуалисты же расплачиваются с магией немного иначе.
И ещё посмотрела так на Рабастана с намёком.
Пусть думает, что это ритуал помолвки её так подточил.
Или Долохов. Антонин же, скотина, точно с соратничками своими поделился о визите к Араминте.
Впрочем, Мелифлуа оставляет догадки на совести фантазии Рабастана – она у него развита хорошо. Пусть лучше воображает какую-то страшную жуть, а не получает страшный компромат на ведьму – мол, как же, артефактор не справился с артефактом. Ха!

- Берта, - Араминта предпочитает перестраховаться, поскольку не всем словам Лестрейнджа стоит верить, - для взаимной настройки друг на друга вы использовали браслеты.
Нет, это не вопрос. Вопрос будет вот сейчас:
- Вы проводили расчёты на неконфликтность союза? Ваш алхимический братец, - неодобрительный взгляд дотошной рейвенкловки – не оправдавшему надежд на рейвенкловскую дотошность Лестрейнджу, - этим не озаботился. Следовательно, вы, как инициатор союза, не могли курировать его неподготовленной.
Араминта складывает губы бантиком, прищуривается задумчиво.
- Да, ещё один момент. Вы замужем. Брак у вас династический или ритуальный? Если последнее – то у кого вассалитет, у вас или у мужа?

Помолвка Лестрейнджа – это одно, но полноценный брачный союз – совсем другое.
И раз уж Араминте не отделаться от кураторства в этом неблагодарном деле, то хотелось бы узнать подробнее, чего стоит избегать любым способом.
Например – убийства Бертины Каннингем.
Настоящего, ритуального, со всеми свистоплясками.

- Руническая помолвка Рабастана уже состоялась – и прошло достаточно времени, чтобы вы заметили изменения в вашей алхимической связи.
Араминта перевела жадный взгляд с Берты на Лестрейнджа.
- Вы почувствовали какие-то изменения? Какие-то… отголоски, чуждые вашей связи ранее? Что-то, что вас порадовало – или напугало? – Мелифлуа азартно задавала вопросы, едва ладони не потирая от предвкушения. – Может, магические всплески, иное ощущение на высших тонких планах? И в процессе ритуала, и позже? Или, может, - Араминта старательно пыталась удержать ровную интонацию, - чувствуете что-то сейчас?

Отредактировано Araminta Meliflua (24 июня, 2017г. 14:26)

+2

9

[AVA]http://se.uploads.ru/wGkXZ.jpg[/AVA]

Лестрейндж с тоской смотрит в пол, в угол, на укатившийся тубус, где-то потерявший крышку, и оглядывается внимательнее: раскрытые тубусы в лавке артефактора-ритуалиста могут означать неприятности для незадачливых посетителей, которые не смотрят, куда наступают.
Лестрейндж, конечно, куда наступает смотрит - но мало ли. Мало ли.
Учитывая, что ему имеет смысл не спускать глаз с Мелифлуа, приглядывать за Нарциссой и быть готовым в подъему наверх недовольного Борджина, смотреть еще на тубусы кажется задачей уже невыполнимой.
Лестрейндж снова тоскливо вздыхает и чинно складывает руки на коленях.
Нарцисса излагает - этот термин сам собой приходит ему в голову, едва она начинает говорить - все по делу, никаких особенных замечаний у него нет. В любом случае, так сложилось, что у него никак не доходили руки до разбирания особенностей проведенного давным-давно ритуала - он доверился миссис Малфой и занимался своими делами, кажущимися более срочными и неотложными. Немудрено, что мадам Мелифлуа возжелала пообщаться с той, кто раскопала этот ритуал и явно была куда лучше осведомлена о его возможных побочных эффектах.
Он лишь раз вскользь бросает взгляд на Нарциссу - когда она упоминает второй ритуал, свеженький в определенном смысле, но его приятельница осторожнее, чем длиннохвостый кот на фабрике кресел-качалок, и не собирается выдавать их секреты сверх необходимого.

Впрочем, кажется, Мелифлуа наплевать - ее интересует совсем другое.
Рабастан прикрывает глаза - дети, дети, дети. Везде сплошные дети.
Думает, не стоило ли соврать ритуалистке о биографии Бертины, но все же склоняется к мысли, что это было бы слишком опасно - все-таки, буквально, они тут ради детей, вранье только ухудшит ситуацию.
По крайней мере, вранье такого масштаба - так-то Лестрейндж не против вранья, разумеется.
Брак, алхимический союз - какая, к дракклам, разница.
Лестрейндж хочет так и сказать, но сдерживается - и очень вовремя, потому что следующая реплика мадам Мелифлуа явно требует реакции, а у него как раз лимит не выговорен.
- Предельно ясно.  Мы очень постараемся, - скучно заявляет Лестрейндж в ответ на оскорбительное предупреждение воздержаться от секса с Нарциссой - как будто кому-то сейчас вообще может быть дело до секса. Откуда вообще такие намеки.
Впрочем, посещает его догадка, мадам Мелифлуа, кажется, знакома с его братом.
Выбираться прямо сейчас из-под тени репутации Рудольфуса Рабастану не с руки, поэтому он оскорбленно ерзает на стуле, но позволяет разговору развиваться дальше.
Он чуть задерживается, с сомнением глядя на протянутую руку - жест, во все времена не внушающий доверия - и смотрит на Нарциссу, как будто они могут прямо сейчас встать, поблагодарить Араминту и покинуть магазин.
То есть, они и в самом деле могут так поступить, но Лестрейндж хочет хоть что-то доделать до конца и не накосячить в процессе.
Поэтому он расстается со своим браслетом и, чувствуя себя неожиданно непривычно, внимательно следит за манипуляциями ритуалистки.

Намекающий взгляд Мелифлуа его подкашивает - что за новости? Что она от него потребует? Первенца, которого он уже пообещал брату?
Целую секунду Лестрейндж развивает мысль об устроительстве небольшого аукциончика только для своих, но затем возвращается в мрачную реальность.
- А, - отвечает Лестрейндж на экспромт Мелифлуа насчет оборотки, но больше ничего не отвечает. Во-первых, она... эксцентричная, мало ли. Во-вторых, теперь ему кристально ясно, что дальше в эти дебри лучше не лезть - значит, у мадам Мелифлуа есть причины в собственной лавке, закрытой на переучет, сидеть под оборотным зельем. Она же эксцентричная.
Мало ли.
Его еще немного толкает в бок мелкий бес иронии и любопытства, который предлагает озвучить все эти соображения с едва уловимой вопросительной интонацией, но Лестрейнджу хорошо за тридцать и он знает, что некоторые вещи озвучивать необязательно. Немногословность - его личная добродетель, ревниво взращиваемая Рудольфусом, да и Араминта явно желает поговорить о другом.
Он растерянно качает головой, не желая сейчас начинать долгую и наверняка утомительную беседу насчет того, что мадам Мелифлуа самочинно добавила в руническое закрепление помолвки - между прочим, это дорогого стоило: находясь в смятении, он все тянул с необходимостью проверить брата после суматошного визита домовика за палочкой, и Рудольфус теперь уверен, что младший брат желает ему смерти.
Это не то чтобы совсем неправда - но уж точно все обстоит намного сложнее.
- Все под контролем, - коротко отвечает он. - Мисс Гамп тоже в полном порядке.
Вспышка на краю сознания - он не удосужился сообщить Нарциссе имя избранницы, все больше занятый проблемами другого характера, и вот теперь Лестрейндж думает, не стоило ли и дальше хранить имя в тайне.
Впрочем, с учетом телепатии, надолго бы его хватило? И как бы быстро Нарцисса поняла, что он сменил статус на женатый?
- Что касается физиологии, - начинает он издалека, - мы яснее ощущаем негативные переживания партнера, не все подряд. Должно быть, что-то вроде базовых тревожных сигналов или чего-то подобного. Положительные, гм, или нейтральные переживания не передаются так, как негативные, вот что я имею в виду. Если ритуал не должен был причинить мне вред и не причинил - то и на Бертине он не должен был отразиться. Не так ли?
Вопрос адресован больше Нарциссе, хотя сейчас Лестрейндж в самом деле удивлен. Ему раньше никогда не приходило в голову, почему дело обстоит именно таким образом, и он с подозрением косится на Нарциссу - может быть, такой перекос в восприятии не случаен.

+2

10

Разговор заходит о детях – Нарцисса внутренне подбирается. Ей хочется ответить – по возможности резко – что её дети не имеют отношения к алхимическому браку и потому интерес к ним ритуалиста ничем не оправдан, но она сдерживается и молчит. Умом она понимает, что Араминта выясняет последствия алхимического союза для деторождения, что важно для Рабастана и она права, а её эмоции – это просто влияние дурного сна. Это тревожит миссис Малфой, тревожит сильно – старый страх безумия подкатывает к горлу, Нарцисса опять подносит руку к воротнику платья, который вновь кажется ей слишком узким. И с какого такого перепугу она думает о детях во множественном числе?
- У меня один ребенок, - погруженная в свои мысли, Нарцисса не обращает внимания на разбросанные по комнате тубусы, у неё есть заботы и поважнее. – И появился он до того, как Рабастан попал в Азкабан. Больше детей мы с мужем не планировали.
Миссис Малфой хочет, было, добавить, что это по причине её увлечений ритуалистикой, но потом думает, что это несущественно. Ей не нравится тема детей, она заставляет её нервничать, а нервничать её не то, чтобы нельзя, а не стоит. Она и так неспокойна. А вот ремарка Араминты по поводу интимных отношений с Рабастаном её заинтересовывает – это что же, тетушка считает, что секс в том ритуале мог быть обязательным компонентом? Нарцисса сама – по консервативности мышления – привыкла считать, что такие оговорки в описание ритуалов вставляют не слишком добродетельные волшебники, любители распутной жизни, поэтому в том ритуале легко её проигнорировала. Тетушка не настроена столь категорично, миссис Малфой озадачивается, но пикантные вопросы откладывает на потом. Она подтверждает согласием слова Рабастана о том, что они воздержатся от экспериментов, и подает мадам Мелифлуа свой браслет.
Когда Араминта говорит об Оборотке, Нарцисса ей сначала верит, потом не верит, потом решает уточнить позже. Бертине не к лицу проявлять интерес к здоровью другого ритуалиста, так что она просто отвечает:
- Расчет на неконфликтность ахимического союза я проводила, мой брак ритуальный, вассалитет у меня, а что по поводу ощущений, - она смотрит на Рабастана неуверенно, - вроде бы ничего нового не появилось. И да, я соглашусь с мистером Лестрейнджем, обычно связь реагирует на сильные эмоции и серьёзные заболевания.
Кроме всего прочего, заверение младшего Лестрейнджа о том, что он чувствует себя хорошо, означает, что и её нездоровье не относится к категории серьёзных или негативных. Проклятая старая магия опять загадывает ей загадки – неожиданно для себя Нарцисса чувствует злость, но снова подавляет её, испытав при этом немалое удивление. Что злиться на магию, она всегда такая была и  вообще не вина магии в том, что она несообразительна и уделяет мало времени самообразованию. Но насчёт нового мадам Мелифлуа бьет не в бровь, а в глаз, так что миссис Малфой колеблется – может быть, загадки ей загадывает вовсе не шаманская болезнь, а всего лишь отголосок рунической помолвки Рабастана? Не сказать, чтобы Нарциссу совсем не волнует его помолвка – ей нравится мисс Гамп, но она опасается того, что её дружба с Лестрейнджем окажется под угрозой, вдруг его жена будет против участия мужа в ритуалах и прочих их рискованных занятий? – но сейчас миссис Малфой думает о том, что кое-какие странности в последнее время в её жизни появились. И их, возможно, опасно скрывать. О том, что ей иногда чудится запах крови, она не говорит – это вполне может быть самовнушением – ограничивается безобидным.
- Хотя, знаете, кое-что есть, - говорит Нарцисса после коротких раздумий, - мне почему-то в последнее время хочется завести собаку. Для охоты.
Главная странность для миссис Малфой состоит в том, что её доме вообще-то есть собаки и как раз охотничьих пород. Но ей нужна другая – та, которую нельзя будет гладить. И которая будет достаточно самостоятельна для того, чтобы пойти в лес и принести оттуда добычу. [nick]Bertina Cunningham[/nick][icon]http://s42.radikal.ru/i096/1704/e9/b83c75ceef87.jpg[/icon]

Отредактировано Narcissa Malfoy (28 июля, 2017г. 19:47)

+1

11

- Не так, - обрывает Араминта Лестрейнджа, пока тот втихаря поглядывает на Берту. – Взаимозаменяемость – это не взаимодополняемость. У каждого мага своя восприимчивость к разной магии и ритуалам, и, например, если вы хорошо переносите одни – вовсе не факт, что организм и магическое ядро Бертины на те же действия отреагирует так же.

Мелифлуа отвечает на вопрос, заданный не ей специально – чтобы выкроить время на раздумия. Что-то ей не нравится во всей этой картине. Что-то выглядит слишком аляповато – и касается это дракловых детей.
Вечно от них одни проблемы – вот не зря Араминта от них отказалась раз и навсегда!

- Охота, Берта, - это ерунда, даже если это охота на людей, - отмахивается ведьма. – Это скорее отголосок внутреннего неразрешимого конфликта, - Араминта закатывает глаза, - наличествующего у Рабастана. В конце концов, его в правах ещё не восстановили, - камень в огород неплатежеспособности Лестрейнджа Мелифлуа кидает с огромным удовольствием, - так что отсутствие полной свободы передвижений… как это… сублимирует, - подбирает верный термин (или не очень верный, но зато какой умный!) Араминта, - в подобное желание. Hunt or be hunted.

- Полагаю, дорогие мои, - задумчиво произносит ведьма, - что у вас, Лестрейндж, не должно быть сложностей с продолжением рода. Смотрите сами: Берта держит вассалитет в своём ритуальном браке, но ребёнок у неё уже есть – так что, по факту, магия сейчас должна была бы уравновесить вас в ваших наследниках. Иными словами, ваш алхимический союз должен бы помогать второй миссис Лестрейндж понести – а никак уж не мешать в этом. Ясно одно, - всплеснула руками Мелифлуа, - вам запрещено проводить любые ритуальные манипуляции, даже малейшие, на… эээ… отделение ваших тонких тел друг от друга. Временно приглушать вашу связь можно – я даже могу назвать пару ритуалов, где это необходимо, на разделять вас, как единую сущность столь высокого плана, нельзя.

- Увы, ритуалистика не особо углубляется в настолько эфемерные материи – она от них отталкивается, но в общем понимании специализации вы, скажем так, спаяны. Не две души, грубо говоря, но и не одна. И в свете этого мне интересно: вы проводили сообща какие-то ритуалы? Как вы воздействовали друг с другом? Кто из вас выступал усилителем, а кто – стабилизатором?

+1

12

[AVA]http://se.uploads.ru/wGkXZ.jpg[/AVA]
Ну, не так - так не так. Мелифлуа виднее, в конце концов, для этого они и здесь: чтобы выяснить, как друг на друга будут влиять два ритуала, пересекающиеся на нем. Друг на друга и на тех, кто выступил его партнером. Будет ли ритуал, проведенный с Нарциссой, влиять на Яэль 0 они вроде бы теоретически выяснили, что нет, но теперь вопрос встал иначе: будут ли ритуалы, проведенные над ним и Яэль, влиять на Нарциссу.
Вот это уже совсем лишнее, и Лестрейндж задается вопросом о том, к чему это может привести. Отголоски рунической помолвки найдут отражение в новой беременности миссис Малфой? В конце концов, плодовитость и как можно скорее и была целью ритуала, и совершенно мельком, даже мимоходом, Лестрейндж задается вопросами о том, делят ли Малфои супружеское ложе, думал ли Люциус о втором ребенке и готова ли к такому Нарцисса.
Но эти вопросы, конечно, остаются при нем.
На уточнение об охоте он удивленно смотрит на Нарциссу, но молчит.
Охотничий пес - не самый популярный аксессуар аристократки, с тех пор, как охота на лис и нюхлеров отжила свое, и его вообще удивляют подобные желания в Нарциссе. И даже когда они встречаются в лесах, чтобы потренироваться в защите, он не замечал в ней стремления к охоте.
Мелифлуа же не придает этому значения, отмахивается легко и равнодушно, обвиняя в этом его.
Лестрейндж обрывает кривую ухмылку - ну конечно, это он виноват.
- Вы прямо как Аврорат, - буркает он негромко. - В любой непонятной ситуации вали все на Лестрейнджа.
Впрочем, в ее словах есть резон, и хотя он никогда не заиграется до той степени, что позволит себе забыть об охоте, ведущейся на него, желание оставить позади преследователей часто сменяется желанием напасть самому.
- Так что, если мы... Если Бертина заведет пса, нам обоим станет лучше? - уточняет он эту нелепую мысль. - Это сублимирует мою тоску по свободе передвижения?

Вопрос с охотой отступает на второй план и он внимательно слушает вердикт ритуалистки. Довольно расслабляется в кресле, перестает хмуриться.
- Мы не собираемся разрывать эту связь, - уверенно говорит он. Они ее только укрепляли, да и вообще, в последнее время Лестрейндж пришел к выводу, что это очень полезно - возможность полностью доверять другому человеку, возможность связаться с чужим сознанием, чтобы передать нечто важное. Если уж на то пошло, он бы и со Снейпом провел пару связывающих ритуалов - просто чтобы быть уверенным, что тому не придет в голову внезапно передумать в отношении третьей стороны. - Нас обоих она очень устраивает. И раз никаких противопоказаний для моего брака нет, тем лучше.
На вопрос о стабилизаторе и усилителе он снова смотрит на Нарциссу.
Он ознакомился с обязанностями ассистента ритуалиста, прочел немало книг, посоветованных Долоховым, и задал ему вопросы по непонятным местам еще тогда в семидесятые, но многое забыл, а Мелифлуа пользуется иной терминологией. Ему кажется, что он выступает в роли стабилизатора, не подключаясь к ритуалу непосредственно, а, как правило, только черЕЗ Нарциссу, но кто знает, как это называется на самом деле.
И можно ли вообще говорить о стабилизаторе и усилителе в их случае - когда он точно знает, что магический импульс может свободно перемещаться между ними в обе стороны, подпитывая по необходимости обоих.
Им, младшим в своих родах, несложно было установить это равновесие - но равновесие ли это, думает Лестрейндж.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Март-апрель 1996 года » У всех бывают неудачи (21 февраля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC