Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » Поиграй со мной (весна 1980)


Поиграй со мной (весна 1980)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время и место: 1980, весна. Маггловская фабрика игрушек в Бирмингеме, закрытая из-за череды несчастных случаев на производстве.
Участники: Энгус О'Рейли, Рудольфус Лестрейндж, несколько авроров, какие-то случайные магглы, которых никто не считает за людей.

С зимы Департамент магических происшествий и катастроф сбивается с ног: в маггловском мире все чаще и чаще обнаруживаются следы воздействия темномагического проклятия, источником которого являются игрушки, распроданные по стране. С огромным трудом Департаменту удается взять под контроль происходящее, все игрушки из этой партии найдены и обезврежены ликвидаторами проклятий, обливиаторы поработали на славу, но где-то на складе фабрики еще остались носители злой воли.
Туда-то и отправляются представители двух департаментов - магических происшествий и катастроф и магического правопорядка, ведь нужно не только разобраться с проблемой, но и найти преступников, проклявших игрушки.

0

2

Перемещаются они порт-ключом - аппарация к дракклу на кулички не задалась бы ни у кого.
Лестрейндж оглядывается - в Бирмингеме он впервые, если считать официально. Неофициально - кажется, тоже впервые. Пожиратели предпочитают крошечные маггловские городишки,пропахшие смогом и гарью, которые так и просятся быть стертыми с лица земли. Второй по населенности город в Британии, который облюбовало немало магов, им не интересен.
Впрочем, здесь, в этом районе, застроенном складами и отживающими свое фабриками, все равно пусто.
Маги едва ли вызовут чей либо интерес.
Лестрейндж поправляет воротник, смотрит свысока, находя рукоять волшебной палочки в ножнах, но тут же отпуская: приходится напомнить себе, что сейчас он здесь официально. От Министерства, а значит - ни маски, ни Метки в воздух.
Грязные маггловские свиньи поживут еще немного.
Улыбка, которая появляется на его лице при этих мыслях, ни содержит в себе ни дружелюбия, ни радости - Рудольфус улыбается самому себе, тому, который скрывается от коллег и которого они вряд ли хотят видеть.
И уж тем более его улыбка не относится к Энгусу О'Рейли - ирландцу-ликвидатору.
- Поторопимся, - кидает он, принимая на себя общее руководство: он не так давно повышен до заместителя отдела отслеживания неправомерного использования магии, и хотя с прежним начальником история мутная, никаких обвинений Рудольфусу предъявлено не было. Между тем, главенство ДОМП далеко не так очевидно - дело с той же степенью подходит и под юрисдикцию магических происшествий, но Рудольфус готов зубами, если потребуется, выгрызать право распоряжаться: он не будет подчиняться ирландцу.
Один из прибывших с ними авроров указывает на приближающегося мужчину, Лестрейндж выходит вперед.
Начинается дождь, один из этих затяжных моросящих раздражений, которыми так славится средняя Англия.
- Кит Гринуэй, - представляется приблизившийся - еще один аврор, отряженный с утра на выяснение деталей. - Здесь остатки нашей партии, сэр... Сэр.
Гринуэй обращается попеременно то к ирландцу, то к Лестрейнджу, чем бесит последнего отдельно.
Мрачный мужчина, старший аврор Флэннаган, перехватывает инициативу и задает Гринуэю стандартные вопросы: есть ли на фабрике или складе магглы, есть ли следы темномагических ритуалов, есть ли непосредственная опасность жизни или здоровью...
Рудольфус закуривает, не обращая внимания на дождь, не придавая значения этим вопросам и ответам - он и без них знает, в чем там дело, на этой фабрике. И его задача - сделать так, чтобы об этом не узнали все остальные.
Не дожидаясь остальных, он выкидывает окурок, оставляя его мокнуть в грязной луже, идет к массивным воротам будто под дракона, из крохотной узкой дверце в которых только что появился Гринуэй.
Он уверен, что с порога определит, в чем именно дело - однако перед тем, как заступить через ворота, все же вытаскивает волшебную палочку.
И не зря: фабричное помещение, тихое и пустое, темное из-за отсутствия электричества и непогоды за узкими пыльными окнами под высокой крышей, фонит темной магией, но отнюдь не той, к которой Лестрейндж был готов.
Он задирает голову, осматривается: помещение представляет собой трехэтажную коробку, заставленную подготовленными к вывозу контейнерами и станками, накрытыми брезентом, а на уровнях второго и третьего этажа по периметру идут террасы, темные и кажущиеся пустыми.
Лестрейндж всматривается в проходы между контейнерами и станками - где-то там, в противоположном конце площади должна быть дверь в административное здание, три этажа кабинетов и закоулков. Делает еще несколько шагов, и звуки усиливаются, множатся и поднимаются к потолку эхом.
- Где все рабочие? - спрашивает он.
- Фабрика закрыта с прошлой недели - несколько несчастных случаев, профсоюз поднял вопрос о безопасности и владельцы предпочли пока приостановить работу, - отвечает ему один из авроров, оказавшийся поблизости.
Лестрейндж, не понявший ни слова после упоминания несчастных случаев, общую идею ухватывает - здесь пусто и будет пусто.
- Где остатки игрушек? - продолжает он. Игрушки должны нести наибольший магический фон, но, несмотря на то, что он дважды просканировал помещение после того, как переступил его порог, никаких указаний на концентрацию темной магии он не получил. И это вызывает любопытство - то, с чем обычно работают Пожиратели Смерти, он уже должен был засечь.
Рудольфус снова оглядывается: они действительно прокляли несколько складов с товарами, намереваясь посеять хаос среди магглов и отвлечь авроров от нескольких рейдов по небольшим смешанным поселениям, но с каждой минутой у него появляются вопросы, ответов на которые нет. Например, кто проклинал этот склад. Почему игрушки. И что, драккл подери, здесь было скастовано.
По указанию другого аврора, старающегося не подходит ближе к металлическому ктнтейнеру в десяток футов, Лестрейндж разглядывает уродливое маггловское чудовище. Здесь остатки партии, изъятые из магазинов и у покупателей - куклы и меховые звери, способные причинить немало проблем - но Рудольфус по-прежнему не чувствует никакой опасности.
Он все же обращает внимание на ирландца - в конце концов, это по части ликвидаторов.
- Мне нужна информация, с которой я смогу работать. Что это за хрень, вы можете ответить?

+2

3

Бирмингем Энгусу не понравился. Мало какой город может понравиться промозглой английской весной, да еще если знакомство с ним начинаешь с унылой промышленной зоны вокруг фабрики. Сразу вспоминался Белфаст. Детские развлечения уже стерлись из памяти, зато осталось то, чему он тогда не удивлялся (а зачем удивляться единственной реальности): грязные улицы, обшарпанные здания, ржавые решетки на окнах, лужи там, где дорога особенно разбита. В общем, здесь было похоже.
Энгус посмотрел на Лестрейнджа, который всем своим видом подчеркивал, что он Лестрейндж и в качестве большого одолжения снизошел до этого места. Может, он делал это и не нарочно, но было то ли смешно, то ли противно.
- Когда Бог создавал время, он создал его достаточно.
ДОМП постоянно куда-то спешит, особенно когда не надо. Например, когда территория уже оцеплена аврорами, никто нигде не умирает и магглов явно нет на милю вокруг, непременно надо подгонять. А то вдруг так и не случится ничего плохого, тем более с кем-то из грязнокровок, и будет нечего делать.
- О'Рейли, - сказал он подошедшему аврору. - План территории есть?
Плана территории не было, сведений вообще было немного. Волшебники не очень хорошо разбирались в устройстве маггловских производств, а может, оно и к лучшему, а то догадались бы проклясть что-нибудь сталелитейное или судостроительное, и привет. Хотя игрушки - это тоже было очень погано, воевать с детьми. С маггловскими детьми.
Когда он закончил с вопросами, спина Лестрейнджа уже входила в цех, выражая отстающим презрение. Энгус ухмыльнулся и пошел следом.
Фабрика тоже напоминала детство и мечты работать в цеху в три раза больше этого, ходить командовать и раздавать подзатыльники тем, кто слишком часто бегает покурить. По периметру и между зачехленными станками довольно бестолково бродили авроры, будто надеялись, что все-таки удастся хоть кого-то задержать за правонарушение. По мнению Энгуса, на единицу площади тут было многовато ничем не занятого народу.
Он начал диагностику с порога, где ожидаемо ничего не нашел, как и вдоль стен, как и в районе станков, которые под чехлами все равно не мог отличить один от другого. Вот и хорошо, а то окажись проклятие слишком заковыристым - пришлось бы безнадежно сломать оборудование, потому что нет ни одного владельца фабрики, который захочет поменять еще работающую машину.
Энгус нашел под одним из столов испорченную отливку кукольной головы, палочкой подозвал ее к себе и убедился, что ничего плохого в ней нет - кроме качества исполнения. Оставался только контейнер со склада, от которого... если бы ликвидаторы при исполнении могли оперировать предчувствиями, он сказал бы, что от контейнера шел недобрый магический дух.
Он бросил Лестрейнджу кукольную головку.
- Насколько я могу судить, это родственник моих подозреваемых. Уберите из помещения лишних людей, мне нужна обстановка, в которой я смогу работать с этой неустановленной хренью.
Игрушки были в коробках, явно готовились к отправке в магазины. Но свалены были как попало, все видимые Энгусу коробки были помяты, а некоторые даже надорваны. Для начала он наложил на себя защиту, убедился, что слишком близко никто не стоит и влез на подходящий стол, откуда было лучше видно, что там в контейнере. Потом он заклинанием пошевелил верхний слой коробок, чтоб сдвинуть их по сторонам и заодно посмотреть, как проклятые игрушки среагируют на безобидную бытовую магию. Проклятые игрушки не среагировали никак, но он увидел то, что ему сильно не понравилось: несколько пустых упаковок, смятых и разорванных так, словно содержимое выбралось из них, не дожидаясь покупателя. Энгус надеялся, что ошибся, но самое время было перестраховаться.
Reticulum.
Прочная мелкая сетка затянула контейнер и плотно прилепилась к его краям, не позволяя твари крупнее таракана выбраться наружу. Энгус обернулся к Лестрейнджу.
- Уберите всех, перекройте все двери, окна, вентиляцию. Канализацию тоже, если умеете. У нас тут беглые куклы.

+2

4

Рудольфус поймал кукольную башку одной рукой, будто вынул из воздуха, будто она его ждала - квиддич развил, а дальнейшее отточило и глазомер, и реакцию.
Посмотрел в лицо кукле, на вытаращенные голубые глаза, лишенные ресниц, на курносый нос, на волосы, мягкой волной поднимающиеся надо лбом ровными рядами. Смял в кулаке податливый маггловский материал, уставился на раскомандовавшегося О'Рейли.
- Сэр? - вопросил тершийся рядом Гринуэй. Теперь, когда ирландец полез по столам, аврор жался к Лестрейнджу как побитая дворняга, явно не выказывая желания ни приближаться к контейнеру, ни отходить от рослого заместителя начальника отслеживания неправомерного использования магии.
- Всем покинуть помещение, - четко скомандовал Рудольфус, сверля спину О'Рейли тяжелым взглядом. Значит, тянет одеяло на себя. Как неосмотрительно в помещении, где может случиться все, что угодно.
Рудольфус попробовал на вкус эту мысль, размышляя о том, достаточно ли будет блоков, поставленных в его сознании Милордом, чтобы спрятать там убийство ликвидатора, но пока он еще мог себя сдерживать, пока он еще видел в этом смысл. Если дело здесь совсем не связано с работой Пожирателей Смерти, куда ценнее будет выяснить специфику проблемы, чтобы использовать то, что он узнает, позже, во благо Организации.
Убить О'Рейли он всегда успеет и так.
Эта мысль, сочная, сладкая, примирила Рудольфуса со слишком много взявшем на себя ирландцем, особенно на фоне Гринуэя, в рот заглядывающего прибывшему заместителю ДОМП.
- Но, сэр, - снова попытался возразить аврор.
Терпение Рудольфуса, и так не отличающееся запасами и существенно истраченное в ходе всей этой бестолковой операции в Бирмингеме, кончилось. Он отбросил кукольную голову прочь.
- Вон, - этого короткого "вон" оказалось достаточно. Гринуэй и нарезающий вокруг круги Флэннаган, все же раздобывший где-то какой-то потрепанный лист приличного формата, оказавшийся планом фабрики и прилегающих строений, шустро собрали своих ребят и покинули цех. Рудольфус мрачно проследил за спинами отянувшихся на выход авроров, развернул на весу заляпанный чем-то бурым план, пытаясь сообразить, с какой стороны смотреть. Проклятые магглы пользовались одним им известными закорючками в качестве обозначений, не пытаясь даже подумать о тех несчастных, которые могут рассматривать это подобие плана, но наконец Лестрейнджу удалось соориетироваться, обнаружив схематичное изображение ворот.
Перерадресовав распоряжение ирландца аврорам, Лестрейндж встряхнул зашуршавшим листом.
- Они перекроют снаружи и периметр, а мы зачистим все внутри. Не найдем кукол в зданиях, займемся территорией - в таком порядке.
У него мысли не мелькнуло, что О'Рейли может пожелать вызвать подмогу - куклы, пусть и проклятые, не вызывали у него опасения. В конц концов, Рудольфус давно сжился с мыслью, что это он самый страшный зверь в лесу.
- Накрытые контейнеры прикроем пока без осмотра, прямо поверх этой маггловской покрывашки, она все равно не повреждена. Займемся ими в последнюю очередь, - обратился он к ирландцу, расправляя план прямо на стене контейнера, оказавшегося ближе всего. Бурые пятна больше всего напоминали высохшую кровь, но не мешали читать план настолько, насколько Рудольфус вообще мог с этим справиться.
- Из этого помещения только два выхода - чрез один мы вошли, второй ведет в конвейерный цех. Вот вентиляционные шахты - одна здесь, вторая в том углу. Окна под потолками. Работаем по порядку. Осматриваем все здесь, затем перемещаемся в следующий цех. Зачищаем все, в каждой дыре. Крысы, щенки или, - он проглотил "маггловские ублюдки, забравшиеся сюда случайно погреться", - что-то еще - все уничтожается. Куклы,  - и тут Рудольфус снова ухмыльнулся, - уничтожаются в первую очередь.

+1

5

Лестрейндж посмотрел очень неодобрительно. Энгус почувствовал его взгляд спиной, но оборачиваться не стал. Пока в помещении были свидетели, поворачиваться к этому типу спиной можно было без колебаний, потом такое удовольствие станет рискованным.
Он был против деления людей на касты по принципу чистоты их гребаной магической крови (а кто не был бы против, если тебя записали в предпоследнюю снизу), но некоторые, вот например, Лестрейнджи, были слишком чистопородны, чтобы не казаться подозрительными. Вернее, они были слишком чистопородны и слишком высокомерны одновременно, и если речь заходила о том, чтобы доверить им контроль над чем-то значительным, их хотелось пристукнуть на опережение. Особенно когда со своими командами к тебе лезет какой-то мальчишка.
Авроры с сомнением потянулись на выход. Энгус, раз он уже стоял на столе, рассматривал потолок цеха, задрав голову. Куклы по задумке не были наделены способностью летать, но сюрприз! - способностью вылезать из коробок они тоже не были наделены. Но на потолке было слишком много теней, чтобы что-то рассмотреть с уверенностью, а значит, оставался шанс, что поганцы могут посыпаться на головы.
Энгус спрыгнул со стола и порадовался, что у него-то есть перчатки и защитный воротник из драконьей кожи.
- А вы мне на кой? - спросил он у оставшегося Лестрейнджа. - Правонарушения, совершенные человекообразными игрушками, тоже в вашем ведении? Если остаетесь, безопасность вам я не гарантирую.
Кстати, у Лестрейнджа был план, и он даже не держал его вверх ногами. Вот план мог остаться совершенно легально. Энгус подошел, посмотрел, ткнул пальцем в два вытянутых прямоугольника - склады.
- Вот это пусть опечатают в первую очередь.
Даже если основной товар уже вывезли, даже если на складах теперь в основном коробки кукольных глаз и волос, все равно ни один склад никогда не производил на него впечатления, что оттуда можно вывезти абсолютно все. По углам и на якобы пустых полках всегда прячется на полгрузовика хлама.
Лестрейндж продемонстрировал, что уверенно читает надписи на английском, и даже не спросил, что такое конвейер. Большое достижение для человека с такой фамилией. Энгус кивнул, неопределенно указал вверх.
- Под потолком могут быть коммуникации. Посматривайте на них.
Желание убивать крыс и щенков не говорило о человеке ничего хорошего. Энгус сомневался, что у них будет повод, потому что на фабриках игрушек собак не держат. Разве что сторож прикармливал кого-то, но дворовые псы не бегают внутри цехов. В любом случае выражение лица Лестрейнджа, когда он об этом говорил, вызывало желание начать с него, но Энгус решил подождать до первого дохлого щенка.
- Снимите чехлы со станков.
Он плотно запаковал в сетку все контейнеры, проверил угол, примечательный полным отсутствие других предметов и коммуникаций, и все утрамбовал туда - незримое расширение, как всегда, было незаменимо. Затем он оглянулся на станки и сразу отмел те, в которых не вышло бы спрятаться. Таких было большинство, и только пара штук вызывали подозрения. Энгус поддернул рукава мантии и с усмешкой посмотрел на Лестрейнджа.
- Хотите побыть механиком?
В этот момент что-то щелкнуло, и в зале погасли все лампы. Спасибо английской погоде, окна под высоким потолком почти не давали света. От дальней стены послышался топот множества маленьких ног и лязганье металла - слишком близко, чтобы тратить время на освещение.
Энгусу сегодня понравилось плести сети, так что он повторил Reticulum, и навстречу топоту полетела огромная сетка. Через секунду она с мягким шумом упала, и топот сменился возней, хотя несколько пар ног и после этого устремились в разных направлениях. Энгус чертыхнулся.
- Они знают, где рубильник! Найдите на схеме и обезопасьте.
Значит, все было несколько сложнее, чем просто кинуться толпой и затоптать. Что еще могли знать куклы? Устройство цехов, принципы работы механизмов? Очень вероятно. Как только будет ток, они смогут и станки запустить, а станки такая штука. Кое-что, работая вхолостую, и пожар тут устроит, а если зажует не то - может и на куски разлететься. И еще в них очень больно падать.
Он аппарировал к двери в конвейерный цех, расположение которой неплохо помнил, наглухо запечатал, и только после этого зажег свет.

0

6

- То, из-за чего эти человекообразные игрушки разбушевались, в моем ведении, - рыкнул Лестрейндж, даже не рассматривавший ситуацию, при которой его мог выставить вон какой-то ирландец.
Неправомерное использование магии было хорошим поводом для объяснения интереса Рудольфуса к любым происшествиям, даже подобного рода, а уж отчетливый душок темной магии делал игрушки объектом самого пристального внимания, а потому на провокацию ирландца он отреагировал, можно сказать, дружелюбно - без применения палочки.
На ремарку о безопасности ответил ухмылкой, не скрывающей, что ирландцу стоит больше думать о собственной безопасности, но вслух ничего говорить не стал: наглость иных полукровок отчего-то возрастала с возрастом, подпитываемая, видимо, мыслями, что, раз с ними ничего не случилось до сих пор, то и дальше дела будут обстоять не хуже.
Что же, бывало и такое - но с некоторыми случался Рудольфус, и больше они уже ничего не думали.
- Вы еще успеете распорядиться об этом, - ответил на распоряжение опечатать склады. Предложение было толковым - так и не скажешь, что от ирландца-полукровки, но если тот решил, что Лестрейндж будет бегать у него на посылках, то явно ошибался: взаимодействие департаментов решалось на месте и никаких точных рекомендаций. насколько Рудольфус знал, не существовало, а потому он продолжил изучать план, не двинувшись к выходу.
Пока ирландец суетился, Рудольфус неторопливо свернул лист бумаги, убрал во внутренний карман мантии - пусть лучше побудет при нем, хотя и так излишне: натренировавшись на схемах тактик квиддича, Лестрейндж мог представить любой отрезок плана, просто прикрыв веки.
Достал палочку, взвесил ее в руке - безопасность, о которой упоминал ирландец, Рудольфус мог обеспечить себе самостоятельно и без напоминания, как и настороженность, но не стоило демонстрировать, насколько министерский чиновник не из низшего звена по реакциям похож на бывалого хит-визарда, так что Лестрейндж заставил себя расслабиться, небрежно взмахнул палочкой, стаскивая со станков все,что их укрывало, махнул ирландцу - мол, приступай.
Тот засучил рукава, сразу же став неотличимым от грязного маггла, обратился к Лестрейнджу с чем-то вроде шутки, которую хотелось вбить ему обратно в глотку вместе с зубами.
Вбить не сложилось - Лестрейндж крутанулся вокруг себя, бесшумно меняя дислокацию, но к распоряжению Энгуса не прислушался, а, держа палочку наизготовку, пошел на звук, прислушиваясь к возне и негромкому раздраженному писку.
Когда в цеху вновь зажегся свет, Лестрейндж сидел на корточках возле сети, в которой шевелился улов - шесть кукол разнообразного размера и вида злобно трепыхались, высовывая пластиковые негнущиеся руки сквозь ячейки в сторону Лестрейнджа.
- Боитесь темноты? - бросил он ирландцу, не оборачиваясь, а затем Петрификусом прекратил шевеление пяти из пойманных игрушек. Шестая - бледно-розовый паяц с барабаном на шее - продолжала пищать на одной и той же назойливой ноте.
Лестрейндж разрезал сеть чарами, приклеил неподвижные туловища к полу и, перехватив паяца поперек туловища, поднялся на ноги, разглядывая находку - тот щелкал неожиданно тщательно выполненными зубами, даже на вид довольно острыми и рассматривал Рудольфуса в ответ лишенными выражения вытаращенными глазами.
- Я здесь ради этих мелких ублюдков, сохранность фабрики - не моя забота. Хочешь беспокоиться об этом - валяй, сам беспокойся, стой у рубильника. А я собираюсь отловить этих тварей всех до единой - при свете или в темноте, так что не мешайся под ногами, - полную дружелюбия тираду прервало грязное ругательство: кукла изловчилась и, извернувшись, едва не выскользнула. Рудольфус сжал покрепче кулак, чувствуя сопротивление неожиданно твердого тельца, ткнул большим пальцем паяцу в широко распахнутый глаз. Тот дернулся и вцепился Лестрейнджу в палец, за что и поплатился: секундой позже тяжелая подошва сапога прекратила любые признаки жизни в игрушке.
- Их наделили не только подобием жизни, - констатировал он, пнув останки паяца. - Злобности в них хватит на двух магов.
И это, признаться, нравилось Рудольфусу больше всего - уничтожать доверчиво ползущие к нему куклы было совсем не так весело, как устроить здесь охоту на крыс, даже учитывая наличие ирландца.
Он осмотрелся - то, что до сих пор в помещении ничто не выдавало наличие угрозы, было показательно. Скастовав Гоменув Ревелио, ожидаемо ничего не показавший, Рудольфус двинулся по периметру цеха, задрав голову и всматриваясь в обшарпанные фабричные стены и тянущиеся по ним широкие трубы, используемые не то для отопления, не то еще Мерлин знает, для чего. В одной из них, в самой углу, на стыке с другой, чернел разрыв - металл разошелся в разные стороны лепестками, как будто что-то изнутри с силой пробивало себе путь.
Лестрейндж вздернул повыше палочку с Люмосом.
- Вот как они умудрились не попасться нам на глаза, - он все еще разглядывал трубу, как вдруг в противоположном углу снова послышался топот.
Рудольфус резко развернулся, пуская из волшебной палочки струю воды по направлению звука, а затем, едва замах был окончен, заморозил разлитую воду Глациусом - послышался усиливающийся писк, звуки падений, упругие хлопки. Он направился было в сторону очередного явления кукол, как из трубы под потолком на него вывалился плюшевый медвежонок, выпачканный в подсыхающей крови: если тут и были крысы или псы, то до появления Лестрейнджа они, по всей видимости, уже не дожили.
Медведь вцепился Рудольфусу в волосы, и тот не без труда сорвал его с себя, на сей раз не помня о необходимости изображать безобидность: Секо разделило туловище медведя на две половины, но Лестрейндж не остановился, снова вздергивая палочку, и огненная плеть подпалила уже неподвижную куклу. Рудольфус сплюнул на пол, закурил и стер проступившую кровь с длинной царапины на щеке, а когда развернулся прочь от вонючего дыма, в углу, где поблескивал лед, уже никого не было.
- У них где-то гнездо, - пробормотал он, снова всматриваясь вверх.

+1

7

Лестрейндж был удивительно восприимчив ко всему, что могло сойти за оскорбление его драгоценной персоны. Не очень удобное качество для его подчинённых, но Энгуса полностью устраивало. Он посмотрел на шишку из ДОМП с абсолютным равнодушием.
- Уже успел, - он вынул из кармана кусок пергамента, зачарованный Протеевыми чарами для быстрой связи с дежурным в департаменте, коснулся его палочкой. - И вот успел ещё раз. Надеюсь, мои люди могут рассчитывать на содействие ваших без вашего посредничества, если вы слишком заняты для решения таких вопросов.
Еще бы, ведь чтение жалких маггловских схем, должно быть, страшно действует на нервы. Хотя надо отдать Лестрейнджу и его выдержке должное, он даже не побрезговал положить эту бумагу в карман мантии и послушно снял со станков чехлы, а не сжег их на месте (плохой вариант для непроветриваемого  помещения). Энгус отвернулся и занялся своей работой.
Уже через несколько мгновений жизнь подтвердила, что лучше бы он остался здесь один. Идея уронить на Лестрейнджа что-нибудь тяжелое или ступефаем обеспечить ему заслуженный отдых перестала казаться неблагоразумной.
Mearaidhe, go n-ithe an tochas thú.
- Боюсь плохой видимости, - он подошел к сети, где Лестрейндж уже разбирался с плохой добычей. - В нашей работе принято задействовать глаза.
И мозг. Энгус испытал краткий приступ симпатии к кукле, цапнувшей Лестрейнда за палец, и починил сеть. Теперь она плотно притягивала уцелевших кукол к полу, несмотря на то, что они были приклеены.
- Отловить этих тварей, - сообщил он размеренно, - вам могут помешать включившиеся станки, часть из которых способна устроить пожар, если будет работать вхолостую, часть - взорваться, а часть - затянуть в механизм вашу царственную задницу. Здесь требуется ликвидировать последствия незаконного колдовства, а не ловить злоумышленников, так что территория здесь моя, а не ваша. Либо следуйте моим указаниям и обезопасьте рубильник, либо, если вам не по чину, отдайте план и проваливайте воевать с игрушками в другом месте.
А еще можно сообщить в Министерство и уже в ДОМП поднять вопрос о том, что некоторые должностные лица превышают полномочия и мешают работать. Энгусу не слишком хотелось осложнять отношения с ДОМП, потому что несколько зануд имели к нему претензии, но он был уверен, что любые зануды только поприветствуют щелчок по носу засранца Лестрейнджа.
Энгус вернулся к месту, где стояли контейнеры, и попытался представить себе, куда могли бы разбежаться куклы, руководствуясь злобными намерениями и где могли бы проникнуть в вентиляцию. Однако додумать он не успел - из угла, где были оставлены запечатанные контейнеры, раздался странный звук. Сначала он не обратил внимания, поскольку сетка была надежна, а затем стало поздно. Раздался лязг металла, и контейнер, очевидно, проклятый сам по себе, распался на части. Игрушки хлынули наружу, весь цех наполнился топотом, стуком, шуршанием того, что могло быть колесами.
Твою. Мать. Creo Aurum.
Вихрь смел значительную часть существ назад в угол, но из-за темноты охватить всех было невозможно, да и управлять потоком воздуха такой силы можно только приблизительно. Энгус надеялся, что Лестрейндж даст ему с полминуты, чтобы обезопасить угол снова.
- Рубильник! - он попытался перекричать ветер. - Обесточь все к чертям!

magic

Creo Aurum - Вызывает смерч, сметающий все на своем пути.

0

8

- Только если ваши люди не будут мешаться моим под ногами, - ответствовал Лестрейндж, всем своим видом демонстрируя, что не считает необходимым присутствие ликвидаторов. Здесь и возни-то было всего ничего - как обошлись без оперативников, так обошлись бы и без вот таких вот считающих себя самыми умными ублюдками.
- Ваша территория  - картофельное поле. А здесь поумерьте пыл, - Рудольфус, все еще осваивающий премудрость игнорировать то, что ему не нравилось, но при этом искренне симпатизирующий второму варианту, подразумевающему тотальное уничтожение объекта раздражения, окончательно решил, что к рубильнику не притронется. - Боитесь темноты -  сами занимайтесь рубильником. А я займусь охраной магического порядка.
Приказы, отданные в такое форме, едва ли могли настроить его на иной лад, не говоря уж о том, что ирландец, кажется, возомнил, будто главный здесь он. По крайней мере, распоряжался так, будто имел на это право - хотя все, что касалось прав, прошло мимо него и его семейки еще во времена Генриха Второго.
И уж если Лестрейндж заполучил карту, расставаться он с ней собирался не чуть не больше, чем выполнять приказы ирландца.

Затянувшись в последний раз, он отбросил сигарету, уходя из-под разрушенной трубы, напоследок запечатав ее сетью и разворачиваясь к одному из лопнувших контейнеров.
Проклятый ликвидатор не смог даже обеспечить отсутствие угрозы со стороны контейнеров, а еще претендовал на то, чтобы отдавать команды. Рудольфус, обычно мало интереса питающий к грызне меж департаментов, на сей раз остался впечатленным.
- Может, начнешь уже работать вместо того, чтобы играть с этими маггловскими игрушками? - кивнул он на станки, вокруг которых вертелся ликвидатор. Недалеко они продвинутся, если так и будут ходить кругами, ожидая нападения, а не атакуя самостоятельно, и Лестрейндж не собирался торчать здесь, в этом грязном помещении, вечность.
Игрушки, бросившиеся врассыпную, явно умели вести позиционную войну - они рассыпались по углам, в тенях и под прикрытием станков, и хотя Рудольфус достал нескольких уже отработанным и доказавшим свою эффективность Incineratius'ом, однако основная часть, разлетевшаяся в вихре, наверняка не пострадала. И, насколько Лестрейндж понимал, вихрь им тоже не причинил серьезного вреда.
Не то ирландец беспокоился о сохранности игрушек и намеревался снять с каждой из них проклятие, не то что-то еще, но Рудольфус предпочитал не оставлять врагов, даже таких жалких, даже в подобии жизни, а потому в бешенстве обернулся в сторону О'Рейли, едва видному в клубах дыма:
- Начинай уже, драккл тебя раздери!
Куда там. Ирландец все орал про свой рубильник, и его голос заглушался уже не только топотом игрушечных лап, но и просыпающимися станками: слышался лязг, скрип, что-то негромко шуршало в соседнем - конвейерном цеху.
Итак, куклы в самом деле запустили рубильник - и это внезапно настроило Рудольфуса заняться этой маггловской хренью.
Он припомнил схематичное изображение цеха, сориентировался в направлении и побежал туда. Завернув за один из накрытых сетью и пока еще целых контейнеров, осклабился: несколько уродливых игрушек, образовав живую лестницу, копались в металлическом ящике, подвешенном на стене. Дверца ящика, чей замок казался выгрызенным, качалась на одной петле, издавая скрип, который Рудольфус и услышал ранее: куклы точно знали, куда бежать.
Куклы, задери их Фенрир, действовали куда более слаженно, чем маги.

Рудольфус мысленно пересчитал игрушки, улыбнулся еще шире и вскинул палочку, останавливаясь в нескольких шагах.
Игрушка-металлический робот, балансирующая на краю ящика, повернулась в нему, сжимая в клешнях один из проводов, вытянутых из недр ящика, а затем растянула его и тянула, пока не разорвала. Лампы под потолком замигали, часть погасла, и Рудольфус швырнул в щиток Пиро, накрывая и кукол, и все рубильники, что там были.
Без сомнения, обесточивание вышло на славу: короткое замыкание вывело из строя оставшиеся лампы, заставив их разлететься в стеклянное крошево с громкими хлопками, а некоторые станки напоследок издали протяжный вой, останавливаясь, зато больше никаких неожиданностей от рубильника зловредный ирландец мог больше не ждать.
Кислая вонь расплавившейся проводки ударила в нос и была сметена простейшим Эванеско, а Лестрейндж развернулся обратно, возвращаясь к раскуроченному контейнеру.

+1

9

Энгус фыркнул. Его люди прекрасно справлялись со своей работой и даже отлично умели договариваться с другими подразделениями, если в дело не вмешивался какой-нибудь самодовольный ублюдок.
- До сих пор ваши люди умели следить за своими ногами и не ходить ими там, где работают ликвидаторы. Надеюсь, вы их не переучили.
С Лестрейнджа сталось бы. Энгус все еще не улавливал, какой к чертям магический порядок он тут намерен охранять, если субъектами этого порядка являются люди, а из людей тут были они вдвоем. Если вся его роль сводилась к тому, чтоб следить, правомерно ли Энгус действует, то не надо было так гордо раздуваться.
Он окинул Лестрейнджа взглядом, фыркнул еще раз и ничего не стал отвечать. Препираться надоело, к тому же это отвлекало. Он не хотел, чтобы сотрудничество прикрыли по жалобе какого-то говнюка, что ему недостаточно целовали зад.

Следом за первым развалился и второй контейнер. Лязг металла перекрыл гул множества просыпающихся механизмов. Со скрежетом двинулась конвейерная лента - Энгус хорошо знал этот звук и, кстати, не питал иллюзий на тему того, что на этой ленте можно уехать в какое-то хорошее и приятное место.
Это побуждало не церемониться больше с вещественными доказательствами.
Flammiferia.
Пламя охватило сразу весь нестройный хоровод игрушек, поднятый вихрем, и за те секунды, пока они завершили движение и попадали на пол, вся эта масса распалась на догорающие деревянные обломки, оплавленный пластик и раскаленные металлические фрагменты. Все это воняло, но другого вреда причинить больше не могло.
Огонь ослеплял, но не мешал слышать, как мелкие ублюдки подбираются все ближе. Энгус крутанулся на месте, сметая игрушки по кругу и снова в угол, где их добила новая струя огня.
Потом он нашел взглядом Лестрейнджа. Тот наконец осознал правила поведения на картофельном поле Энгуса и теперь возвращался от рубильника. Станки перестали работать. Энгус сделал над собой усилие и кивнул ему. В этот момент под потолком что-то заскрипело, загудело, и сработала система пожаротушения. С потолка, как дождь, полилась технически пахнущая вода.
Когда первый шок прошел, Энгус расхохотался, даже не думая останавливать внезапный душ. Капли казались мелкими, но волосы уже намокли, под воротник начало затекать, а рабочая мантия, заговоренная от такого рода неприятностей, уже заблестела от воды.
- Мне нужны образцы, - сказал он Лестрейнджу практически миролюбиво. - Прикройте, пока я их коллекционирую.
Судя по слаженности и эффективности, мерзких тварей приоритетнее было уничтожить, чем задержать. Но эксперты огорчатся, если им не дадут хоть несколько игрушек разобрать самим и понять, какое проклятие тут сработало. А может даже, кто сработал - если почерк достаточно уникален.
Первую игрушку, небольшого пупса в оборванной распашонке, Энгус манящими чарами подозвал из-под станка, куда тот пытался заползти, зафиксировал, уменьшил, упаковал в коробку и сунул в карман. Карманы в рабочей мантии были практически безразмерными. Та же участь постигла плюшевую тварь, немного похожую на медвежонка. Потом он нацелился на машинку, которая решила проскочить по диагонали через цех, к какому-то люку.

колдунство

Flammiferia - Струя огня из палочки. Мощный огненный поток. Указано, что для орденцев, но я думаю, у ликвидаторов тоже должны быть способы что-нибудь быренько сжечь.

+1

10

Кивок ирландца Лестрейндж заметил, но отвечать на него не подумал. Однако азарт, захвативший его, несколько смягчил накалившуюся было обстановку - сейчас они с О'Рейли были на одой стороне, и хотя это союзничество было вынужденным и едва ли доставляло обоим радость, приходилось считаться с ситуацией и наличием общего врага. К тому же, как гласил здравый смысл, изредка преуспевающий в том, чтобы достучаться до Рудольфуса, ликвидатор мог получше разобраться с причинами этого восстания игрушек, а потому мог оказаться полезным и Лестрейнджу.
В отличие от ирландца, смеяться Рудольфуса не потянуло. Он только раз дернул головой, находя взглядом систему пожаротушения под потолком, и отбросил назад мокрые пряди волос, облепившие лоб. Неожиданный душ мешал ему прикурить следующую сигарету, но пока Рудольфус компенсировал невозможность затянуться возней со взбесившимися куклами.
- Не увлекайтесь, - буркнул Рудольфус, которому больше по душе была мысль сжечь каждую из игрушек, а затем и всю эту маггловскую фабрику, но, тем не менее, отследил перемещение Энгуса и двинулся за ним, по пути высматривая новых атакующих.
Под сапогами периодически хрустели и ломались сожженные останки первой волны, и Рудольфус шел прямо по ним, не обращая внимания на слабые попытки редких кукол ухватить его за подошвы оплавившимися руками или лапами. Не без удовольствия, он наступал на головы мелких тварей, когда мог различить в этом месиве голову, и, когда кукла переставала дергаться под сапогом, не торопился убрать тяжелую подошву или каблук.
Постепенно те твари, что еще не познакомились как следует с дурным настроением Лестрейнджа и рабочим пылом О'Рейли, принялись пытаться сбежать - ликвидатор ловко паковал их, чуть ли не собирая коллекцию, а Лестрейндж держался настороже и приканчивал тех, чей собрат уже оказался в карманах ирландца.
Прекращение душа он заметил не сразу - видимо, закончилась вода. В помещении тянуло кислым и сыростью, оплавленные останки плавали в мелких лужах, а те игрушки, что еще не попали под заклятья магов, существенно потеряли во внешнем виде из-за свалявшегося мокрого искусственного меха и потекшей краски.
Постепенно взгляд перестал выхватывать даже намек на движение среди павших игрушек и остановившихся механизмов - Рудольфус несколько раз оглядел помещение, особое внимание уделяя вентиляции и затененным укрытиям, но не заметил ничего необычного. Он собрался уже было предложить О'Рейли двинуться дальше исключительно с целью зачистки, если тот уже собрал требуемую коллекцию, но его опередили: из зева вентиляционной трубы посыпались новые твари, на сей раз покрупнее первых нападающих. Уродливые маггловские куклы шлепались в лужи и, не обращая внимания на мгновенно намокающие кринолины и штаны, неуклюж поднимались и весьма бодрым шагом направлялись к магам. Игрушечные собаки, слоны и Мерлин знает, что еще, бесшумно двигались следом - некоторые достигали высоты, сопоставимой с настоящей собакой некрупной породы. Стеклянные глаза блестели в темноте - так, будто в каждой твари был собственный источник этого подобия жизни.
Рудольфус сплюнул, избавляясь от кислого привкуса воды и дыма, передернул плечами. Зачарованная мантия чуть отсырела, становясь тяжелее, и он перекинул несколько раз палочку из рук в руку, готовясь повеселиться.
Степефаи, веером сорвавшиеся с его палочки, расшвыряли первую линию врагов - куклы налетали на тех, кто шел сзади, опрокидывали их, более тяжелые волочили за собой тех, кто был полегче. Рудольфус не ленился, переходя от заклинания к заклинанию, не делая пауз, связывая формулы чар. Его палочка послушно поднималась и опускалась - быстро, четко. Он больше не думал о том, что не следовало бы демонстрировать настолько отточенную подготовку перед посторонними, полностью отдавшись отражением этой новой волны, но игрушек было больше, намного больше. Все новые и новые мягкие звери, куклы, механизмы и металлические уродцы вываливались из трубы, которая уже начала раскачиваться под воздействием бегущих по ней ног, лап и колес, и на смену павшим вставали новые твари.
Лестрейндж кинул на трубу быстрый взгляд, следом швырнул бомбарду, обрушивая ее - взрыв перебил крепление нескольких секций, железо застонало, прогнулось, и часть трубы полетела на пол с приличной высоты, погребая под собой марширующую армию и выбрасывая тех, кто еще не успел десантироваться в цех.
Грохот будто придал игрушкам ускорения - они рванули вперед, помещение наполнил писк и скрип. Рудольфус грязно выругался, ускорил замахи.
- Да тут их сотни, - сквозь зубы пробормотал он в сторону О'Рейли. - Их гнездо где-то спрятано - где-то. где могло поместиться такое количество тварей.
Фабрика, казавшаяся такой пустой в начале приключения, теперь больше походила на муравейник, в который кто-то воткнул палку.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Загодя 1991 » Поиграй со мной (весна 1980)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC