Вниз

1995: Voldemort rises! Can you believe in that?

Объявление

Добро пожаловать на литературную форумную ролевую игру по произведениям Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

Название ролевого проекта: RISE
Рейтинг: R
Система игры: эпизодическая
Время действия: 1996 год
Возрождение Тёмного Лорда.
КОЛОНКА НОВОСТЕЙ


Очередность постов в сюжетных эпизодах


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (настоящее) » To get you out of the cage (9-10 февраля 1996)


To get you out of the cage (9-10 февраля 1996)

Сообщений 31 страница 34 из 34

1

Название эпизода: To get you out of the cage
Дата и время: ночь с 9 на 10 февраля 1996
Участники: Яэль Гамп, Рабастан Лестрейндж

Дом Яэль. Лондон, Хакни-Уик.
Уточнение планов и последние приготовления перед... помолвкой?

0

31

- Отлично, - он уже не слушает - кушетка там или боггарт в шкафу. Перехватив подушку, зависшую в темном коридоре, Лестрейндж вытаскивает палочку, кастует невербально Люмос. - Начну с анимагии.
Он чуть ли не оправдывается, но шутка ли дело - целая библиотека.
- Доброй, - кивает благодарно, притормаживает на середине лестницы, не очень понимая, нужно ли говорить что-то еще.
Яэль смотрит на него нечитаемо, но сейчас его это вовсе не раздражает, даже наоборот, вызывает смутный интерес. Ему вроде как крупно повезло с ней, приходит в голову.
- Спасибо. - Он откашливается и повторяет уже громче. - Спасибо.
Чувствуя себя совсем тупо - в одной руке подушка, в другой - волшебная палочка, освещающая путь - он продолжает смотреть на женщину, опираясь плечом на стену. Лестница не длинная, но он неожиданно перестает торопиться наверх, в вожделенную библиотеку.
- Если не сможешь уснуть, я, - он затыкается и молчит так долго, что привлекает даже внимание кота, - буду рад компании.
Это почти не ложь, и Лестрейндж не уверен, где границы этого почти. В его реальности он не может быть рад компании, да и сама фраза не из его лексикона, но ему даже интересно, как долго они смогут находиться бок о бок и не раздражать друг друга. Полезный эксперимент, и лучше выяснить это еще на берегу.
- А как рассветет, я посмотрю, где в этом доме щиток распределения. У тебя он должен быть - у всех маггловских домов есть, от этого зависит электричество, - чтобы как-то отвлечь ее от предыдущих своих слов, Лестрейндж с головой ныряет в маггловедение, которое изрядно повторил за время, прошедшее с побега из тюрьмы. Вряд ли от него будет много пользы - если бы проблема решалась только тумблерами, о которых двадцать лет назад рассказывала ему Бэрбидж, ведя экскурсию по своему дому, Гамп наверняка справилась бы и сама - но уж лучше говорить об электричестве, чем о чем-то еще.

+1

32

Яэль не ожидала, что Рабастан продолжит. Это и удивляет, и восхищает - Лестрейндж сложнее головоломки: только кажется, что ты разгадала одну грань, как кубик поворачивается другой стороной, другим набором кажущихся хаотичными вещей, в которых надо разобраться. Это подкупает, это очаровывает. Не раздражает, на удивление, хотя Лиса думала, что никогда не будет готовой к тому, чтобы нырять вглубь чужой души и пытаться понимать.
Что она вообще знает о жизни? Дважды будучи в браке, так и не избавившись от шелухи собственных сомнений, Гамп застывает, смотря на застывшего на лестнице мужчину. Он сейчас - смешной и трогательный с этой подушкой, с этим выражением лица, когда больше не хмурится.
- Пожалуйста. - Отвечает ему в лад Яэль, уже не сдерживая улыбку. Катастрофа обиды на Лестрейнджа проходит, забывается. А ведь и тогда, и уже много раз, может быть, был шанс понять друг друга, если бы Лиса не бросалась в первую же обиду, если бы помедлила.
Они же... партнеры. Они должны узнать друг друга, раз уж выбрали тянуть лямку жизни вместе, во имя будущего.
Раздумывая долгий миг, после такого странного предложения-приглашения, Яэль сначала пытается покачать головой, а потом кивнуть. Получается смешное дерганье. Вздыхает.
- Я, правда, хочу чтобы ты чувствовал себя комфортно, да и... там только одна кушетка и рабочий стол со стулом. Не думаю, что это удобно, разве что если ты не будешь против, если я посижу рядом лисой.
"Сейчас скажу глупость, остановите меня кто-то..." - разум выбрасывает белый флаг.
- С тобой спокойно, если я не пытаюсь с тобой спорить. Отдыхай... - Яэль отворачивается, кивая на стену.
- А, эта штука. Здесь, в нише под лестницей. - Минута еще сомнений. Почти торгов с тобой, но, кажется, на сегодня с Рабастана хватит удивлений или лучше все рассказать сразу?
- В подвале зельеварческая... ну, вернее - мой любительский набор. Одно время, когда с работой не ладилось, я думала, что брошу Аврорат и уйду в зельевары. С тех пор котлы и прочее осталось. На чердаке всякий хлам. Просто чтобы ты знал. Доброй ночи. - Они так долго прощаются, а все не покидают своих нелепых мест - на лестнице и в коридоре. Наконец, Яэль решается, уходит на кухню. Включает воду, отложив палочку, медленно моет посуду, протирает всю, потом стол. Потом садится за него, смотря в ровное пламя свечи, прикуривает, наливает себе вина.
"Жаль, наш Род лишен дара предвиденья. Жаль..." - Яэль бы не отказалась погадать сейчас. Но остается только неспешно цедить вино, курить.
Приблуда лезет на руки, но его приходится согнать, когда ведьма, чувствуя, что так и уснуть сидя можно, уже тушит очередную сигарету, моет бокалы и, пряча почти пустую бутылку, решает, что пора и спать.
В ванной, в отражении зеркала бледная женщина с заметным сейчас покраснением сонных глаз. Яэль пожимает плечами, смотря на отражение.
"А что ты хотела?"
Коты поджидают на лестнице, подниматься с ними, подсвечивая себе дорогу палочкой - не впервые, а вот видеть, как светится за приоткрытой дверью библиотеки - странно. Замирая у нее, не касается ручки двери. Слишком много выпито, слишком не то состояние, чтобы продолжать разговор, тем более, что у них теперь, оказывается, есть все вечера и ночи.

Вот только сон не идет - знал ли Рабастан или, он-то, умеет угадывать будущее, но, проворочавшись час в постели, как все кошатники, умудряясь осторожно не перебудить котов, Гамп встает, касается волшебной палочки.
Переход - это давно не страшно и даже не больно и так, когда ты зверь, болящая конечность, вечное проклятие хромоты - ощущается иначе. Покрутившись по комнате, сопровождаемая взглядами зверей, лиса выходит в коридор, принюхивается, запоминая как пахнет книгами и человеком от двери в библиотеку, протискивается туда, пользуясь полумраком. Садится у одного из стеллажей, чуть склоняя голову, смотрит на человека.
"Надо же... со щитком он задумал разобраться."
Смутное чувство, странное для зверя, но не для женщины - кажется, у наивной и оголтелой влюбленности проявляется глубина. Хотя слишком рано об этом думать и лучше не надо, но как же хочется, чтобы на неё смотрели так, как Баст смотрит в книгу.

0

33

Да у нее даже зельеварческая лаборатория есть. Неплохо. Он в зельях не силен, даже, пожалуй, хогвартскую программу вспомнит разве что с пятого на десятое, и сварит себе разве что бодроперцовое - кажется, только его нельзя превратить в яд - зато может быть неплохим ассистентом, как они с Вэнс выяснили за последние месяцы. То есть, возможно, это ему кажется, что неплохим - а Вэнс в своем положении полупленницы сглаживает углы.
В общем, зельеварческая лаборатория оказывается сюрпризом, но больше приятным - в крайнем случае, Яэль может что-нибудь сварить. Зато объясняется, откуда у нее свежая настойка бадьяна.
Он не хочет думать, о каком таком крайнем случае может идти речь, деловито кивает на указанное "под лестницей" и продолжает стоять на месте.
И она продолжает - ситуация немного неловкая, но что именно не так, он не очень-то понимает. И только когда Яэль наконец-то собирается и удаляется обратно на кухню - коты бегут за ней, недоверчиво оглядываясь на него - Лестрейндж возобновляет свой подъем, поудобнее перехватывая подушку.

В библиотеке он довольно быстро находит интересующее его - она аккуратна с книгами, и все, что касается анимагии, включая и уже им прочитанное, стоит рядом. Он вытаскивает пол полки, садится за стол, располагая книги в том же порядке, в котором их вытащил. Вытягивает ноги, пристраивает палочку с засвеченным Люмосом поудобнее, берет верхнюю и откидывается на спинку стула - он сыт, спокоен и чувствует себя практически в безопасности.
Подушка уже забыта на кушетке, куда интереснее сейчас то, о чем говорила МакГонагалл - появление между ними этого долга жизни изрядно его беспокоит. Не то чтобы для него это в новинку - Лестрейндж без удовольствия прикидывает, сколько за ним долгов, считая Непреложные, - но он хочет больше узнать о том, с какими еще подводными камнями ему, возможно, предстоит столкнуться. Лучше всего, разумеется, сделать это было у МакГонагалл, но их разговор, определенно достаточно сложный и неприятный для обоих, коснулся совсем других проблем, так что Лестрейндж предпочел отнестись к выяснению деталей как к самостоятельному заданию. А с самостоятельными заданиями проблем у него никогда не было.
Он слышит, как Яэль поднимается на второй этаж, видит и тусклый свет в приоткрытую дверь библиотеки, однако не отрывается от чтения, чтобы вновь не попасть в ту нелепую ситуацию, как на лестнице, со всем этим молчанием, кучей вопросов на языке и полным сумбуром в мыслях.
Он, кажется, и так пережал с этим приглашением - иначе что значит ее ответ, необходимость оборачиваться в лису.
И в самом деле, она, чуть задержавшись у дверей, проходит дальше.
Лестрейндж понимает, что перечитывает один и тот же абзац в третий раз, утомленно прикрывает глаза, наощупь переворачивает страницу. Сомнения в том, что он верно поступил, оставшись здесь, усиливаются, стоит лишь на миг отвлечься от проблем анимагии - впрочем, с сомнениями так оно обычно и бывает, а потому рэйвенкловец до мозга костей, книжный червь и в прошлом очень перспективный маг-теоретик Рабастан Лестрейндж возвращается к тому абзацу, который прочел и воспринял, и читает дальше, старательно игнорируя то, что Розье беснуется где-то за затылком, не понимая, почему они сидят здесь, а не выясняют, как далеко простирается гостеприимство Яэль Гамп.
Читать нет никакой возможности в такой нервной обстановке, и Лестрейнджу приходится совершить пару кругов почета по библиотеке, проглядеть все названия и имена авторов с переплетов аккуратно расставленных книг, выбрать менее занудный - первые признаки деградации налицо, думает он уныло - талмуд и с ним уже перейти на кушетку в надежде, что минимальный комфорт угомонит его беспокойного давно мертвого приятеля.
Он и правда устраивается с удобством - положа ноги на придвинутый к кушетке стул, опираясь локтем на подушку. И даже находит кое-что, имеющее отношение к его проблеме, избавиться от которой ему помогла Минерва - неполное магическое превращение, стагнация, обрывание процесса трансформации в промежуточной форме и смертельная опасность этого. Разумеется, это изгоняет из головы лишние мысли, и к моменту, когда дверь в библиотеку все же открывается, Лестрейндж погружен в чтение.
Продолжает он читать и пока лиса сидит возле стеллажа. Она сидит совсем тихо, чинно разложив пушистый хвост.
Это немного странно - а будь Лестрейндж более социализированным, ему и вовсе показалось бы это очень странным - но его не раздражает ее присутствие в анимагической форме. Ему редко когда нужна компания - и особенно после Азкабана, и минуты редкого уединения большая роскошь, но его все равно не раздражает ее присутствие.
Не отрываясь от чтения, Лестрейндж сдвигается на край кушетки, меняя положение и освобождая чуть больше места.
Это даже не приглашение, это намек на приглашение - и он делает вид, что совсем ее не замечает
Женщину, которая в собственном доме обратилась в лисицу, чтобы не спорить с ним и не мешать.
Мерлин, она ему даже не нравится, думает Лестрейндж по привычке.
И понимает, что это вообще-то не так.

+1

34

Лисы не умеют вскидывать брови и удивленно хлопать ресницами, зато они могут гримасничать в некоем подобии улыбки. Хотя Яэль точно не гримасничает - улыбается, замечая совсем краткое движение, небольшое отступление от уже освоенных границ. Места на кушетке достаточно для одного взрослого человека. Но и для зверя, который не сильно-то больше откормленных котов - тоже.
Рабастан не смотрит на зверя, зверь, посверлив взглядом мага, трет лапой за левым ухом, прежде чем подняться на лапы и перейти, запрыгивая на кушетку. Потоптаться, вкруг себя, устраиваясь, сворачиваясь рыжей шапкой, посматривая на мага, что сидит рядом. Читает в полумраке.
Лисы не видят мир цветным, но даже в этих оттенках серого и черного Яэль видит достаточно. И запоминает.
Человеком она бы не смогла просто так, даже если полуприкрыть глаза, смотреть на Лестрейнджа, не вызвав резонных вопросов о причинах такого внимания. Зверем быть проще. Да и легче запомнить человека таким, какой он на самом деле, когда забывает, что на него могут смотреть.
Умей анимаги говорить в звериной форме, Лиса бы рассказала, что, со временем, с практикой, он тоже научится не терять форму зверя, даже когда спит. Что контроль разума над сущностью будет сильнее, что нестабильных выбросов из одного тела в другое больше не будет, даже в какой-то части. Что единственно, что сможет прервать течение магии - это или заклинание развоплощения, или же дичайшая боль, которую, хотелось бы, чтобы Баст не узнал.
Лестрейндж может быть спокоен - его не потревожит ведьма. Но сказать об этом Лиса не может. Только, зевнув, отворачивая мордочку, устраивается поудобнее, засыпая. В конце концов, теперь этот дом, возможно, самое безопасное место на свете. По крайней мере, в это хочется верить.

0


Вы здесь » 1995: Voldemort rises! Can you believe in that? » Завершенные эпизоды (настоящее) » To get you out of the cage (9-10 февраля 1996)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC